«Москва меня услышит»

Россиянка пять лет борется за право на жилье. Ее все игнорируют

Дом

Фото: Сергей Куликов / «Коммерсантъ»

В России давно принят курс на поддержку семей с детьми — им дают различные льготы, дарят авто и даже приглашают в Москву, чтобы вручить орден «Родительская слава». В числе наиболее важных для многодетных мер — помощь с жильем. Родители, воспитывающие трех и более детей, вправе участвовать в различных жилищных программах. Ипотека им тоже обходится дешевле, чем обычным гражданам. Но, впрочем, не всегда все складывается так легко. История жительницы маленького сибирского города Усть-Кута, с 2015 года бьющейся за право на квартиру, тому подтверждение.

Женщина с характером

Людмиле Городецкой 33 года, у нее четверо детей — двое от первого брака и двое от второго. Первый муж, по словам нашей героини, считал ее вещью и регулярно избивал. Он был небедным человеком, но Людмила сбежала от него с пустыми руками — если не считать детей. Желания судиться за имущество не возникло, поэтому из всего совместно нажитого россиянка получила 15-метровую долю в однокомнатной квартире.

В июне 2014-го Людмила вновь вышла замуж — на этот раз за простого рабочего. «Он не пьет, не курит. Простой парень, но я полюбила его — и все», — поясняет она. Чтобы нормально жить, в ноябре 2014-го новоиспеченная семья купила в кредит 60-метровую квартиру в обычном девятиэтажном доме. Оформили ипотеку на 15 лет под 11,75 процента годовых — всего за пару месяцев до того, как Центробанк повысил ключевую ставку с 10,5 до 17 процентов, а банки вслед за этим увеличили ставки по жилищным кредитам до 18, 20 и более процентов. Тогда казалось, что семье повезло. «Ни на что мы особо не рассчитывали, хотели работать и платить, как все. Но получилось по-другому», — говорит Людмила.

В 2015 году у них с мужем Алексеем родилась дочь, в 2017-м — сын. Детей в семье стало четверо: сыновья Роман и Максим, девочки Анастасия и Маша. Старшим уже 13 и 11 лет, младшим — четыре и почти два.

«Многие сейчас говорят: "Зачем рожала, о чем думала?" А я так воспитана: сколько детей дал Бог, столько и родила», — поясняет сибирячка. Религиозного смирения и покорности, правда, в ней немного. «Я сказала: Москва меня услышит. И я пойду до конца», — обещает она.

Программа минимум

Трехмиллионный кредит в какой-то момент оказался непосильным для многодетной семьи, но суть конфликта даже не в этом. Людмила еще в 2015 году обратилась в администрацию Усть-Кута с заявлением на участие в программе «Молодая семья» — она не претендовала на хоромы, но хотела, чтобы ей помогли погасить хотя бы часть ипотеки, — таким семьям положена субсидия на жилье, по словам Людмилы, около двух миллионов рублей. В помощи отказали: власти сочли, что Городецкие не могут считаться нуждающимися в жилье.

Норма жилой площади на человека в городе — 14 квадратных метров, а в собственности у семьи на тот момент было 76 «квадратов» — на шесть метров больше, чем положено на пятерых (шестой член семьи, сын Максим, тогда еще не родился). «Лишние» 15 квадратных метров — это тяжкое наследие первого брака, та самая доля в «однушке», которой ни Людмила, ни тем более ее новый муж или дети пользоваться не могли: бывший сдал квартиру в аренду. Доходами от сдачи жилья, естественно, делиться даже не думал.

В октябре 2017-го в семье родился четвертый ребенок, и Людмила вскоре вновь обратилась к руководству города с просьбой включить семью в программу «Молодая семья». Но ей опять отказали: при подсчете количества квадратных метров, положенных Городецким, администрация, по словам Людмилы, просто «не заметила», что в семье появился четвертый ребенок.

При этом сибирячке мягко напомнили, что в 2015 году она продала долю в «однушке». На самом деле ее продали по суду — бывший муж годами не платил за жилищно-коммунальные услуги, накопил огромную задолженность. У Людмилы как у сособственника в какой-то момент арестовали банковские счета. Доля ушла в счет погашения чужих, по сути, долгов.

«В настоящее время мой возраст и возраст моего супруга не достигает 35 лет, и у нас четверо несовершеннолетних детей, которые все проживают вместе с нами, — рассказывает многодетная мать. — Мы живем в квартире, приобретенной за счет ипотечного кредита. Это жилое помещение имеет площадь 60,6 квадратного метра, что меньше установленной нормы на одного человека по Иркутской области. Наша семья состоит из шести человек, а это значит, что нам положено 84 метра».

Людмила хорошо изучила условия программы «Молодая семья». Она указывает: отказать в участии, если семья соответствует всем требованиям, можно, когда люди сознательно ухудшали жилищные условия, чтобы попасть в категорию льготников. В случае с Городецкими таковым ухудшением власти, видимо, сочли рождение очередного ребенка.

«Когда мы пошли вставать в очередь как нуждающиеся в жилом помещении, нашу семью целенаправленно поставили как малоимущих, — сетует женщина. — И теперь мы не сможем участвовать в этой программе».

В январе 2019-го Городецких действительно включили в очередь — под номером 931. В праве на внеочередное получение жилья семье опять же отказали. «Согласно части 2 статьи 57 ЖК РФ, право на внеочередное предоставление жилья имеют три категории граждан. Согласно представленным документам, у вас такого права не имеется, предоставить жилье вне очереди не представляется возможным», — написал в ответ на очередное обращение Городецкой заместитель главы администрации Усть-Кута Евгений Кокшаров.

Кредитный приговор

Выплачивать ипотеку — 45 тысяч рублей в месяц — семья больше не может. Муж Людмилы терял работу, теперь трудится, по ее словам, с утра до ночи, а сама она не зарабатывает — воспитывает детей. «Дети чувствуют все, — огорчается женщина. — И, конечно же, это очень тяжело — натягивать на лицо улыбку, особенно видя, как муж, уже истощенный, приходит домой. Ему приходится практически жить на работе, чтобы хоть какими-то маленькими подарочками порадовать ребятишек». Банк между тем подал на заемщиков в суд.

Людмила написала письмо уполномоченной по правам ребенка при президенте РФ Анне Кузнецовой. Из аппарата уполномоченного минувшей весной пришел ответ: «Уполномоченный рассматривает жалобы на решения или действия (…) при условии соблюдения предварительного судебного или административного порядка обжалования. При этом к жалобе необходимо приобщить копии документов, подтверждающих разрешение данного вопроса компетентными органами. Указанные документы вам не представлены». Московские чиновники передали жалобу Людмилы администрации Усть-Кута. Круг замкнулся.

«Неоднократно обращались в прокуратуру нашего города, но все безрезультатно, — указывает сибирячка. — Сначала они заметили нарушение со стороны администрации — что они «не увидели» факта рождения ребенка, но потом все затихло, просто якобы сделали выговор чиновникам — и только. Когда это закончится? Ведь мы на самом деле имеем право на эту субсидию, но администрация всячески меня запутывает на протяжении всех этих пяти лет. Я бы предложила по всей Иркутской области усилить контроль за друзьями и родственниками наших местных чиновников, потому что выделяются колоссальные деньги на такие программы, как «Молодая семья», но если у меня нет родни в администрации, мне ничего не светит».

Когда семью поставили в очередь на жилье под 931 номером, Людмила вновь пришла к городскому главе — Александру Душину. «Он буквально унижал меня при своих работниках, оскорблял и называл нищенкой, кричал, что мы его достали со своими просьбами», — вспоминает Городецкая. Никакой помощи, хотя бы моральной, конечно, она не получила.

Достучаться удалось до СМИ: «Вести-Иркутск» сняли о сложившейся ситуации сюжет, но фокус внимания в нем — на невыплате ипотеки, а не на действиях местных чиновников. В коротком видео готовность проконсультировать семью выражает уполномоченная по правам ребенка в Прибайкалье Светлана Семенова.

«Если вы сегодня в такой ситуации находитесь, пожалуйста, обращайтесь во всевозможные органы, — просит она. — В том числе к нам. Мы проконсультируем, как нужно действовать. Только, пожалуйста, не запускайте до той ситуации, когда вас завтра выселят с вещами на улицу». Людмила утверждает, что обращалась за помощью к Семеновой еще в 2016 году, но в ответ получила такую же отписку, как от других чиновников.

Спасение утопающих

В настоящее время Людмила и ее супруг умоляют банк заключить с ними мировой договор. «Потому что это самый актуальный вариант в нашем случае, — поясняет женщина. — Мы ведь можем вообще остаться на улице: лишиться квартиры и еще остаться в долгу перед банком на 2 миллиона рублей». Приставы по непонятным причинам оценили недвижимость, в свое время купленную более чем за 3 миллиона, в полтора миллиона. «Мировой договор — это наше спасение. Банк вроде бы пошел на встречу, увеличив срок кредита на 10 лет. Платеж теперь будет 34 тысячи в месяц, но это все равно огромная сумма. За 25 лет мы заплатим банку больше 8 миллионов».

«В данном случае стоит обжаловать отказ чиновников в предоставлении помощи в судебном порядке, — считает Роман Алехин, президент Ассоциации социальных предпринимателей. — Суд уже будет разбираться, действительно ли заявители имеют право на получение субсидии. К тому же суд может не только формально рассмотреть документы, но и учесть все обстоятельства: почему была продана доля в квартире и так далее. Решить этот вопрос окончательно сможет только суд, так как чиновники, скорее всего, так и будут ссылаться на уже вынесенные ими решения, отправляя заявления от одного ведомства в другое. Возможно, поможет внимание СМИ, так как общественный резонанс нередко приводит к разрешению подобных ситуаций. Также необходимо решить вопрос с банком. Не стоит забывать, что должник может попросить о предоставлении ипотечных каникул, если есть основания для отсрочки платежей».

На странице вышеупомянутого Александра Душина в Facebook между тем то и дело публикуются отчеты о достигнутых на чиновничьем посту успехах. «Приятное событие — вручаем свидетельства на получение социальной выплаты для приобретения жилья по программе "Молодым семьям — доступное жилье"», — пишет он под снимком, опубликованным 29 марта текущего года. — В Усть-Куте программа реализуется с 2009 года, 21 молодая семья уже смогла улучшить свои жилищные условия. В этом году еще три семьи получили сертификат. Среди них и многодетная семья, сейчас ребята планируют приобрести дом. Я рад за всех, кому сегодня передали свидетельства, счастья вам и вашим семьям! Здорово, когда молодежь остается жить и работать в Усть-Куте, создает семьи и строит планы на будущее».

Вообще, в Усть-Куте, похоже, привыкли к нарушениям жилищных прав граждан. Летом 2018-го в отношении местных должностных лиц было возбуждено уголовное дело из-за ненадлежащего исполнения программ по переселению людей из непригодных для проживания домов. Горожанам должны были предоставить новое жилье до 1 сентября 2017-го, но в ходе проверки было выявлено 46 нерасселенных зданий. Для города с 40-тысячным населением это непростительно много.

Также в июле 2018-го прокуратуре пришлось практически выбивать для местного ветерана жилищную субсидию. Два месяца спустя новостной портал Ust-kut24.ru опубликовал заметку о том, как усть-кутские чиновники получают бюджетное жилье. По утверждениям журналистов, за последние годы не менее десяти должностных лиц в Усть-Куте смогли полулегальным образом обрести новые квартиры. В их числе и вышеупомянутый Евгений Кокшаров. «Кроме этого, целая индустрия по предоставлению квартир родственникам (чиновников — прим. «Ленты.ру») уже на слуху у многих жителей города», — подчеркивают авторы материала.

«Лента.ру» попросила Александра Душина прокомментировать ситуацию с невключением в программу «Молодая семья» семьи Городецких. Запрос был отправлен и Кокшарову. В ответ — молчание. На сайте администрации нет никакой информации о получивших помощь в рамках программы «Доступное жилье». Не исключено, впрочем, что она спрятана где-то в дебрях портала — так, чтобы никто не мог увидеть в списках фамилии чиновничьей родни.

***

Обратная связь с отделом «Дом»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: dom@lenta-co.ru
Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности