«Сбросить колониальное иго»

Как Советская армия заставила Армению покинуть СССР

Бывший СССР

Фото: Александр Земляниченко / AP

Десять тысяч и два человека — именно столько жителей Армении 28 лет назад пожелали остаться в составе СССР. Это примерно 0,5 процента избирателей, проголосовавших 21 сентября 1991 года на референдуме о независимости Армении. С их мнением не согласились примерно два миллиона армян. По итогам всенародного голосования на карте мира появилась Третья Армянская Республика, а эта дата стала главным государственным праздником. О том, какие события предшествовали этому дню, какую роль сыграла в них Советская армия и за что союзные власти арестовали будущего президента Армении, — в материале «Ленты.ру».

***

«У Армении есть шанс стать четвертой республикой Советского Союза, где к власти может прийти национальное правительство, проводящее самостоятельную политику. Это открывает перед нашим народом возможность сбросить 70-летнее колониальное иго и встать на путь независимого развития. Понятно, что это отнюдь не входит в планы империи и ее местных прислужников», — с этих слов в 1990 году начался официальный процесс выхода Армении из состава СССР. Те, кто стоял за этим заявлением, позже возглавили Армению и повели ее по пути создания независимого государства. До провозглашения Ереваном независимости оставалось три месяца.

Этот текст был подписан членами Армянского общенационального движения (АОД) и представителями комитета «Карабах» 30 мая 1990 года — через три дня после боя армянских ополченцев с советскими войсками в Ереване. Политическое напряжение между Ереваном и Москвой росло не по дням, а по часам. Все это происходило на фоне усугубления ситуации в Карабахе — там дело шло к войне. Армянские лидеры обвиняли Москву в политических репрессиях, незаконных арестах и провокациях, целью которых было подавление армянского национального возрождения. Сложившаяся ситуация уже тогда предопределила дальнейшие события: вывод страны из состава СССР и обретение Арменией давно утраченной, но истово желанной независимости — собственного государства.

***

История армянской государственности теряется в глубине веков. Первые протоармянские образования появились на Армянском нагорье еще во втором тысячелетии до нашей эры. Это были племенные союзы, в которые входили лувийцы, хурриты, мигрировавшие с Балкан мушки и другие. Из такого этнического «компота» к первой половине I тысячелетия до н.э. и сформировался армянский народ.

Первое документальное упоминание армян и Армении относится к 521 году до н.э. — знаменитая Бехистунская надпись, сделанная персидским царем Дарием I. В то время Армения входила в состав империи Ахеменидов в качестве сатрапии (области). Однако с развалом персидского государства, обусловленным «визитом вежливости» Александра Македонского, Армения в 331 году до н.э. получила независимость, во главе государства встала династия Ервандидов (Оронтиды). Эту дату можно считать днем рождения армянской государственности — возникло государство, впоследствии ставшее Великой Арменией.

С тех пор армянская государственность то укреплялась, то ослабевала. И даже полностью исчезала на несколько сотен лет, пока распад Российской империи не запустил первый парад суверенитетов. Весной 1918 года грузины заявили о создании Грузинской Демократической Республики, их примеру последовали азербайджанцы, провозгласив независимость Азербайджана, а 28 мая появилась независимая Армения. Этот день был объявлен Днем Первой Республики и считается государственным праздником.

Это была парламентская республика со столицей в Ереване (тогда — Эривань), которая просуществовала полтора года. Ровно до тех пор, пока Советская Россия не решила, что Закавказье должно быть советским. Весной 1920 года 11-я армия РККА (Красной армии) вошла в Азербайджан, подавила антисоветские протесты и советизировала республику. Дальше пришел черед Армении — в декабре 1920 года армянское правительство передало власть ревкому и сложило с себя полномочия. Первой Армянской Республики не стало. Пришедшая ей на смену Вторая республика, то есть Армянская ССР, просуществовала вплоть до распада Советского Союза и приняла непосредственное участие в этом событии.

***

Историки и политологи еще долго будут спорить о том, какие именно причины привели к распаду страны победившего социализма. Среди этих причин: неповоротливая бюрократия, неэффективная экономика, сверхцентрализованное управление, тоталитарная идеология, цензура, замалчивание внутренних проблем… Последнее сыграло особенно важную роль в развале СССР. На территории всей страны начали возникать межэтнические конфликты, адекватных ответов на которые у Москвы не было: волнения в Новом Узене в Казахстане; Ферганские события; конфликты в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии и так далее.

Для армян главным катализатором стал карабахский конфликт. Карабах, который армяне всегда считали частью армянского государства, еще в 1921 году был включен в состав советского Азербайджана как Нагорно-карабахская автономная область (НКАО). При этом регион продолжал оставаться территорией с преимущественно армянским населением, и это население все чаще выражало недовольство тем, что Баку проводит по отношению к этническим армянам дискриминационную политику.

«…Я старался изменить там демографию. Нагорный Карабах поднимал вопрос об открытии там института, вуза. …Я подумал, решил открыть, — вспоминал первый президент Азербайджана Гейдар Алиев в 2002 году. — Но с тем условием, чтобы было три сектора — азербайджанский, русский и армянский. Открыли. Азербайджанцев из прилегающих регионов мы направляли не в Баку, а туда. Этими и другими мерами я старался, чтобы в Нагорном Карабахе было больше азербайджанцев, а число армян сократилось».

В Ереване были не согласны с таким положением дел. Во второй половине 80-х недовольство начало выходить за пределы кухонь и кабинетов. Был создан комитет «Карабах», в который вошли видные армянские политики тех дней. Кто-то из них впоследствии стал таксистом, кто-то — президентом Армении. Комитет «Карабах» прямо требовал передачи НКАО Армении и призывал людей выходить на улицу. В феврале 1988 года на митинг комитета в Ереване вышел миллион (!!!) человек. В Азербайджане на это ответили этническими чистками — буквально на следующий день начались погромы армян в Сумгаите. Эта резня стала тем рубежом, за которым карабахский конфликт необратимо перешел в фазу вооруженного столкновения.

Но списывать обострение карабахского конфликта только на демографическую политику Баку и непосредственно события 1988-1989 годов не совсем верно. В своих воспоминаниях армянский писатель Зорий Балаян указывал, что в реальности карабахское движение началось задолго до 1988 года:

«Может, оно началось в тот день, когда азербайджанские вандалы бульдозером смели в селе Бананц Дашкесанского района памятник своим землякам, воинам-армянам, погибшим в Великой Отечественной? А может, когда топором прямо на борозде вспаханного поля убили восьмидесятилетнего пахаря и убийца остался безнаказанным? А может, когда шестеро насильников из Агдама надругались над шестнадцатилетней армянской девушкой и бросили ее тело на Вечный огонь в Степанакерте? Увы, было слишком много поводов и причин для начала Карабахского движения».

Армяне как в самом Карабахе, так и в Армении не раз и не два обращались к центральным властям с просьбой передать НКАО Армении. К делу подключилась армянская интеллигенция: в Москву отправляли телеграммы и ноты, а в феврале 1988 года Зорий Балаян вместе с коллегой по цеху, поэтессой Сильвой Капутикян были приняты в Москве Михаилом Горбачевым. Это было именно в тот день, 26 февраля, когда делегатов из Еревана поддержал миллион на улице. Выслушав просителей, Горбачев отказал в передаче Карабаха Армении, пообещав решить вопрос «социальными и культурными реформами».

Горбачев попытался отложить решение вопроса, попросил Балаяна и Капутикян распустить народ в Ереване и приостановить митинги на месяц. Они выполнили просьбу генсека и передали его послание.

«Они вернулись и заявили, что необходимо приостановить митинги: мы, мол, говорили с Горбачевым, он кое-что обещал, и необходимо на месяц приостановить проведение митингов. Площадь опустела, а 27 февраля начались сумгаитские погромы. Когда мы попытались выйти на улицу, площадь уже была оцеплена войсками», — вспоминал те дни политик Хачик Стамболцян, тесно сотрудничавший с комитетом «Карабах».

Отсутствие адекватной реакции Москвы, явные попытки замять карабахскую историю и выставить виноватыми в равной степени армян и азербайджанцев, а также резкая критика деятельности комитета «Карабах» вызвали еще большее раздражение в Армении. Первые митинги по карабахскому вопросу проходили под просоветскими лозунгами («Ленин — партия — Горбачев», «Мы верим словам Горбачева», «За перестройку, демократизацию, гласность» и так далее). Но впоследствии комитет «Карабах» пересмотрел свою позицию. Что неудивительно, ведь в конце 1988 года 5 из 11 членов комитета были арестованы по приказу присланного из Москвы генерала. Им был Альберт Макашов — комендант Еревана, назначенный во время визита Горбачева в Армению. Он объявил комендантский час, а арестованных экстрадировал в Москву.

Среди арестованных был Левон Тер-Петросян — будущий председатель Верховного совета Армении, затем — президент страны. Именно под руководством Тер-Петросяна в 1990 году Верховный совет Армении примет декларацию о независимости, а в 1991-м подтвердит ее референдумом. Но на тот момент Москва пока что просто санкционировала арест популярного армянского лидера, который требовал прекратить резню армян в Азербайджане. Это не могло не повлиять на восприятие советской власти со стороны населения Армении.

Доверие к центральной власти падало не только из-за ее политических просчетов. В 1990-1991 годах центробежные силы по всему Советскому Союзу уже явно давали о себе знать, периферия трещала по швам. Москва, в свою очередь, предпринимала попытки подавить недовольство на местах, часто пуская в ход силу. В Новом Узене, к примеру, для подавления конфликта были использованы танки и боевые вертолеты, а в Алма-Ате стихийный митинг, собравшийся после кадровых перестановок в местном правительстве, подавили с помощью внутренних войск.

В Армении таким эпизодом стали события 27 мая 1990 года, накануне Дня Первой Республики. За неделю до этого в стране прошел первый тур выборов в Верховный совет, на котором лидировало «Армянское общенациональное движение». Одним из его основателей был тот самый Левон Тер-Петросян, требовавший воссоединения Армении с Карабахом и арестованный за организацию массовых беспорядков. По оценке другого видного «аодовца», члена комитета «Карабах» Бабкена Араркцяна, результаты выборов послужили толчком к попытке Москвы навести порядок в Армении.

***

Воскресным утром 27 мая подразделения 7-й армии двинулись на Ереван с юга (Нубарашенский район). Уже в черте города их встретили отряды местной самообороны, которые попытались не допустить дальнейшего продвижения колонны. Завязалась перестрелка, в результате которой шесть армян были убиты, а войска двинулись к центру Еревана. К концу дня убитыми числились уже 27 ополченцев, погибли также мирные жители, порядка 40 горожан получили ранения; газета «Айк» через два дня писала, что советские солдаты в одном из районов Еревана открыли беспорядочную стрельбу по жилым домам. Потери военных — двое убитых, подполковник и лейтенант. Более печальных последствий удалось избежать благодаря прямым переговорам местного руководства с командованием советских войск.

Объективности ради следует отметить, что есть и иная версия о причинах трагедии. Ее придерживается армянский политик Арташес Гегамян, бывший в то время мэром Еревана. По мнению Гегамяна, столкновения 27 мая — результат «жуткой провокации», устроенной «поводырями АОД» с целью обвинить в случившемся Москву и создать антисоветский информационный фон. Но эта версия не выдерживает никакой критики. В сообщении о гибели подполковника Вячеслава Чекмарева указано, что военный пал в Ереване «во время отражения нападения боевиков на расположение 36-го оперативного полка ВВ». Но не бывает нападения боевиков на колонну бронетехники, по итогам которого нападающая сторона теряет 27 человек, не считая гражданских, десятки мирных жителей получают ранения, а потери атакованной стороны ограничиваются двумя смертями.

Более того, эта версия противоречит историческому контексту. К тому времени карабахское движение в Армении набрало максимальную силу, на этой волне национально-ориентированное АОД уже прошло в Верховный совет Армянской ССР, а из Карабаха в Ереван давно дошли вести о том, что советские войска открыто поддерживают Азербайджан.

В позиции Гегамяна есть еще одно противоречие. Этот политик известен как один из ярчайших сторонников прежней армянской власти — Республиканской партии Армении (РПА), проходил в парламент по ее списку. Однако на сайте РПА в разделе «История» указано, что члены партии 27 мая 1990 года «были в первых рядах тех, кто сопротивлялся советским войскам в Нубарашене». Более того, существует видео, снятое в те дни, на котором среди ополченцев запечатлен один из лидеров и идеологов РПА, национальный герой Армении Вазген Саркисян. Он был убит во время захвата армянского парламента в 1999 году, на момент смерти занимал должность премьер-министра. Таким образом, Гегамян в попытке дать политическую оценку событиям 27 мая 1990 года рубит сук, на котором сидит.

Так или иначе, карабахский конфликт — с одной стороны, и разложение СССР — с другой, несли разлад в армяно-советскую «идиллию». Через два месяца после майских боев в Ереване недавно избранный Верховный совет Армянской ССР принял декларацию о независимости. Он же одобрил решение игнорировать Всесоюзный референдум о сохранении СССР в 1991 году, вместо этого проведя плебисцит о выходе из СССР. Так не стало Второй Республики Армения и пришел черед Третьей.

О советском периоде в Армении вспоминают редко. Отношение армян к этому этапу истории своей страны неоднозначное. Его нельзя сравнить, скажем, с прибалтийским негативизмом, но и теплой ностальгии тоже нет. Пока что Армения старается игнорировать 69 лет своей истории — переворачивать эту страницу, не читая. Единственная связанная непосредственно с Советской Арменией дата, которую в стране отмечают как праздник, — это день, когда советская Армения исчезла.

***

На празднование 28-й годовщины независимости Армении государство выделило из бюджета 460 тысяч долларов. Для Армении это немаленькая сумма. На День независимости — главный государственный праздник, раз в год можно и раскошелиться. В этот день первые лица выступают с важными посланиями к нации, а нация заходит в Facebook и делает там… то же самое, в принципе. Через день, что совершенно нормально, праздничный флер слетает, и все возвращается на круги своя: армяне потихоньку строят страну.

В прошлом году у Армении появился шанс начать все заново: сменилась власть, произошла «бархатная революция», к власти пришли новые старые люди. С чем-то одним они справляются, с чем-то другим — не очень. Но Третья Республика живет и, главное, существует. После многовекового отсутствия государственности она у армян вновь появилась. На Земле насчитывается до 4 тысяч народов и народностей, но лишь немногим даровано иметь свое государство. Это возможность, которой остается воспользоваться. Как именно — решать армянам.

Элен Бабаян (Ереван) , специально для «Ленты.ру»

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности