Лента добра
Бывший СССР
Больше интересного — в нашем Facebook

Мова против русского

Как русский язык на Украине стал главной угрозой правлению Зеленского
Фото: Pierre Crom / Getty

Владимир Зеленский сделал то, что не удавалось его предшественникам, — он преодолел извечный электоральный раскол Украины на «пророссийский» юго-восток и «проевропейский» северо-запад. Высокий уровень поддержки населения по всей стране обеспечило как протестное голосование, так и яркие миротворческие инициативы политика и его команды. Жителей юго-востока привлекла решимость урегулировать конфликт в Донбассе и возможное изменение политики в отношении русского языка. Однако, судя по первым шагам президента, их надежды вряд ли оправдаются. Почему — разбиралась «Лента.ру».

Свой человек

Несмотря на присутствие в своей команде либеральных реформаторов и отъявленных националистов, Владимир Зеленский дважды нанес электоральное поражение Юрию Бойко и возглавляемой им партии «Оппозиционная платформа — За жизнь», сумев привлечь на свою сторону значительное число русскоязычных избирателей. Отчасти раздробление электората юго-востока Украины связано с трудовой миграцией сотен тысяч граждан, лишившихся, как и многие жители Донбасса, активного избирательного права. Тем не менее многие украинцы поначалу восприняли Зеленского как «своего» — выходца из народа, легко переходящего с государственного языка на родную для него русскую речь.

После пятилетия националистической риторики Петра Порошенко фигура молодого комика, назвавшего своей главной задачей достижение мира в Донбассе, стала временно компромиссной. Все граждане ждут от президента решения многочисленных социально-экономических проблем — куда более насущных, нежели языковой вопрос, коим в политических целях успели воспользоваться все украинские политики с момента обретения страной независимости. Но вернуться к вопросам дерусификации главе государства в любом случае придется. В том числе, чтобы не потерять электорат юго-востока.

От Верховной Рады предыдущего созыва команде Зеленского достался одиозный закон «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», принятый депутатами в самый разгар президентской кампании. Он предусматривает использование украинского во всех сферах публичной жизни, без исключений даже для представителей национальных меньшинств. С учетом измененного закона «Об образовании», с 2023 года лишающего возможности обучаться на русском языке, миллионы русскоговорящих окажутся в заведомо дискриминационном положении.

В Донбассе и других юго-восточных областях Украины продолжают надеяться если не на кардинальный пересмотр языковой политики, то хотя бы на приведение законодательства в соответствие с международным правом и Конституцией, предусматривающей свободное развитие, использование и защиту русского языка.

По словам верховного комиссара ОБСЕ по национальным меньшинствам Ламберто Заньера, министерство культуры Украины совместно с международными советниками готовит ряд поправок, учитывающих роль русского языка. Вопрос лишь в том, какая именно роль достанется языку, остающемуся родным для трети украинских граждан.

Заложники национализма

Пока в команде Зеленского стараются обходить стороной тему языковой политики. Например, офис президента до сих пор не разглашает результатов проведенной экспертизы языкового закона на предмет соблюдения прав и интересов граждан.

Дело в том, что языковой вопрос стал главным инструментом политических противников украинского лидера еще во время предвыборной кампании. Зеленский и ранее не стеснялся использовать русский язык в повседневной речи, что стало поводом для нападок со стороны штабов бывшего президента Петра Порошенко и лидера Радикальной партии Олега Ляшко — политики не упускали шанса обвинить своего оппонента в работе в интересах Кремля, когда будущий украинский лидер переходил на русский.

Ляшко и Порошенко смогут использовать любые уступки русскоговорящим для мобилизации националистической части электората или попыток расколоть разнородное парламентское большинство «Слуги народа» новыми обвинениями в «российском реваншизме». У них хватает сторонников, о чем свидетельствует бурное негодование политиков и общественников по поводу заявления главы администрации президента Андрея Богдана. «Мы сможем Донецкой и Луганской области разрешить разговаривать на русском языке, если после этого у нас начнется мир в стране? Ставим вопрос — "да/нет". Если можем, тогда Донецк и Луганск общаются на русском языке», — сказал он.

Не меньшее беспокойство у украинских патриотов вызвали и слова будущего спикера Верховной Рады Дмитрия Разумкова о возможности наделить русский язык региональным статусом.

Однако подобные заявления новых политиков укладываются в концепцию минских соглашений по Донбассу, на выполнении которых настаивают Европа и Россия — в документе прописано обязательство Киева предоставить самопровозглашенным республикам культурно-языковую автономию. Если Зеленский решит все же придерживаться согласованного курса по решению конфликта на юго-востоке страны, Верховной Раде придется внести поправки не только в закон о государственном языке, но и в Конституцию страны. Это станет прецедентом для других регионов, где украинский тоже не является самым распространенным.

Эхо Украины

Сам Зеленский неоднократно подчеркивал, что украинский язык останется единственным государственным. На стороне президента и большинство населения — украинизация рассматривается в стране как способ создать независимое государство. После окончательного раскола общества в 2014 году искоренение русского языка из всех сфер публичной жизни стало символом развития новой государственности.

Судя по всему, ради баланса во внешней и внутренней политике Киев готов пойти на смягчение языкового законодательства, одновременно усиливая пропагандистскую работу в СМИ и украинском сегменте Рунета. Так, по словам заместителя главы офиса президента Кирилла Тимошенко, власти планируют создать «всемирный русскоязычный телеканал» с целью усиления позиции Украины в информационном противостоянии с Россией.

Позднее Тимошенко добавил, что телеканал претендует прежде всего на борьбу за умы жителей Донбасса и Крыма. Он должен стать частью «большой стратегии реинтеграции неподконтрольных территорий». Киевские медиа-менеджеры представят стратегию развития пропагандистского канала к началу октября. Уже известно, что, помимо политического контента, на нем будет и развлекательный — фильмы и телешоу.

Кроме того, свои услуги властям Украины на информационном поприще уже предложил главный редактор «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов: в одном из интервью он высказал желание в ближайшее время выйти на украинский рынок с региональным бюро российской редакции. Журналист уточнил, что цель проекта — вещать в Россию об Украине. Однако для этого Верховная Рада сначала должна пересмотреть политику государства, изменив законодательство в части языковых квот.

У общественности медийные инициативы нового президента вызвали множество вопросов. Больше всего людей интересует, будет ли канал заниматься только пропагандой и информационной войной, или же планируется создание очередного СМИ с проевропейским контентом для долгосрочной работы с русскоязычной аудиторией. Дело в том, что подобного рода массмедиа на Украине уже есть, и немало, причем часть из них напрямую спонсируется США: это «Радио Свобода», «Настоящее время», а также «Голос Америки». Русские службы существуют также у Euronews и BBC.

Кроме того, недовольство граждан вызвала необходимость выделения на «пропагандистскую схему» значительных средств налогоплательщиков. По оценкам главы комитета Верховной Рады по вопросам свободы слова и информационной политики Виктории Сюмар, для запуска проекта потребуется около двух миллиардов долларов — сумма, равняющаяся четверти оборонного бюджета страны.

Попытки запустить на Украине русскоязычное лояльное СМИ уже неоднократно предпринимались, но безуспешно. В конце 1990-х годов, еще при Леониде Кучме, экспериментальная телестудия «Экспресс-информ» большую часть эфирного времени вещала на русском. Сейчас она преобразована в «5 канал» Петра Порошенко. В 2003 году по указу Кучмы и в соответствии с рекомендациями Совета национальной безопасности и обороны создали «Всемирную службу УТР» — первую в стране спутниковую телевизионную компанию, рассчитанную на мировую аудиторию. В 2015 году правительство Арсения Яценюка превратило ее в телеканал UATV. Вероятно, именно на его базе команда Зеленского запустит свое медиа.

Дело Кучмы продолжил холдинг Игоря Коломойского «1+1 Медиа» — в 2014 году он запустил канал Ukraine Today, который должен был представить миру «доступ к реальным фактам и событиям на Украине, в России и странах СНГ». Но из-за низких рейтингов прекратил вещание уже в апреле 2016 года, а спустя лишь год и вовсе перестал существовать даже как интернет-проект.

Учитывая опыт прошлых лет, эксперты смотрят скептически на идею пропагандистского канала. Ее связывают не столько с необходимостью реинтегрировать Донбасс, сколько с потребностью загрузить производственные мощности «Студии Квартал-95», сооснователем которой является Владимир Зеленский. Президент выполнил свое обещание выйти из бизнеса и раздал доли в принадлежащих ему компаниях, однако ранее его бизнес-партнер Сергей Шефир сообщал, что это временная мера, и по истечении президентского срока украинский лидер вновь вернется к предпринимательской деятельности.

Украинизация продолжается

Несколько иную стратегию Киеву предлагает известный американский историк, профессор Йельского университета Тимоти Снайдер. Он считает необходимым создать специальный институт стандартизации и развития украинской версии русского языка.

По его мнению, существование «киевской редакции», отличающейся как в устной, так и в письменной речи от нормированного литературного языка в России, поспособствует дальнейшему разъединению стран, а заодно лишит Москву возможности эффективно использовать «мягкую силу». Образцами для создания альтернативного языкового пространства могут, при всех оговорках, служить разные версии английского языка в Великобритании и США, а также языка хинди в Индии и Пакистане.

Что интересно, Снайдер при этом не призывает отказываться от тотальной украинизации, отмечая, что идея трансформации русского языка достигнет успехов именно в юго-восточных областях страны, где его использует большинство населения. Профессор указывает, что миллионы русскоговорящих украинцев лояльны Киеву, поскольку разочаровались в политике Москвы. «Украинцы, белорусы и казахи просто отдали России монополию на русский. Это неестественно, это ненормально, это стоит изменить», — считает американский профессор и призывает использовать лингвистику как еще один способ воздействия на мнение жителей.

Однако на Украине явно считают, что этот метод не сработает. В начале августа офис уполномоченного Верховной Рады по правам человека объявил конкурс на должность омбудсмена по защите украинского языка, как того требует законодательство. Пока еще действующее правительство утвердило долгосрочную программу популяризации украинского языка. Стратегия «Сильный язык — успешное государство» предполагает, что доля граждан, исключительно или преимущественно использующих украинский язык в быту, составит к 2030 году не менее 75 процентов, при этом не менее 80 процентов украинский будут называть своим родным языком.

«Разработка стратегии обусловлена необходимостью кардинальных изменений, направленных на повышение популярности и конкурентоспособности украинского языка в Украине и мире», — указывается в распоряжении. Необходимость действительно связана со статистическими данными. На украинском и русском языке в быту, несмотря на пятилетку попыток Киева изменить ситуацию, все еще разговаривает примерно одинаковая часть граждан (по 49 процентов). Причем русский преобладает в неформальном общении — с друзьями, знакомыми (52 процентов) и в интернете (56 процентов).

Статус русского языка на Украине остается принципиальным политическим и идеологическим вопросом и для западников, и для русофилов. Даже в своей броской инаугурационной речи Зеленский не забыл отметить, что язык должен объединять общество, а не разделять его. Разрешение этого вопроса станет для нового президента таким же сложным испытанием, как урегулирование конфликта в Донбассе — для этого ему придется стать «своим» для всех частей глубоко расколотого украинского общества, в котором пять лет подряд только разжигалось гражданское противостояние.

Поэтому есть риск, что популистские обещания позаботиться о культурно-языковых потребностях, а вместе с ними и о восстановлении мира на Украине, так и останутся яркими предвыборными обещаниями.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики