«Мы хотим, чтобы Китай повторил судьбу СССР»

Участники протестов в Гонконге о власти, митингах и России

Фото: Tyrone Siu / Reuters

В Гонконге победил протест. Нехотя, не сразу, но власть пошла на уступки — пусть и незначительные. Скандальный законопроект об экстрадиции отозван, однако большая часть требований манифестантов не выполнена, и будущее «вольного города» выглядит туманным. «Лента.ру» поговорила с теми, кто все лето выходил с протестами на улицы Гонконга, и узнала, что они думают о власти, уличных акциях, свободе слова и, конечно, о России.

По просьбе участников беседы их имена изменены

Майкл, 40 лет, работник финансовой отрасли, коренной житель Гонконга

Я часто хожу на протесты. У меня есть младший брат — и он, и мои родители тоже поддерживают наши требования. Отзывать законопроект уже поздно: теперь у нас не одно, а пять условий. Они открыли ящик Пандоры, разрешив полицейское насилие, и уже не могут контролировать собственную систему тирании.

Вот пять требований:

1) всеобщее прямое избирательное право. Это ключ для смены режима, ведь так мы сможем поменять лидера, который нас подвел;
2) независимая проверка полиции: выяснить, кто виноват. Независимая комиссия должна решить и проверить, кто нарушил закон, а кто нет;
3) перестать жестко подавлять протест: мы не сделали ничего дурного;
4) отпустить задержанных;
5) отозвать закон об экстрадиции — этого мы, кажется, добились.

Во времена британцев было куда лучше. Люди не боялись «белого террора» (нападений провластных демонстрантов в белых футболках — прим. «Ленты.ру»), у них была свобода слова. Когда Китай был слаб в 80-е годы, в Гонконге был золотой век.

По поводу современной поддержки США... Тут 50 на 50: конечно, очевидно, что они используют Гонконг и как рычаг в торговой войне с Китаем.

У нас, гонконгцев, нет никакой общей культуры с материковыми китайцами. Разве что еда... Мы отличаемся во всем. Китай несет тиранию, а мы хотим демократию! Мы выступаем и против коммунистов, и против всех остальных! Мы понимаем, что прямо сейчас мечта о независимости несбыточна. Но в 1989 году в СССР тоже никто не мог ничего предугадать! Конечно, мы вдохновляемся этой историей. Мы хотим, чтобы Китай повторил судьбу СССР.

Сюй Минюань, 32 года, служащий. Живет на материковой части Китая, одно время жил в Гонконге

Я думаю, что протестующие просто обмануты! И образование, которое они получили, и СМИ, которые они читают и смотрят, — все всегда говорило им о том, что компартия и все китайцы ужасны. Я думаю, ответственность за это лежит прежде всего на США и Британии.

Я не считаю, что Китай или его граждане хотят наказывать протестующих. К ним относятся скорее как к согражданам, они ведь тоже китайцы. У правительства КНР куда больше важных дел — торговая война с США, развитие экономики на материке. Независимость Гонконга? Это невозможно. Если взглянуть на историю Китая, ясно, что единство очень глубоко заложено в разум китайцев. Любой, кто захочет независимости, станет национал-предателем. Вспомните: даже Чан Кайши, потерявший свое влияние на материке, никогда не призывал к независимости Тайваня!

Джек, 27 лет, коренной житель Гонконга

С момента начала протестных акций прошло уже три месяца. В нашем списке пять требований, и выполнения одного из них нам мало. С 12 июня погибло много наших братьев и сестер! Полиция избивает людей, издевается над женщинами! Нам нужно бороться, пока правительство не выполнит наши требования.

Мы не китайцы. Довольно оскорбительно, если нас кто-то так называет. Уже 100 лет мы строим свою собственную культуру, и она очень самобытна. В Сингапуре тоже много китайцев, но ведь вы не считаете его частью Китая? Гонконг — богатый город, и мы можем стать независимыми, этого многие хотят. Пусть сейчас мы этого не требуем, но такая возможность у нас есть.

Мы остаемся в составе Китая, но мы должны иметь право самим выбирать власть! Си Цзиньпину я бы сказал: «Выполни наши требования или убей нас всех! Сгинем мы — сгинете и вы!»

Джейсон, 32 года, коренной житель Гонконга

Хотя [глава Гонконга] Кэрри Лэм и заговорила про отмену законопроекта, на самом деле она сформулировала, что это «движение к его отмене». Все это вызвало огромное замешательство. Дело в том, что мы давно не доверяем ни властям Гонконга, ни компартии.

Я вообще не доверяю китайцам с материка. Я не могу сказать, что отношусь к ним как-то плохо, просто не доверяю.

Если Гонконг объявит себя независимым государством, есть вероятность, что будет бесконечный хаос. Ну вот, простите за аналогию, как вся эта движуха, связанная с Украиной, Крымом и Россией. К тому же легко Китай нас не отпустит, и правительство всегда готово «вернуть нас в лоно родины». Си Цзиньпину я бы сказал «о*****ь (отстань) уже от нас».

Кстати, слышал о протестах в Москве — насколько я знаю, они возникли из-за недопуска к выборам. Собственно, и наш протест, и ваш вызваны одной и той же проблемой — проблемой легитимности власти.

Эрик, 25 лет, студент, коренной житель Гонконга

Законопроект не был отменен! Пока еще ничего не ясно. Мы требуем выполнения всех пяти требований. К тому же это запоздалая уступка. Но что нас больше всего бесит, так это действия полиции Гонконга. Мы ждем, когда независимая комиссия расследует избиения людей во время протестов, на которые полицейские закрывали глаза.

Си Цзиньпину я бы хотел сказать: мы хотим, чтобы Пекин уважал нас и придерживался принципа «одна страна — две системы», а не «одна страна — одна система». Большинство жителей Гонконга любят Китай и Гонконг. Мы хотели бы просто продолжить наш привычный гонконгский образ жизни. Мы любим нашу нацию, о независимости говорит только меньшинство. Но мы все-таки ментально отличаемся от коммунистов.

Я слышал о российских протестах, черпаю информацию из СМИ. Лично я считаю, что протестующие в Москве находятся в еще более неблагоприятной ситуации, чем мы. В Москве могут легко заглушить интернет! Насколько мне известно, некоторые россияне выступают против несправедливых решений власти, некоторые стремятся к свободе и еще более высоким ценностям. Некоторые активно действуют против коррупции. Но большинство жителей Гонконга, если честно, мало интересуются протестами в Москве.

Энди, 22 года, коренной житель города, родился уже после передачи города Китаю

Я полагаю, что большинство гонконгцев не примут сегодняшнее решение. Наш лозунг един: «Пять требований, ни одним меньше». Возможно, в июне мы бы согласились лишь с отзывом законопроекта. Но с тех пор Гонконг изменился.

Вообще протестующие и многие гонконгцы ненавидят компартию за диктатуру и постоянное вмешательство в дела Гонконга, особенно в дела выборные. Совместная декларация и Основной закон гарантировали, что Гонконг обладает высокой автономией, но коммунисты не соблюдают закон! Для настоящей демократии нам нужна независимость, но на данном этапе это кажется невозможным без поддержки со стороны иностранных государств.

Си Цзиньпин похож на еще одного Мао Цзэдуна, который слишком увлекся всеобщей централизацией. И все мы знаем, что абсолютная власть коррумпирована абсолютно. Я бы сказал ему: «Просто оставь нас в покое, Гонконг и Китай как-нибудь найдут общий язык». Хотя я, честно говоря, не думаю, что он будет слушать голос народа. При его режиме Китай и Гонконг сталкиваются с еще большим закручиванием гаек. Такого раньше никогда не было! К счастью, не все настолько глупы, чтобы не замечать, что происходит.

Что касается китайского народа, то между нами всегда существовала некая неприязнь, еще задолго до нынешних событий. Но эта кампания еще больше отдалила стороны друг от друга. Мы с ними всегда придерживаемся разных политических взглядов!

Гонконгцы хорошо знают, насколько жестоким может быть китайское правительство. Я считаю, что протест закончится нескоро — правительство должно ответить на требования народа!

Я слышал о протестах в Москве, но не знаю многих деталей, наш город буквально в огне, и своих новостей хватает. Но мы всегда поддерживаем людей в их борьбе за демократию и за свободу собраний, так как сами дорожим этими ценностями.

Подготовил Владимир Кулагин

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности