Лента добра
Россия
Больше интересного — в нашем Telegram

«Зачем тебе это? Давай ищи мужика и в декрет»

Россиянки выбрали запрещенные для женщин профессии. Они пережили унижения и домогательства
Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Согласно исследованию Всемирного банка «Женщины, бизнес и закон — 2019», россиянки имеют только три четверти тех прав, что есть у мужчин. Такая же ситуация в Марокко и Уганде. Наряду с Бангладеш, Центральноафриканской Республикой и Эфиопией Россия получила 25 баллов в категории «Оплата труда». Во многом это связывают с недоступностью для россиянок некоторых денежных «мужских» профессий. Женщины России, особенно жительницы моногородов, ждут отмены списка запрещенных профессий с 2000 года, однако в апреле министерство труда объявило лишь о его сокращении. По просьбе «Ленты.ру» журналистка Светлана Коваленко поговорила с женщинами, которые решили работать и зарабатывать на заводах и ледоколах вопреки ограничениям, но им говорят — «лучше бы искала мужика».

***

Официальный список 456 профессий из 38 отраслей, запрещенных для женщин в России, действует с 1974 года. ООН неоднократно признавала документ ущемляющим права россиянок. Последняя действующая версия перечня была утверждена в феврале 2000 года, но фактически это был старый список, о чем говорят такие включенные в него профессии, как кочегар паровоза в депо (паровозы прекратили производить в СССР в 1957 году, а к середине 1970-х этот вид транспорта полностью вывели из эксплуатации). Но туда же вошли и хорошо оплачиваемые в регионах современные профессии матроса, боцмана, машиниста электропоезда и водителя автобуса на междугородных и международных маршрутах.

Сильнее всего проблему ощущают в моногородах, где вся жизнь сконцентрирована вокруг единственного крупного завода или месторождения. Например, Ловозерский горно-обогатительный комбинат, градообразующее предприятие Ревды (Мурманская область), предлагает работу горнорабочим очистного забоя, где не нужен опыт работы и высшее образование, а зарплата составляет от 70 до 90 тысяч рублей. Эта специальность местным жительницам недоступна, зато есть вакансия медсестры с зарплатой около 25 тысяч рублей.

Позиции руководителей женщинам официально открыты, однако стать, например, главным инженером шахты и рудника у них вряд ли получится, даже если они давно работают там на административной должности: при повышении предпочтение отдается мужчинам, которые знают работу производства изнутри.

Запрет работы на вредном производстве объясняется заботой о репродуктивном здоровье женщин. При этом их собственные желания и возможность становиться матерью не учитываются. Самостоятельно распоряжаться своим телом могут только мужчины: перечня вредных и опасных работ для мужской репродуктивной функции не существует, несмотря на то что вдыхание нефтяных паров, например, и вибрации, с которыми сопряжены многие профессии из списка запрещенных, влияют на их шансы стать отцами.

Проблему гендерного неравенства в профессиональной сфере россиянки пытаются решить сами — разными путями. Случается даже, что они предпринимают попытки устроиться на опасное производство, получают отказ, но вынуждены работать по той же специальности в другом, более опасном месте, да еще и за меньшие деньги. Вот их истории.

«Один из заместителей начальника попытался меня изнасиловать»

Олеся Паринова, Казань, электромонтажница

До декабря 2015 года я жила на Украине. Там большие проблемы с зарплатами, поэтому я переехала в Россию. Платят лучше, но для меня было очень тяжело, что здесь много мигрантов и совсем другой менталитет у людей. В Татарстане женщину считать за тряпку — в порядке вещей. По прибытии мне делали документы четыре месяца, пришлось со всеми поругаться, а то они так бы и лежали в столе.

Я — электромонтажница, заканчивала техникум. Моя мама, инженер-строитель, посоветовала мне эту специальность. Почему я не предпочла что-то более «женское»? Предпочесть-то можно было, но когда зарплата в районе минималки — оно мне надо? Хочется ведь покупать себе разные вещи. Вот и пошла туда, где платят больше.

В этой профессии у меня есть преимущество перед мужчинами: я не пью. Мужики же все пьют, а потом куда-нибудь лезут, в результате что-то отключилось, что-то сгорело... Руководству в этом плане проще со мной. Хотя иногда начинают высказывать: «Зачем тебе это? Давай ищи мужика — и в декрет».

В России я официально работала в двух местах — в троллейбусном парке и на хлебозаводе. В троллейбусном парке мы оживляли машины, практически хлам подзаборный, начальство нам потом за это выговаривало. У руководства раньше как было: все троллейбусы стоят сломанные, и водителей нанимать не нужно, а деньги на зарплаты из бюджета уже выделены — значит, можно положить их себе в карман. Отремонтированные троллейбусы в итоге продали в другой город.

Хотела устроиться на предприятие, которое делает шланги, колеса, пластинки резиновые — все что хочешь из резины, в общем. Там большие цеха. В остальных местах предлагали 12-15 тысяч рублей на руки, а там — 20-25 тысяч рублей и даже больше, разница ощутимая.

Но меня не взяли в связи с постановлением правительства №162 «Об утверждении перечня тяжелых работ и работ с вредными или опасными условиями труда, при выполнении которых запрещается применение труда женщин». Еще и дурой выставили. Я к ним пришла, они сначала согласились меня оформить, а на следующий день спохватились, что женщине нельзя в цехах с резиновым производством работать, и сообщили об этом. Но справку выдали совсем другую: о том, что со мной на месяц был заключен ученический договор на обучение обрезчиком резинотехнических изделий, но я якобы на обучение не являлась, заявление на расторжение ученического договора не писала, причина неявок неизвестна, и ученический договор расторгнут в связи с окончанием срока обучения. Поэтому «за данный период стипендия и заработная плата не начислялась и не выплачивалась». Получается, как будто моя вина, но на самом деле они просто не учли постановление и побоялись, что получат штраф за привлечение меня к работе.

В итоге я устроилась на хлебозавод: посмотрели на мой опыт, диплом, и я уговорила начальника меня взять. Там мне платили на руки 22,5 тысячи рублей, плюс была скидка на питание, и хлеб можно было есть. Со всеми льготами получался нормальный суммарный доход. Слесаря-электрики получали 25-30 тысяч рублей, работницы цеха — 15-18 тысяч.

Причем у женщин работа даже тяжелее: они хлеб тоннами таскают, а слесаря просто починили и ушли. Там деревенские девчонки в основном, им ипотеку нечем платить, пытаются себе мужчин найти, нарываются на каких-то мудаков, которые их бьют, насилуют, они потом приходят на работу и плачут, что им деваться некуда. В деревню обратно не поедут, там ни работы, ничего, и родители на пенсии.

У меня ставка была такая же, как у мужчин-электромонтажников. Да пусть только попробовали бы сделать ниже, я бы им устроила — среди ночи остановила бы завод внепланово на пару часиков, знали бы, как связываться!

Но в итоге стали сильно зажимать зарплату, а один из заместителей начальника попытался меня изнасиловать. Там была такая толстая дверь из металла, мужики варили, — я ее с петель сорвала. Утром смена на работу пришла, спрашивает, почему дверь качается, спросили, кто это сделал. Узнали, что я, — не поверили. Говорят: ты такая маленькая, в тебе 50 килограммов веса, как ты могла? Я им объяснила, что когда такие вещи происходят — и не такое сделаешь. Потом, конечно, вызвали сварщика, закрасили дверь, чтобы начальство ничего не узнало. Я не стала подавать заявление — не хотела шума. Пошла к первому заместителю и попросила поговорить, чтобы тот человек меня просто больше не трогал.

Сейчас я снова в поиске работы, пытаюсь на молокозавод устроиться, там хоть платят. Но что-то тянут с решением, хотя там никакого вреда для здоровья нет. Завтра после обеда опять пойду им мозг выносить.

В целом мужчины на работе относятся ко мне хорошо, но иногда проскакивает сексуальный подтекст. Хотя на производстве еще не так страшно — может, они устают сильнее. Если скажешь нет — то это нет.

По правилам гигиены труда, мужчины могут поднимать до 50 килограммов, а женщины — не более 15 килограммов веса. И хотя гигиена труда зависит от работодателя, этот аргумент приходится использовать. Я два раза лежала в гинекологии из-за того, что таскала тяжести. Сейчас я должна работать только с напарником, как минимум одним, а лучше всего в бригаде. Мужчины ругаются, а куда мне идти? В более «женских» профессиях так мало платят, что без мужа ноги протянешь. От мужчины зависеть — так себе дело: бросит, побьет, в больницу ляжет — и все. А так я сама по себе.

В Украине перечень запрещенных профессий полностью отменили с оговоркой, чтобы были созданы безопасные условия. В принципе, если есть механизация, средства защиты и специальная одежда — нормально использовать на таких производствах женский труд. Есть и очень тяжелые работы — женщинам, конечно, грузчиком нежелательно. Но пусть лучше безопасность труда улучшают, чем нам что-то запрещают.

«Меня тянуло в северные моря — ни один капитан не согласился»

Юлиана Котт, Санкт-Петербург, матрос, 4-й помощник капитана

В 2011 году, после девятого класса, я хотела поступить в морской колледж. Девушек в то время туда не принимали, поэтому я пошла учиться на юридический факультет, но через пару месяцев подала прошение о переводе на судовождение и получила подтверждение.

У преподавателей и одногруппников возникало недоумение — сомневались на мой счет. И хотя мне не создавали препятствий, они до конца не верили, что я далеко уплыву — в прямом и переносном смысле — со слишком женским и мягким характером.

Для получения должности вахтенного помощника капитана мне было необходимо наработать 12 месяцев плавательной практики. Я устроилась матросом в Северо-Западное пароходство в Санкт-Петербурге. Профессия «матрос» входит в список запрещенных для женщин в России согласно пункту № 397 о палубной команде, так же как и боцман, шкипер, помощник шкипера и матросы всех наименований судов всех видов флота, а также плавучих зачистных станций, доков, плавучих перегружателей зерна, цемента, угля и других пылящих грузов. Но так как я на тот момент была студенткой морского колледжа, никаких препятствий при устройстве на эту должность не возникло. Год я работала матросом на сухогрузных судах, выполняла тяжелые палубные работы и снисхождения к себе у экипажа не просила.

После первой плавательной практики я поняла, что хочу быть в этой профессии. Судно и море — не просто место моей работы, а отражение моей души. Колледж я окончила с грамотами и положительными характеристиками.

Трудности начались после получения рабочего диплома, который давал мне право занимать должность вахтенного помощника капитана. Я хотела работать на ледоколах, меня тянуло в северные моря. Было желание работать именно в таких условиях. Я обратилась в компанию в Санкт-Петербурге, у которой тогда были новые ледоколы, работавшие в Мурманске. И получила отказ. Капитан сказал, что не хочет брать на себя дополнительную ответственность, потому что я женщина.

У нас принято думать, что женщина не поймет, не справится, не будет знать, что нужно делать, начнет перекладывать свои обязанности на кого-то еще... Мужчины отказываются принимать тот факт, что женщины могут работать в море. Кроме того, из-за открытой дискриминации и предвзятого отношения от женщины требуют выкладываться в профессии на 200 процентов. То, что прощается мужчине, не прощается женщине.

От нас требуют невозможного. Мы должны знать то, чего не знает даже капитан, чтобы в любой момент придумать отговорки, почему женщина не справляется.

Я обращалась в письменном виде во многие крупные компании в России: в Сахалинское морское пароходство, в Мурманское морское пароходство, во многие другие организации, добралась от Санкт-Петербурга до Новороссийска и Владивостока.

Из всех компаний мне пришел письменный отказ. Где-то говорили, что на момент моего обращения в компании нет мест, где-то отказывали из-за отсутствия опыта работы, хотя очевидно, что если человека не принимают на работу, то опыта он и не наберет. В некоторых компаниях причина отказа была абсолютно неадекватной: писали, что не могут меня принять, так как я живу в другом городе. Разве это проблема для моряка — приехать в любую часть России?

Из-за того, что я женщина, мне отказывали только в устной форме — не будет ведь отдел кадров подставлять сам себя.

После всех полученных отказов я обратилась с письмом в Министерство транспорта Российской Федерации. Это была не жалоба, это было письмо о том, что я окончила учебное заведение и получила диплом государственного образца, следовательно, само государство разрешило мне работать в этой сфере. Почему мне запрещают компании, если мне разрешает государство? Они нарушают права человека и открыто дискриминируют меня по гендерному признаку.

Ответом было то, что компания приняла меня на должность вахтенного помощника капитана — временно. Меня взяли летом, когда ледоколы не работают и не ходят в Арктику. Взяли на замещающую должность, чтобы потом было легче избавиться. Кормили обещаниями, что отправят на ледокол в Мурманск, но этого так и не произошло.

Обязанности вахтенного помощника заключаются в несении ходовой вахты, а также, при необходимости, замещении старшего помощника капитана, возложении на себя его обязанностей и помощь самому капитану — взаимодействие с портовыми службами, оформление документов, несение вахты в порту и на ходу судна.

Я проработала около десяти месяцев на списанном ледоколе, который стоял в порту Санкт-Петербурга, после чего у меня закончился срочный контракт, который мне отказались продлить, потому что снова ни один капитан не согласился взять на работу женщину.

Период ледовой навигации закончился, лето я провела дома, так как получала дополнительное образование в Академии МЧС по правовому обеспечению национальной безопасности и сдавала сессию. После чего устроилась в Институт Арктики и Антарктики на научно-исследовательское судно. Изначально я согласилась на должность матроса, которую мне снова предложили, несмотря на то, что это запрещено. Я проработала 1,5 месяца во время подготовки судна к выходу в рейс в Антарктиду. Это был октябрь. Я несла ночную вахту на улице по 12 часов без какой-либо рабочей одежды — мне не предоставили снабжение и экипировку. Не знаю, чем это объяснить, так заведено в компании. Может быть, это элементарная жадность.

Затем капитан сказал, что в антарктический рейс матросом меня взять нельзя, и перевел меня на должность четвертого помощника капитана.

На научно-исследовательском судне у нас был достаточно большой женский коллектив — научные сотрудницы, работники антарктических станций, обслуживающий персонал. Но в штурманском составе я была единственной девушкой. Я полностью отработала рейс, и меня уволили. Не смогли принять тот факт, что мне своими силами удалось попасть в Антарктиду.

В прошлом году министр обороны России Сергей Шойгу разрешил женщинам служить на военной службе во всех должностях, был первый набор женщин-летчиков. Я считаю, что это правильно. Не все хотят быть офисными работницами или парикмахершами. Если у женщины есть способности поступить в военный университет, то она имеет полное право наравне с мужчинами занимать должность и в военной структуре, и в морской структуре, и в летной структуре.

Мне нравится профессия моряка, потому что она предполагает постоянное развитие. Необходимо уметь думать, анализировать, принимать решения, ведь от тебя зависит не один десяток жизней. И, конечно, я люблю свою профессию за возможность путешествовать. Я побывала Азербайджане, Иране, Казахстане, Турции, Ливане, Египте и ЮАР.

За границей нормальная практика, что на военном флоте женщины работают без проблем. Даже если мы не будем опираться на опыт европейских стран, а возьмем Турцию и Индонезию, где мусульманское общество, — и у них на флоте работают женщины! Они имеют равные права с мужчинами и защищены законом от домогательств.

«У нас ведь женщины и в космос летают»

Галина Агеева, Ухта, электросварщица

Я всю жизнь прожила в Ухте, в Республике Коми. Здесь же училась в школе и поступила после восьмого класса на электрогазосварщицу. Я выбрала эту специальность потому, что у моего папы на работе была женщина-сварщица. К тому же я боялась далеко уезжать, а училище было рядом с домом.

Я была единственной девушкой в выпуске 1981 года, окончила без троек. Поступали со мной и другие девчонки, но они не доучились до конца. Не выдержали. Но я вам скажу, что и парни далеко не все в профессию пошли после выпуска.

Проработала 35 лет, и до самой пенсии в моем окружении не было больше женщин-сварщиц. Помню только преподавательницу из училища, тоже женщину, — и все.

Работа всегда была. Один раз отказали: их смущало, что я в декретный уйду, но потом меня взяли в другое место без всяких проблем — я была в декрете два раза, со всеми выплатами, как положено по закону. За всю жизнь я работала в двух местах: Главкомигазнефтестрой и «Центральные электрические сети» Межрегиональной распределительной сетевой компании Северо-Запада «Комиэнерго».

Но как только в 2000 году вышел список запрещенных профессий, была попытка меня от работы отстранить — якобы профессия вредная, женщинам нельзя. По закону, женщинам нельзя заниматься электрогазосваркой в закрытых емкостях, например, в цистернах и котлах, и на высотных сооружениях — башнях, мачтах, всем, что выше десяти метров. Я считаю, что это несправедливо. У нас ведь женщины и в космос летают. Если человек подходит по состоянию здоровья, он должен сам понимать, чем ему стоит заниматься, а чем нет. Это его дело.

Я работала внутри емкости не раз: трубы варила, в печи работала. Надо просто соблюдать технику безопасности. Все всегда делала наравне с мужчинами, никогда не хотела, чтобы меня жалели и давали послабления. Бывало, конечно, что мне помогали, но, знаете, восьмидесятикилограммовый баллон никто один таскать не будет — ни мужчина, ни женщина. А если помощи не было, то я и сама его докатить могла.

Нет такой работы, с которой я не справилась бы. Устаешь физически, но кто не устает?

Мое хобби — кузнечное дело. Три года назад я вышла на пенсию, но работаю для себя, для друзей и знакомых: делаю мангалы, подсвечники, фигуры для сада.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики