Лента добра
Бывший СССР
Больше интересного — в нашем Facebook

«Они считают, что у них тоже получится»

Оппозиция готова взять власть в Абхазии. Как это изменит страну и ее отношения с Россией?
Фото: Илья Питалев / РИА Новости

В частично признанной Республике Абхазия 25 августа состоялись шестые в ее истории всенародные президентские выборы. Определить следующего главу государства, а вместе с ним и будущее страны с первого раза не удалось: ни один из кандидатов не смог набрать заветные 50 процентов плюс один голос, поэтому 8 сентября гражданам Абхазии придется снова прийти на избирательные участки и сделать выбор между действующим президентом Раулем Хаджимбой и оппозиционным ветераном Алхасом Квицинией. Финалисты президентской гонки представляют политические силы, которые соперничают уже много лет. Как результаты выборов повлияют на ситуацию в Абхазии и на отношения с Россией — разбиралась «Лента.ру».

Маленькая страна

Абхазия — маленькая страна. Список избирателей состоит всего из 129,5 тысячи имен — число, сопоставимое с численностью населения среднего района Москвы. С учетом явки, которая составила 66,5 процента, будущего главу государства выбирали 86 тысяч абхазов. То есть для того, чтобы возглавить молодое закавказское государство, достаточно было заручиться поддержкой чуть более 43 тысяч человек. Ни один из кандидатов не набрал даже половины от этого минимума голосов.

О своих президентских амбициях заявили десять человек, имена девяти из них в итоге оказались в бюллетенях. «С таким количеством кандидатов мы были уверены, что явка должна быть чуть ли не стопроцентной», — говорит «Ленте.ру» абхазская журналистка и общественный деятель Изида Чаниа. Однако случилось ровно обратное. Всего за два часа до закрытия участков все шло к тому, что выборы не удастся признать состоявшимися — явка перешагнула 50-процентный порог только после 18:00.

Оно и не удивительно, учитывая как вяло шла предвыборная кампания. Кандидаты обменивались абстрактными популистскими обещаниями в духе отменить НДС, искоренить коррупцию и взять кредиты у западных стран. Как именно они собираются выполнять свои обещания, кандидаты предпочитали не уточнять.

Такой несерьезный подход к президентской кампании в Абхазии объясняют потерей веры во власть. Например, бывший премьер-министр, экс-министр иностранных дел Абхазии, руководитель оппозиционной партии «Единая Абхазия» Сергей Шамба считает, что если бы руководство республики было эффективным, желающих составить ей конкуренцию было бы немного. «А когда они (кандидаты) видят, каким образом власти управляют страной, они считают, что у них так тоже получится, и возникает соблазн попробовать», — считает политик.

Кризис Рауля

Вполне предсказуемо не показала достойных результатов и действующая власть. Президент Рауль Хаджимба, который пять лет назад набрал 50 с небольшим процентов голосов, растерял большинство сторонников. На нынешних выборах его поддержало лишь 23,85 процента избирателей — 20 тысяч человек. Впрочем, президент Фонда содействия развитию Республики Абхазия Виталий Лабахуа считает, что такой уровень поддержки для Хаджимбы вполне закономерен. Нынешняя президентская гонка для него уже пятая, но победить за эти годы ему удалось лишь однажды.

Первая попытка будущего президента возглавить Абхазию была в роковом 2004 году, когда республика стояла на грани гражданской войны. Занимавший тогда пост премьер-министра Хаджимба шел на выборы как преемник первого президента республики Владислава Ардзинбы. Преемственность власти в самопровозглашенной республике тогда поддержала и Москва: незадолго до выборов Хаджимба встречался в Сочи с президентом России Владимиром Путиным, за несколько дней до голосования в республику приехали российские депутаты и артисты, которые агитировали за преемника первого президента.

Однако эта поддержка не помогла. За Хаджимбу отдали голоса около 30 тысяч абхазов, а его оппонент Сергей Багапш, которого тогда обвиняли в прогрузинских симпатиях, смог одержать победу в первом туре. В дальнейшем события развивались стремительно: Хаджимба отказался признавать выборы, сторонники двух кандидатов начали захватывать правительственные здания, погибли люди. При активном участии России был достигнут компромисс: в республике провели новые выборы, на которых тандем объединившихся Багапша и Хаджимбы одержал уверенную победу.

Однако за пять лет пребывания на посту вице-президента Хаджимбе не удалось добиться примирения с правящей элитой. В 2009 году он снова попытался составить конкуренцию Багапшу, но проиграл, набрав в два раза меньше голосов, чем в прошлый раз. Два года спустя, после внезапной смерти Багапша, Хаджимба на внеочередных выборах проиграл сменившему его на посту вице-президента Александру Анквабу.

Удача наконец улыбнулась Хаджимбе лишь после десяти лет пребывания в оппозиции. Продолжавшийся почти полгода политический кризис, сопровождавшийся массовыми акциями и захватом административных зданий, закончился добровольным уходом Анкваба с поста президента. Хаджимба, будучи лидером оппозиции, смог объединить вокруг себя 50 тысяч абхазов и выиграть внеочередные президентские выборы в первом туре.

Но пять лет спустя ситуация вернулась к норме. «Сейчас уже нет тех условий и тех событий, на гребне которых Хаджимба пришел к власти, его реальный рейтинг и составляет тот процент, который он получил, — говорит Лабахуа. — Это несмотря на административный ресурс, несмотря на давление и имеющиеся факты подкупа голосов».

Хуже всего для Хаджимбы то, что этот рейтинг сопоставим с уровнем поддержки двух его основных конкурентов. В первом туре в спину главе государства дышали Олег Аршба (21,6 процентов голосов) и Алхас Квициния (21,97 процентов), который в итоге и составит президенту конкуренцию во втором туре.

Несостоявшаяся дуэль

Как и все остальные кандидаты, Квициния — не новичок в абхазской политике. Его кандидатуру выдвинула партия «Амцахара», выросшая из союза ветеранов абхазо-грузинской войны 1992-1993 годов. С конца 2015 года он является ее председателем, до этого почти десять лет работал заместителем главы администрации абхазской столицы. Однако, несмотря на опыт, серьезных результатов от него мало кто ждал. Если бы не одно «но».

Изначально ожидалось, что в президентской гонке Хаджимба столкнется со своим оппонентом на предыдущих выборах — Асланом Бжанией. В годы президентства Александра Анкваба он занимал пост председателя службы безопасности республики. После инаугурации Хаджимбы он был уволен со всех государственных постов и ушел в оппозицию.

На протяжении последних четырех лет он последовательно осуждал власти за отсутствие программы по развитию страны, выпуская аналитические доклады с критикой действий абхазского правительства. Его собственная программа, помимо прочего, предполагала реформу органов госуправления и судебной власти.

Своего политического противника Бжания обвинял в некомпетентности, нереалистичных обещаниях и иждивенческой позиции по отношению к России. В 2016 году он даже пытался добиться отставки Хаджимбы, став одним из инициаторов проведения референдума о досрочных президентских выборах, который провалился из-за рекордно низкой явки.

В преддверии нынешних выборов Бжанию открыто называли лидером оппозиции, однако реванша так и не произошло. 18 апреля, за два месяца до выборов, оппозиционер был госпитализирован с диагнозом вирусная пневмония. Месяц спустя родные и коллеги Бжании заговорили об отравлении.

Оппозиция требовала переноса выборов с июня на осень, чтобы Бжания успел поправить здоровье. Была объявлена бессрочная акция протеста, однако серьезных последствий она не имела: Хаджимба поспешил удовлетворить требования протестующих, внеся в парламент законопроект о переносе выборов на 25 августа.

Однако Бжании это не помогло. В июле, оценив состояние своего здоровья, он отказался от участия в гонке и призвал своих сторонников поддержать кандидатуру Квицинии. Последний заявил, что разделяет программу лидера оппозиции. Благодаря этому он стал единственным кандидатом на пост президента, у кого по крайней мере была предвыборная программа.

Цена победы

Впрочем, даже если бы Бжания смог стать кандидатом на нынешних выборах, его победа в первом туре вряд ли была бы гарантирована, поскольку в кампании участвует третья политическая сила — сторонники экс-президента Александра Анкваба.

На этих выборах он поддержал кадрового офицера и дипломата Олега Аршбу, который отстал от Квицинии всего на несколько сотен голосов. По словам Изиды Чаниа, Аршба и его кандидат в вице-президенты Олег Барциц воспринимались именно как команда экс-президента, который в этой кампании выступил в их дуэте третьим лицом. «Предвыборную кампанию проводил больше Анкваб, а не сами кандидаты. Именно он делал все предвыборные заявления, порой такие, что удивлялись даже Аршба с Барцицем», — говорит она.

Экс-президент уже не может рассчитывать на то, чтобы лично занять пост главы государства. Мешает возрастной ценз — Анквабу 68 лет, а кандидат на пост президента не может быть старше 65. При этом, несмотря на возраст, покидать политику он не собирается. В случае победы своих протеже бывший абхазский лидер рассчитывал занять пост премьер-министра.

Но и в случае их поражения расставаться с этими планами Анквабу не стоит, ведь именно от его поддержки во многом зависит исход второго тура.

Несмотря на серьезное противостояние между Хаджимбой и Анквабом в прошлом, исключать их союз в настоящем нельзя. Хаджимба уже делает соответствующие намеки, говоря, что «мы не должны отказываться от диалога и сотрудничества с теми, с кем вступали в непростые политические отношения на разных этапах». Рассчитывает ли Хаджимба на союз исключительно с Анквабом или берет в расчет и других кандидатов — пока неизвестно. Однако глава республики уверяет, что знает, где сможет получить необходимое количество голосов.

Квициния считает, что Хаджимба, делая подобные заявления, торопится. И тоже обещает провести переговоры со всеми кандидатами. Однако будет ли в этом прок — большой вопрос. Занявший четвертое место Астамур Тарба (его поддержали более 5,5 тысячи человек) уже заверил, что никого не будет поддерживать публично. Голоса остальных пятерых окажут существенное влияние только в том случае, если их сможет консолидировать один кандидат.

Как ни удивительно, но шансы на объединение оппозиции не выше, чем шансы на союз непримиримых Хаджимбы и Анкваба. Последний пытался договориться и с Квицинией и с Бжанией еще до первого тура, однако безуспешно. Хотя раньше Бжания и Анкваб работали в одной команде, за последние пять лет их пути сильно разошлись. Кроме того, Бжания, поддержав Квицинию, вероятно, тоже рассчитывает на пост премьер-министра, и уступать его Анквабу вряд ли станет.

Московский фактор

Менее чем за месяц до выборов в Абхазию прибыл помощник президента России Владислав Сурков, чтобы провести переговоры с президентом республики. Еще пару дней спустя Хаджимба отправился в Сочи, где встретился с Владимиром Путиным. Эти события напомнили о кризисе 2004 года и о возможном возобновлении гражданского противостояния.

Однако Россия не заинтересована в том, чтобы безоговорочно поддержать Хаджимбу, как 15 лет назад. На сегодняшний день в Абхазии не осталось прогрузинских политиков, а все кандидаты в президенты так или иначе выступают за укрепление экономических и военных связей с Москвой. По-другому и быть не может — крайне бедная Абхазия живет за счет торговых связей с Россией, турпотока из России и прямой финансовой помощи от России.

В этих условиях Кремлю принципиально лишь то, чтобы оказанная Сухуму помощь расходовалась разумно. Воспринимать встречу Путина и Хаджимбы как знак поддержки последнего вряд ли правильно. По крайней мере, российский лидер по ее итогам заявил: Москва надеется, что выборы «пройдут в строгом соответствии с демократическими принципами и будут способствовать дальнейшей стабилизации в республике — как стабильному развитию ее экономической составляющей, так и политической стабильности».

Кремлю принципиально, чтобы в республике не разгорелся очередной политический кризис. Произойдет это или нет — зависит от кандидатов и их готовности признать потенциальное поражение. Как отмечает Виталий Лабахуа, события 2004-го и 2014 годов были инициированы той командой, которая сейчас у власти. Как они поведут себя, когда власть уйдет из их рук, — откажутся от нее добровольно или начнут петь старую песню о непризнании итогов выборов, навязывая обществу противостояние, — сказать трудно.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики