Хабиб Нурмагомедов

«Его парни — просто кучка хулиганов»

Нурмагомедов вновь защитил титул. Сможет ли его кто-то остановить?

Спорт

Хабиб Нурмагомедов

Фото: Christopher Pike / Reuters

Победив американца Дастина Порье 7 сентября в Абу-Даби, российский боец Хабиб Нурмагомедов во второй раз защитил титул чемпиона UFC в легком весе. Впереди у 30-летнего спортсмена новый вызов — другой американец, Тони Фергюсон, бой с которым срывался уже четыре раза. Насколько серьезную угрозу представляет для Нурмагомедова этот опытный и мотивированный претендент? Получится ли у российского чемпиона завершить карьеру непобежденным, защитив не только титул, но и свое наследие? Ответы на эти и другие вопросы искала «Лента.ру».

Оды Орлу

«Самый доминирующий боец в истории UFC», «величайший боец всех времен», «главный актив UFC прямо сейчас», — журналисты со всего мира устроили негласное соревнование в восхвалении Хабиба Нурмагомедова после его уверенной победы над Дастином Порье в главном поединке турнира UFC 242 в Абу-Даби. Впрочем, у них были на то все основания. Можно по-разному относиться к личности и музыкальным пристрастиям Хабиба, но отрицать его спортивное величие попросту глупо. Он второй раз защитил титул чемпиона в легком весе и попутно зачистил практически весь дивизион.

После победы над Порье разговоры о слабости соперников Нурмагомедова должны остаться в прошлом. Завоевав титул весной 2018-го (тогда он единогласным решением судей победил Эла Яквинту), Хабиб поочередно снял скальпы с топовых претендентов: Конора Макгрегора и Порье. Оба поединка прошли в схожем ключе за одним исключением: у американца был реальный шанс на победу в третьем раунде, когда он поймал чемпиона на гильотину. Не хватило совсем чуть-чуть.

«Я делал очень плотную гильотину. До конца жизни буду вспоминать этот момент и спрашивать себя, почему не обхватил его обеими ногами», — признался Порье на пресс-конференции. Дастину придется жить прошлым: в ближайшее время реванша с Нурмагомедовым он не получит. В дивизионе легковесов слишком серьезная конкуренция. Но самому Хабибу необходимо задуматься о будущем уже сейчас.

«Мой следующий соперник? Очень хороший стейк и бургер с двойным сыром», — так Нурмагомедов ответил на главный вопрос, волнующий буквально всех: «А что дальше?»

Гораздо больше конкретики было в словах главы UFC Дэйны Уайта. Президент организации еще до боя говорил, что следующий в очереди на прием к Нурмагомедову — американец Тони Фергюсон. Этот «пациент» явно заждался внимания чемпиона: их поединок срывался уже четыре раза. Последний раз это случилось в апреле 2018-го, тогда же Уайт в шутку зарекся впредь организовывать встречу Хабиба и Тони в октагоне. Однако после завершения турнира UFC 242 глава промоушена подтвердил — бою быть.

Фергюсон остался единственным представителем легкого дивизиона, способным доставить проблемы Нурмагомедову. У него для этого есть все: сумасшедшее кардио, разнообразный арсенал ударов и неординарная борьба. Американец ведет продолжительную победную серию в UFC — 12 выигранных боев подряд — столько же у непобежденного российского чемпиона.

«Команда Хабиба — просто кучка хулиганов»

Получив нелепую травму (Тони споткнулся о провод в студии и разорвал крестообразные связки колена) за неделю до боя с Нурмагомедовым в апреле 2018-го, Фергюсон не опустил руки. Он форсировал восстановление и, к удивлению многих, вернулся в октагон уже в октябре, выступив в андеркарде боя Нурмагомедов — Макгрегор. В тот вечер он устроил кровавую рубку с Энтони Петтисом, завершившуюся травмой и поражением последнего.

Зимой у Фергюсона возникли проблемы со здоровьем, из-за которых Тони оказался за бортом боя за титул временного чемпиона в легком весе. Именно его место занял Порье, впоследствии побивший Макса Холлоуэя и получивший титульный шанс. Весной Фергюсон боролся с собственными демонами: его жена рассказала, как боец срывал дома зеркала в поисках жучков, вел себя агрессивно и бормотал про себя что-то невнятное. Испугавшись за жизнь ребенка, женщина даже обратилась в полицию.

Вскоре состояние Тони нормализовалось. Поезд за титулом временного чемпиона UFC давно ушел, пришлось брать билеты на следующий. Он привел Фергюсона к поединку с опытным соотечественником Дональдом Серроне по прозвищу Ковбой. Последний шел на серии из трех побед, но попал под сверхмотивированного Эль Кукуя. Тони разбивал Ковбоя два раунда, по истечении которых доктора запретили Серроне продолжать бой.

К тому времени уже было известно, что в начале осени Нурмагомедов будет защищать титул в поединке против Порье. И Фергюсон принялся выжидать. На этот раз было понятно, что в случае победы Хабиб уже никуда от него не денется.

Если перед предыдущими срывавшимися боями Фергюсон не упускал возможности поддеть Хабиба, то теперь звучал более спокойно. Может, на него подействовали слова Нурмагомедова, после защиты титула заявившего, что ММА — это про уважение, а не про трэш-ток. А возможно, сам факт того, что их бой (скрестим пальцы рук и ног) все же состоится, положительно повлиял на Фергюсона.

«У нас были стычки с командой Хабиба. В отеле, когда я только зарегистрировался, они окружили меня. Эти парни — просто кучка хулиганов. Те конфликты сделали меня голодным до боя с ним. Наслаждайся своими гамбургерами, тупица. Но не толстей, нам нужно подраться в декабре. Защищай титул или освобождай его», — самое острое, что позволил себе Тони в адрес чемпиона.

Что дальше?

Освобождать титул Нурмагомедов, разумеется, не намерен. Из его уст уже довольно давно (а после завоевания чемпионского пояса — особенно часто) звучат разговоры о наследии. Для Хабиба важно, как его будут вспоминать после завершения карьеры. Ведь оно уже не за горами. Деньги заработаны немалые (за один только бой с Порье Хабиб получил рекордные для бойца UFC шесть миллионов долларов), так почему бы не повесить перчатки на гвоздь вовремя, и уйти на пике.

Примерно об этом говорит и отец чемпиона Абдулманап Нурмагомедов, не раз упоминавший, что цель Хабиба — довести статистику до 30 побед подряд и закончить с боями. Иного мнения на этот счет наверняка придерживается Уайт. UFC будет совсем невыгодно потерять раскрученного бойца в расцвете сил.

Так или иначе, до возможного завершения карьеры осталось всего два поединка. Первый, предположительно, с Фергюсоном. К слову, букмекеры и в этот раз считают Нурмагомедова безоговорочным фаворитом. Сможет ли Тони что-нибудь ему противопоставить? Надежда на это есть, он более разноплановый ударник, чем Макгрегор или Порье (в его активе 12 нокаутов), и намного комфортнее чувствует себя на канвасе (восемь из 25 побед в его карьере заработаны болевым или удушающим).

Но что дальше? В случае победы над Фергюсоном, Хабибу останется провести всего один бой. Какой соперник поможет окончательно зацементировать наследие Орла? Тут есть несколько вариантов.

Первый и самый очевидный — Макгрегор. Хорошо бы, чтобы к дате их возможного реванша Конор одержал одну, а лучше парочку побед. В ином случае ирландец не будет представлять для команды Нурмагомедова никакого интереса, об этом уже говорили. Какой толк Хабибу драться со сбитым летчиком? Риск нарваться на коронный левый останется, а в случае победы ничего, кроме денег (которые и так уже есть), не получишь.

Второй соперник, слухи о возможной встрече с которым не утихают, — канадец Жорж Сен-Пьер. Хабиб давно жаждет встретиться с собственным кумиром, ведь многие поклонники ММА считают именно Сен-Пьера величайшим бойцом всех времен (в его активе девять успешных защит титула подряд). Уайт выразил готовность организовать бой, но сами бойцы выдвигают ряд условий. Нурмагомедов, например, согласен драться с канадцем только в легком весе (до 70 килограммов). При этом большую часть карьеры Сен-Пьер выступал в полусреднем дивизионе (до 77 килограммов), а в последнем поединке осенью 2017-го дебютировал в среднем (до 84 килограммов). Между тем, по слухам, вес Хабиба между боями приближается к 90 килограммам.

Сен-Пьера не столько волнует, в какой весовой категории пройдет бой, сколько вообще его целесообразность. Жоржу уже 38 лет, он не выступал два года и не выказывает особого желания возобновлять профессиональную карьеру. Зачем ему бой с Нурмагомедовым? В случае победы он получит солидный чек и минутку всеобщего обожания, а затем вновь исчезнет с радаров. Зато в случае поражения послужит лишь тем самым цементом наследия Хабиба и ничем более.

«Нурмагомедов является для UFC огромным инвестиционным вложением. За ним стоит весь мусульманский мир. Люди на Ближнем Востоке превратили его в икону. Промоушен тратит большие деньги на организацию поединка между мной и Хабибом. Затем я побеждаю и ухожу из спорта, потому что не заинтересован в том, чтобы драться с кем-то еще», — заявил Сен-Пьер.

При этом канадец не исключил вероятности встречи с Нурмагомедовым в октагоне. По его словам, ему не так важен чемпионский пояс, он готов драться в промежуточной весовой категории, где на кону не будет стоять титул. «В таком я был бы заинтересован, но, думаю, у UFC другие планы на Хабиба», — подытожил экс-чемпион.

В свете возможного завершения карьеры Нурмагомедова, у промоушена действительно могут быть на него другие планы. Уайту не важно наследие Хабиба (если только он не откажется от идеи уйти из спорта и не выразит намерения драться до 40 лет), за оставшийся срок ему нужно успеть организовать максимально кассовые поединки. В таком случае наиболее логичным выглядит бой с Макгрегором в Москве.

Не стоит исключать и третий вариант: на титул Нурмагомедова покусится кто-то из действующих полусредневесов. В этом дивизионе полно спортсменов, не уступающих Хабибу в мощи и комфортно чувствующих себя в партере: чемпион Камару Усман, Колби Ковингтон, Тайрон Вудли или тот же Нейт Диас. Что если кто-то из этих парней скажет россиянину: «Защищай титул или освобождай его»?

Ринат Салахетдинов

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности