Лента добра
Экономика
Больше интересного — в нашем Telegram

Кризис тепла

Жители Черногорска каждый год замерзают в своих квартирах
Фото: Денис Мукимов

В Сибири есть город угольщиков, жители которого из года в год замерзают в своих квартирах. О том, как они запутались в коммунальных проблемах и почему в хакасском Черногорске дети зимой не играют в снежки, — в репортаже «Ленты.ру».

Небалканская история

После столичного Абакана Черногорск кажется застывшим во времени. Лишь сайдинг на стенах двухэтажных каменных домов, коих большое множество в шахтерском городе, напоминает о веке 21. В будний солнечный день на улицах практически пустынно. Лишь немногочисленные классические российские бабушки у подъездов на скамеечках неторопливо обсуждают последние новости, да мамы с малышами гуляют на редких в городе детских площадках.

Все население Черногорска трудится. Кто-то на одном из двух оставшихся угольных разрезов, кто-то в Абакане, а многие работают вахтовым методом на просторах страны. Промышленных предприятий в городе осталось немного, а отношение к работе у сибирских черногорцев сохранилось шахтерское.

Мужчины здесь не проповедуют балканскую мужскую философию «а вдруг война, а я устал». В отличии от своих тезок на Балканах, они были и остаются главными наполнителями семейных бюджетов, добытчиками. Да и женщины здесь шахтерской закалки. Что они убедительно доказали в годы Великой Отечественной войны, когда заменили в шахтах мужчин. Уровень добычи угля при этом не упал. В Черногорске самый низкий процент безработицы в Хакасии, правда, на работу приходится ездить в соседний Абакан.

Черногорск стал городом при советской власти, в 1936-м. До этого поселок назывался Угольные Копи, и с начала прошлого века здесь активно добывали каменный уголь. При СССР Черногорск был процветающим промышленным городом, в Красноярском крае уступал лишь Красноярску и Норильску. В те годы на предприятиях Черногорска с удовольствием трудились жители Абакана.

Галина Мартынова, сотрудник городской администрации, вспоминает советское прошлое с теплой грустью. «Нам все завидовали. Сестра приезжала из Новосибирска и всегда удивлялась нашему уровню жизни, снабжению города».

Постсоветский период оказался для Черногорска самым тяжелым в его истории. В 90-е годы, впрочем, и сейчас тоже в Хакасии его называли Чикаго из-за высокой криминогенной обстановки, сложившейся на фоне массовых сокращений и безработицы. Закрылось большинство предприятий, многие шахты стали нерентабельными, зато автомобильный рынок стал самым крупным в регионе.

Теперь сюда, как было раньше, со всей республики никто не приезжает, командировочных со всего бывшего СССР здесь тоже не наблюдается. И абаканцы в Черногорске уже не работают, наоборот, больше половины черногорцев ездят на работу в столицу Хакасии. Благо, что это всего 18 километров, а большое количество «таксующих» частников за умеренную плату всегда готовы проехать это расстояние за несколько минут, пробок здесь не бывает.

Городской бюджет стал дефицитным, денег на поддержку инфраструктуры в нем катастрофически не хватает. Поэтому в подъездах многих домов сохранились остатки еще советского ремонта, дороги разбиты, особенно во дворах, серьезные проблемы с общественным транспортом. Но самая большая беда шахтерского города – отопление.

Холодный подход

В Черногорске около восьмидесяти тысяч жителей, из них девять тысяч проживает в Девятом поселке — самом старом районе города и самом проблемном для комунальщиков. Здесь находилась шахта номер девять, а жилые районы черногорцы до сих между собой именуют по названиям угольных шахт. Отсюда и начинался город, хотя сейчас это окраина. Первые 30 двухэтажных каменных домов для горняков построены на улице Кирова в середине прошлого века.

В этих «сталинках» живут и сейчас, причем рядом с потрепанными временем фасадами выделяются отдельные нарядные дома, обитые сайдингом. Черногорский старожил, пенсионер Владимир Куприянов уверяет, что «сайдинг от холода не спасает, чистая декорация. Утеплитель явно не соответствует технологии».

Значительная часть Девятого поселка — частный сектор. Во многих домах здесь сохранилось печное отопление. Большинство жителей городских квартир еще в прошлом веке с появлением центрального отопления от печек избавились, а дымоходы замуровали. Но в городе сибирских угольщиков есть и такие, кто продолжает отапливать квартиру угольной печкой. К их счастью, каждой квартире полагался сарай для хранения угля, кое-где они не поросли травой и ими пользуются по прямому назначению.

Валентина Келеменева проживает на первом этаже двухэтажного кирпичного дома на улице Кирова уже сорок лет. И все эти годы отапливает квартиру печкой, несмотря на наличие центрального отопления. Она рассказывает, что «здесь всегда было холодно. Разве что в 80-е, когда поменяли батареи и хорошо топили, печку мы растапливали редко. Сейчас топим зимой ежедневно».

Большинство домов черногорского частного сектора, как и все городские котельные, отапливается углем. Поэтому, по словам Владимира Куприянова, «белого снега зимой в городе не увидишь, поиграть в снежки можно лишь километрах в десяти от Черногорска».

Как показал опыт «нового времени», пенсионеры, приверженцы печки, оказались на редкость проницательны. После аварии на теплотрассе в феврале 2019 года в Черногорске двое суток не было отопления. Шестнадцать тысяч жителей спасались, кто чем мог. В ход пошли электроплитки и даже утюги.

У бабы Маши (так она представилась), прожившей в Девятом поселке всю жизнь, нет электрического обогревателя. По ее словам, «спасло, что слава Богу, морозы упали. А ведь было 35. Как жива осталась?» Живет она одна, муж умер, дочь в Красноярске работает. Пенсионерка очень сожалеет, что много лет назад убрала угольную печку, «потому что с ней надежней».

Сейчас в большинстве многоэтажных домов, а всего их в Черногорске чуть больше пятисот, есть центральное отопление и горячая вода. Но конструкция более 40 домов Девятого поселка не предусматривает разделение подачи отопления и горячей воды. И одна из двух котельных, обслуживающих этот некогда градообразующий район, с мая по сентябрь не работает. Поэтому летом в большинстве домов Девятого поселка нет горячей воды.

Жители частных домов регулярно испытывают перебои с электроснабжением. А в многоквартирных домах систематически отключают то воду, то отопление, потому что старые до предела изношенные трубы постоянно рвутся. В итоге зимой девять тысяч жителей Девятого поселка замерзают.

Тариф для мерзлоты

На сегодняшний день проблема отопления — самая волнительная для горожан. Черногорцы, в квартирах которых и так не жарко, боятся оказаться в сильный мороз, что не редкость для Сибири, в совсем неотапливаемых квартирах. Особенно беспокоятся жители тех домов, кто в прошлом феврале уже испытал, что такое остаться без отопления зимой. Они понимают, что в эти два мучительных дня без отопления их спасло только чудо.

У местных тепловиков с порывом на магистральном трубопроводе справиться не получилось. И, если бы не абаканские энергетики, которые помогли в дни коммунальной аварии техникой и квалифицированным персоналом, могла случиться трагедия. Надо сказать, что власти Хакасии уже не в первый раз обращаются за помощью к специалистам Сибирской генерирующей компании. При этом еще три месяца назад компания в городе формально не работала. Андрей Аплошкин, директор Абаканского филиала СГК, рассказывает, что «уже два года СГК выручает углем две черногорские котельные, плюс еще периодически по технической части помогаем. Уголь, по сути, в долг отгружаем. До сих пор они не рассчитались. Пытаемся деньги вернуть».

Все эти годы черногорцы атакуют городские и республиканские власти обращениями по теплу. В проблеме с подачей тепла, по словам черногорского активиста-общественника Евгения Кочеткова, ответственность за упадничество сферы теплоснабжения лежит, как на коммерсантах — коммунальщиках, так и на муниципальных властях. «К городским властям, конечно, много вопросов, особенно в части тарифообразования. Например, почему в тарифы за тепло не был заложен ремонт теплосетей? Ответа нет. А между тем именно город должен был об этом позаботиться. Как итог — февральская авария на теплосетях. Спасибо абаканцам — помогли, а то ведь и люди могли погибнуть»

Котельные Черногорска много лет находились в частных руках, а теплосети оставались и остаются собственностью города. Но муниципальный бюджет содержать их не мог и отдавал в аренду владельцам котельных. А те не имели ни финансовых возможностей, ни — самое главное — желания поддерживать сети в надлежащем состоянии. Поэтому в тарифы за отопление в Черногорске расходы на ремонтные работы не были включены. Тарифы на тепло в Черногорске — отдельная тема. В городе действуют три ценовых зоны, при этом жители в среднем платят меньше, чем в Абакане, а поставщики тепла, по сути, ни за что не отвечают. Городские тепловые сети не ремонтировались на протяжении многих лет, в настоящее время около 40 километров трубопроводов из 150 нуждается в срочном ремонте.

Честно говоря, жители Черногорска сами невольно поспособствовали ухудшению ситуации с теплоснабжением в городе. Их попытка сэкономить на тарифах ЖКХ в результате обернулась бедой. Ведь тарифы — это результат негласного договора между горожанами и поставщиками тепла. А в нем нет пункта об обязательном ремонте теплосетей, но при этом тариф ниже. То есть одни недоплачивают, а другие недотапливают. Какое-то время этот порядок всех устраивал, но не сейчас.

Глава города Василий Белоногов рассказывает, что последние несколько лет Черногорск входит в зиму с большим трудом. «Как только начинается отопительный сезон, у нас мандраж, прокуратура, ФСБ, выездные совещания. Например, некоторые владельцы теплоснабжающих предприятий должны городскому бюджету только за поставку угля 25 миллионов рублей». Вести тепловой бизнес, да и можно ли его назвать бизнесом, мелким предприятиям, которые арендовали теплосети у города, очень сложно, даже понимая всю опасность ситуации, достаточных средств в своем бюджете им не найти.

В июне этого года администрация города расторгла договоры аренды теплосетей с местными коммунальщиками и передала их СГК, которой проще найти финансы. Василий Белоногов видит в компании надежного поставщика тепла и ответственного партнера на будущее, ссылаясь на их успешный абаканский опыт.

Дело в трубе

В планах СГК протянуть трубу длиною более 10 километров от Абаканской ТЭЦ до Черногорска, создав таким образом единый источник теплоснабжения.

Андрей Аплошкин, директор Абаканского филиала СГК, рассказывает: «Наша идея, запитать всех потребителей Черногорска от одного теплоисточника — Абаканской ТЭЦ. При этом плюсы очевидные — появится возможность закрыть все угольные котельные в городе, чтобы не коптили, и максимально переложить все ветхие участки теплосетей. Компания готова начать реализацию проекта и вложить в него 2,5 миллиарда рублей, но для этого необходимо получить долгосрочный тариф на весь срок окупаемости проекта, а это более 10 лет.

По словам Андрея Аплошкина, решение о заключении инвестиционного соглашения в республике может быть принято уже в ноябре. «Сейчас подготовлено совместное обращение главы Черногорска и нашей компании к главе республики. Просим перевести нас в ценовую зону при согласовании Верховного Совета и Главы республики. Если власти нас поддержат, в Минэнерго будет направлена заявка на перевод города Черногорска на новую модель рынка тепла», — рассказывает директор Абаканского филиала СГК.

Сейчас абаканские энергетики, на правах Единой теплоснабжающей организации ударными темпами перекладывают ветхие трубы на тепловых сетях Черногорска. Задача-минимум — заменить их как можно больше до наступления холодов. По подсчетам энергетиков, переложить в этом году нужно еще как минимум полтора километра теплосетей. Но все понимают, что точечное обновление системы теплоснабжения — лишь временная мера, а нужны кардинальные перемены.

Если СГК удастся реализовать проект прокладки трубы от Черногорска до Абаканской ТЭЦ, предварительно заменив гнилые городские теплосети, Черногорск сможет вздохнуть спокойно. В дома придет тепло, угольные котельные останутся в прошлом. А черногорские дети зимой будут играть в снежки и лепить снежных баб из чистого белого снега.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики