Лента добра
Экономика
Больше интересного — в нашем Telegram

Нерест в обход бюджета

Как рыбный магнат Виталий Орлов уходил от партнеров и налогов
Фото: Денис Вышинский / «Коммерсантъ»

С июля прошлого года в Высоком суде Лондона проходит открытый судебный процесс над Виталием Орловым, скандально известным владельцем рыбопромышленного холдинга «Норебо». Бывший партнер бизнесмена Александр Тугушев утверждает, что его мошенническим путем лишили 33-процентной доли в холдинге, оцениваемой в 350 миллионов долларов. Но, если у суда возникнут вопросы к сделкам с активами «Норебо», трансферному ценообразованию и схемам по выводу прибыли из России через зарубежные компании, пострадать может уже весь бизнес холдинга.

Александр Тугушев утверждает, что был одним из основателей «Норебо» вместе с Виталием Орловым и Магнусом Ротом. Право на треть бизнеса подтверждается устными договоренностями от 1997 года, которые годом позже были закреплены на бумаге. И эти аргументы выглядят убедительными. Во всяком случае, достаточно убедительными для того, чтобы Высокий суд Лондона изначально заморозил активы Орлова на сумму в 350 миллионов долларов, и длительное время они находились под арестом. В результате «сложного и изощренного» заговора Виталия Орлова и третьего партнера Магнуса Рота Александр Тугушев утратил право доли в компании, говорится в одном из решений Высокого суда Лондона. Также стало известно, что Виталий Орлов, который сейчас отрицает какое-либо право Александра Тугушева на долю в «Норебо», в 2015 году сам предлагал бывшему партнеру 60 миллионов долларов за отказ от притязаний на нее. Тугушев отверг предложение Орлова, посчитав сумму недостаточной.

История непростая, и дело складывается не в пользу Орлова. Так, во время судебного процесса достоянием общественности стала информация и о том, что «Норебо» на протяжении многих лет злоупотреблял трансфертным ценообразованием и помогал дружественным рыболовецким предприятиям выводить прибыль из России через гонконгскую компанию. Кроме того, стало понятно, что должность руководителя одного из крупнейших российских рыболовецких холдингов никак не мешала Орлову связывать свое будущее не с Россией, а с Великобританией. Так, практически сразу после подачи иска и заморозки активов бизнесмен попытался оспорить подсудность дела Высокому суду Лондона, утверждая, что живет и работает в Мурманске, а в Великобританию прилетает лишь иногда. Однако суд его утверждения не убедили. Английская юстиция нашла сразу несколько доказательств связи Орлова и Великобритании — офис одной из главных компаний холдинга «Норебо» находится в этой стране, дети Орлова проживают в Англии, а сам он имеет дорогую недвижимость в Лондоне. Совсем недавно, 6 августа 2019 года, английский апелляционный суд поставил точку в этом вопросе и отказал Орлову в апелляции на решение об юрисдикции. Подробности этого скандального дела с анализом всех доступных документов — в материале «Ленты.ру».

Сделка с Ротом

«Норебо» является крупнейшим рыбопромышленным холдингом в России, ежегодно добывает более 400 тысяч тонн минтая, трески и пр. В 2018 году Forbes оценивал выручку группы в 56,1 миллиарда рублей. Как следует из документов Высокого суда Лондона, Александр Тугушев утверждает, что был одним из основателей «Норебо» вместе с Виталием Орловым и Магнусом Ротом, но в 2003 году, перейдя на работу в Госкомрыболовство, он якобы вышел из бизнеса. В 2016 году Орлов выкупил долю Рота за 350 миллионов долларов и стал единственным владельцем «Норебо». В пересчете по среднему курсу в июне 2016 года (65,31 рубль за доллар) получается, что треть холдинга оценили примерно в 22,8 миллиарда рублей. Интересно, что произошло это как раз в тот момент, когда конфликт Тугушева и Орлова начал набирать обороты.

Орлов выкупил акции Рота в основном за счет самого холдинга «Норебо», который в свою очередь занял деньги у Сбербанка. Для выкупа использовались две достаточно простых схемы. В первом случае «дочки» «Норебо» покупали у Магнуса Рота акции головной компании. Это привело к так называемому «кольцевому» владению: дочерние предприятия холдинга теперь владели акциями своей же холдинговой компании. Эта нехитрая схема позволяла бизнесмену получить полный контроль над компанией и избавляла его от необходимости платить деньги со своего личного счета. Во втором случае Орлов брал займы у входящих в «Норебо» компаний и покупал у Рота акции, вновь используя средства собственного холдинга. Это видно из налоговых деклараций Орлова и запроса в интересах Рота в Минфин РФ (имеется в распоряжении «Ленты.ру»). В нем компании холдинга указаны в качестве лиц, приобретающих у Рота акции покупаемого общества.

Напомним, что холдинг «Норебо» давно обосновался в Гонконге. В Гонконге зарегистрирована компания Three Towns Capital Limited, которая является важной частью холдинга и которая владеет многими иностранными компаниями «Норебо». Через Three Towns Capital Limited и ее дочерние организации продается значительная часть продукции «Норебо». «Норебо» владел в Гонконге офисом и квартирами, а Орлов до 2014 года даже указывал Гонконг в российских налоговых декларациях как свое место жительства. При этом в самом Гонконге Орлов заявлял в суде, что никогда там не проживал, а только приезжал по рабочим вопросам.

Также Роту и Орлову принадлежало по 50 процентов акций гонконгской компании All Ahead Investments Limited. И свою долю Орлов передал Роту, как можно предположить, по заниженной цене. Сделано это было с целью уменьшить сумму налога, который Магнус Рот должен был заплатить с дохода от продажи акций.

Уйти от налогов

Доход получил и Виталий Орлов. Это доля в компании «Норебо Холдинг». И то, что отчуждения акций компании All Ahead как такового не было, не имеет значения. По мнению налоговых специалистов, структурирование сделки через размытие доли Орлова в All Ahead имело своей целью минимизацию налогообложения. Бизнесмен получил выгоду, обменяв актив, который он приобрел за несколько лет до этого значительно дешевле, и поэтому должен был заплатить налоги с этой сделки. Тем не менее, в декларации Орлова за 2016 год нет ни малейшего следа этих доходов. В справке о доходах физического лица за 2016 год (имеется в распоряжении «Ленты.ру») Орлов указал сумму в 17 миллионов 74 тысячи 209 рублей. Налоговым агентом тогда выступала компания «УК Норебо».

Чтобы расплатиться с Магнусом Ротом за основную часть сделки, бизнесмен, похоже, предпочел использовать средства, которые он взял в долг у своей же компании (ей, в свою очередь, занял Сбербанк), а затем «погасить» эти займы за счет дивидендов, которые «Норебо» выплачивал Орлову как акционеру.

Здесь появляется еще одна проблема. По сложившейся практике, если акционер получает заем от собственной компании и не погашает его в следующем году, то такой заем должен рассматриваться как дивиденды. Из налоговой декларации Орлова следует, что в 2016 году дивидендов на сумму, сопоставимую с займом, он не декларировал. Такие действия могут подпадать под статью 199.2 УК РФ «Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов». Максимальное наказание — семь лет лишения свободы. По отчетности «Норебо Холдинг» за 2016-2018 годы видно, что по статье «прочие обязательства» были отражены очень существенные суммы, которые вероятнее всего являются задолженностью компании перед Виталием Орловым. На конец 2018 года остаток этой задолженности составлял 45 миллионов рублей. Это может означать, что Орлов не рассчитался со своей компанией окончательно.

Не стал платить налоги в России и Магнус Рот. По меньшей мере 200 миллионов долларов он получил от продажи акций российских компаний и должен был уплатить 30 процентов налога на доходы от этой сделки (причем через сами входящие в «Норебо» компании, которые должны были в данной ситуации выступить как налоговые агенты). Конечно, между Россией и Швейцарией (резидентом этой страны является Магнус Рот) заключено Соглашение об избежании двойного налогообложения (СИДН), поэтому Рот мог бы уплатить этот налог там, а не в России. Но и этого, по всей видимости, сделано не было.

Для уплаты налога в Швейцарии Магнус Рот должен был пойти в российскую ФНС, подтвердить резидентство в другой стране, показать SPA и получить справку, что сделка не облагается налогами в России. Однако он поступил по-другому: Орлов и Рот с помощью юридической фирмы «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» (ЕПАМ) сделали запрос у Министерства финансов РФ — каким образом Магнусу Роту нужно подтвердить свое налоговое резидентство в Швейцарии (письмо в Минфин имеется в распоряжении «Ленты.ру»). ЕПАМ известна умением работать с государственными органами и крупными корпорациями. Юрфирма считается близкой к Кремлю, ведь ее основатель — известный адвокат Николай Егоров — является однокурсником президента Владимира Путина.

В ответ на письмо Минфин тут же объяснил, что если лицо, не являющееся резидентом РФ, предоставит справку об иностранном налоговом резидентстве, этого будет достаточно, чтобы налоговый агент мог не удерживать 30 процентов от платежа для перечисления в бюджет России (письмо Минфина имеется в распоряжении «Ленты.ру»).

Конечно, Магнус Рот предоставил справку о налоговом резидентстве Швейцарии из кантона Тичино. Нужно отметить, что налог на подобные доходы в этом кантоне — 41 процент, что гораздо выше российских 30. Из этого можно предположить, что Рот вряд ли на самом деле уплатил налог там. Эта справка была использована для достижения двух целей. Во-первых, компании «Норебо», контролируемые Орловым, не стали удерживать с Рота налог. Во-вторых, департамент комплаенса Сбербанка, через который проходили эти огромные платежи, не стал задавать лишних вопросов по поводу налоговых последствий такой сделки. Не исключено, что справка, касающаяся исключительно части сделки между Ротом и компаниями «Норебо», была использована и для сделки между Ротом и Орловым. И Сбербанк, в котором у Орлова открыт счет, это тоже «пропустил».

«Сотрудничество» Сбербанка и «Норебо» не ограничивается проведением сомнительных платежей. Например, в 2018 году компания приобрела два судна — Vessel Shpichbergen и Barenburg (за 28 и 36 миллионов долларов соответственно). Эти суда куплены на заемные средства, полученные от «Сбербанка», при этом стоимость судов существенно завышалась. Для сравнения — танкер Royal Greenland, абсолютно идентичный Vessel Shpichbergen, в 2019 году продавался менее чем за 21 миллион долларов. А ведь еще надо учитывать, что к цене оферты практически всегда делается дисконт в 20 процентов, — то есть стоимость судов «Норебо» была завышена еще больше. Это создает риск убытков для Сбербанка, который не сможет при необходимости вернуть средства за счет переоцененного залога, и наверняка позволяет Орлову хорошо зарабатывать на привлекаемом финансировании. Подобные методы напоминают схемы другого рыбопромышленника и бывшего сенатора Дмитрия Скарги, который в итоге был вынужден сбежать из России, спасаясь от начатого уголовного преследования.

Примечательно, что буквально несколько недель назад Орлов начал процесс реорганизации российских компаний (МГФ и РК Согра), участвовавших в этой сомнительной сделке (в распоряжении «Ленты.ру» имеется справка о начале реорганизации компаний). Это могло быть сделано по двум причинам. Во-первых, проведенная реорганизация затруднит взыскание средств с Орлова в случае его проигрыша в Высоком суде Лондона. Во-вторых, проведение реорганизации — это проверенный способ избежать или снизить налоговые претензии, которые весьма вероятны.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики