Лента добра
Наука и техника
Больше интересного — в нашем Telegram
Партнерский материал

Правильные игры

Производители мяса играют с генетикой. К чему это приводит
Фото: Design Pics / Bill Barksdale / Diomedia

Для большинства людей генетика в животноводстве — лишь «скрытая издержка» производства, о ее роли мало кто задумывается, покупая себе стейк. Но для того, чтобы производить качественное мясо сегодня, необходимо знать свое поголовье на молекулярном уровне. Гастрономический журналист Владимир Крылов встретился с руководителем генетической лаборатории компании «Мираторг» — кандидатом биологических наук Николаем Елаткиным, чтобы расспросить о современных генетических технологиях в животноводстве.

Сто лет назад люди научились искусственно осеменять животных. Это была настоящая революция в животноводстве: расширилась география селекции — замороженное семя начали перевозить по всему миру, а селекционеры наконец-то преодолели отказ животных от спаривания; искусственное осеменение до сих пор является главным способом получения потомства у редких и исчезающих видов животных в зоопарках, например. Но все, что делали всего век назад, сегодня кажется уже «слепым» интуитивным способом.

Селекция — процесс необратимый и постоянный, как и эволюция. Теоретически можно остановиться, зафиксировать породу, расслабиться и выращивать обычных бычков… но в долгосрочной перспективе это невыгодно. Ни один производитель не стоит на месте: генетика в мясном животноводстве постоянно улучшается, качество животных меняется регулярно. Вполне вероятно, что топовый бык полувековой давности по современным меркам будет довольно посредственным, современные быки крупнее и их мясо вкуснее.

Геномная селекция — работа с целым геномом, с бесконечным разнообразием переменных. Общая сумма показателей животного собирается в индекс племенной ценности. В нем учитывается все, что можно посчитать: индекс здоровья, вес при рождении, эффективность кормления и даже темперамент (чем животное спокойнее, тем проще с ним работать). Коэффициент каждого из этих пунктов для каждой страны свой: грубо говоря, в России важен корм (коэффициент высокий), а в Новой Зеландии животные круглогодично едят подножный корм (коэффициент ниже). Используя быков, которые были оценены по тому или иному признаку как лучшие из лучших, меняется общий генофонд стада.

«Мираторг» периодически отправляет биоматериал своих животных в Американскую ассоциацию ангусов, чтобы определить свое место в мире. «Мы гордимся, что в нашем поголовье есть племенные быки, которые входят в один процент мировой элиты! — рассказывает Николай Елаткин. — Они родились у нас, мы можем продавать их семя, но используем их в основном для осеменения собственных коров, биоматериал этих бычков качественно обогащает наш генофонд. В Америке больше заинтересованы в получении каркасных показателей (размер туши и доля прайма), а в России в сравнении с Америкой больший вес играют материнские показатели. Мы в начале долгого пути, когда думаем не только о мясе, но и об эффективности приплода».

«Для нас было важно создать Национальную ассоциацию по абердин-ангусской породе, чтобы активно использовать уже наработанный нами генетический опыт, технологии, экономику проекта и даже пресловутую особенность российского климата, — уточняет Елаткин. — Как результат, отечественное животноводство уже сократило зависимость от импортного генетического материала, одновременно с этим повысило эффективность племенной работы, а в среднесрочной перспективе, надеюсь, поможет нарастить экспорт высокопродуктивного поголовья».

Нужно ли делиться биоматериалами своих лучших племенных быков? Объяснить такое вкратце довольно сложно. Нужно понимать, что животноводство — все-таки бизнес, и здесь действуют примерно такие же законы, как и везде: когда у тебя конкурентное преимущество, то ты им не делишься.

С другой стороны, эта бизнес-индустрия подвержена быстрым изменениям, сегодняшний бык-чемпион завтра уже может быть аутсайдером. Все заинтересованы в том, чтобы индустрия развивалась, но если производитель хочет расти, то должен быть готов заплатить больше, чем конкурент.

Например, Ирландская ассоциация заводчиков всего 10 лет назад перешла на геномную оценку своего скота, притом на государственном уровне. Фермеры со всей Ирландии высылают пробирки с биоматериалом животных, лаборатории их оценивают, а обратно отправляют рекомендации по развитию скота — «какой корове какой бык нужен», если говорить грубо. Программа уже показала свою финансовую эффективность: хотя технология и не новая, совсем недавно она стала доступной. Говорят, скоро в Ирландии будут использовать методы геномного прогнозирования и для домашних животных.

Когда встает вопрос о сроках селекции, то «быстро только кошки родятся». Коровы вынашивают долго, редко какая корова может принести двух телят в один год. На ферме «Мираторга» мы отобрали несколько тысяч самых ценных «буренок», которые используются в специальном эмбриональном проекте. Это аналог человеческого ЭКО. С тех «буренок» селекционеры регулярно получают качественные эмбрионы, которые подсаживаются другим коровам на «донашивание». Таким образом, вместо одного теленка наиболее ценные коровы воспроизводят ежегодно по 25 телят с лучшей генетикой. Кажется, просто, но это кропотливый труд селекционеров и ветеринаров.

Кроме ЭКО ученые разрабатывают и другое перспективное направление — получение сексированного семени, то есть семени с заданным полом. Запустить этот проект перспективно не только для мясного животноводства, но и для молочного, где логично ценятся больше коровы.

«Объединив эти два метода, мы сможем получать в разы больше быков с превосходной генетикой каждый год, — убеждает Николай Елаткин. — Таким образом, улучшаются как производственные, так и качественные показатели. Генетика на сегодняшний день все еще очень дорогая, но необходимая часть всеобщего селекционного движения. Однако, как у любой технологии, существует и обратная зависимость. Чем больше пользуются технологией, тем она дешевле, чем дешевле технология, тем больше ей пользуются».

Может ли генетика дать мгновенный результат? Пожалуй, что нет. Странно это требовать от технологии «с отложенным действием». Стоит помнить, что генетика — прикладная наука, которая работает в паре с селекцией, то есть нельзя оценивать достижения одного в отрыве от другого. Обе технологии работают на результат, который можно будет измерить в будущем, но тяжело спрогнозировать сейчас.

Для того чтобы вывести говядину с превосходными вкусовыми качествами, необходима регулярная селекция. Но чтобы мясо было еще и доступным, нужно сперва удешевить производство, то есть определить объекты селекции — найти самых ценных быков из всего генофонда. Сложно достичь чего-то, когда не знаешь, куда идти. На сегодняшний день только с помощью генетики можно понять, чего реально достичь и как это возможно осуществить.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики