«Звонили ночью и включали похоронный марш»

Ее мать довели до смерти черные риелторы. Теперь россиянка пытается вернуть свое жилье

Силовые структуры

Фото: Aurelia Frey / Diomedia

В Нижегородской области осудили банду черных риелторов, среди которых оказалось трое полицейских. От их рук погибли три человека, а недвижимость жертв досталась преступникам. Недвижимость всегда привлекала бандитов. И чем дороже становится квадратный метр, тем жестче и решительнее они действуют. В этом убедилась на своем горьком опыте студентка МГУ Ольга Бородина. Когда прошлой осенью ее мама умерла при странных обстоятельствах, выяснилось, что московская квартира, где они жили, перешла в собственность загадочных третьих лиц. С тех пор девушку постоянно преследуют и угрожают расправой. В том, как черные риелторы превращают жизнь россиян в настоящий кошмар, разбиралась «Лента.ру».

Редакция просит считать данный текст официальным обращением в МВД России.

Пропавшие миллионы

В 2018 году у студентки МГУ Ольги Бородиной случилась трагедия — ее мать Светлана неожиданно скончалась. На этом беды в семье не закончились: разбирая вещи покойной, девушка невольно раскрыла тайну, которую Светлана больше года скрывала от близких.

Среди старых свитеров Светланы оказался договор о займе на 2,9 миллиона рублей под залог квартиры, который был заключен покойной с компанией микрозаймов «Реальные инвестиции». На что женщина потратила столь внушительную сумму, так и осталось загадкой. Никаких больших покупок семья не совершала, а банковский счет Светланы Бородиной был практически пуст. Не нашлось у нее и тайника с наличными.

Для студентки и ее отца — владельца небольшого охотничьего хозяйства — долг почти в три миллиона рублей оказался неподъемным. Ольга была уверена, что мошенники обманули ее мать, — и написала заявление в полицию.

Через несколько дней Бородиным сообщили, что их история — «гражданский вопрос», который уже решен судом. При этом никаких повесток родственники покойной не получали. Тем не менее по итогам заседания суд постановил, что семья Бородиных должна расстаться не с большой суммой денег, а с трехкомнатной квартирой на Каширском шоссе. Загадочным образом жилье рыночной стоимостью в 11 миллионов рублей перешло в собственность третьего лица. Вскоре в платежных квитанциях появилась фамилия нового собственника — некого Алишера Новичкова.

«Мама готова была пойти на все»

По словам Ольги, у ее матери давно были проблемы с финансами. Светлана регулярно сдавала в ломбард золотые украшения, брала кредиты и гасила их новыми займами.

Изначально деньги уходили на увлечение дочери бальными танцами. Девушке прочили блестящее танцевальное будущее, но занятия обходились дорого. Светлане приходилось оплачивать поездки дочери на соревнования за границу, тренеров, а пошив каждого из многочисленных платьев для танцев обходился примерно в 100 тысяч рублей. В итоге у семьи Бородиных накопились огромные долги — и Ольге пришлось оставить занятия.

— Мама очень любила меня и готова была пойти на все, чтобы помочь мне добиться успеха в танцах, — говорит девушка в беседе с «Лентой.ру». — Она тратила на костюмы почти всю свою крошечную зарплату администратора и постоянно приходила поболеть за меня на конкурсах. Отец это увлечение не поддерживал и деньгами не помогал, так что приходилось крутиться.

В какой-то момент у Светланы Бородиной в одночасье испортилась кредитная история. Женщина помогла подруге, взяв для нее кредит в 50 тысяч рублей на свое имя, а та просто исчезла и перестала отвечать на звонки. Из-за просрочки выплат банки отказывали в новых займах — и покрывать долги стало нечем. Попав в замкнутый круг, Светлана решилась на микрозаймы и стала срывать «серые» объявления на остановках. Тогда-то в ее жизни и появилась судьбоносная контора «Реальные инвестиции».

— Коллекторы были частыми гостями в нашем доме, — вспоминает Ольга Бородина. — Они названивали сутки напролет, приходили и долбили в дверь. Мы с мамой даже выработали схему, чтобы до нас не добрались. Если мне звонили, я говорила, что не живу с ней, и весь день никому не открывала, сидела дома. Полную сумму маминых кредитов не удалось установить до сих пор.

«Она не позволила бы выкинуть нас, как мусор»

Чтобы разобраться, как долги обернулись потерей квартиры, Бородины обратились в Нагатинский суд Москвы, где решался вопрос о праве собственности. Получить материалы дела оказалось не так просто. На протяжении двух месяцев их «теряли», снова и снова отправляя семью к разным сотрудникам суда. Решить проблему помогла только официальная жалоба — дело нашлось за пять минут.

Когда Ольга ознакомилась с документами, все стало вставать на свои места. Девушка решила, что ее мать наверняка подкупили выгодные условия в конторе микрозаймов «Реальные инвестиции». На протяжении шести лет женщина должна была ежемесячно выплачивать по 21 тысяче рублей — и лишь потом за раз внести один миллион и 200 тысяч. При этом сам заем был оформлен под залог жилья — несмотря на то что в квартире в то время были прописаны несовершеннолетняя Ольга Бородина и ее пожилая бабушка. После этого, судя по данным банковских транзакций, должница исправно переводила 21 тысячу рублей неизвестному лицу.

Девушка предполагает, что сначала Светлана не брала сумасшедших сумм: соглашение, заключенное с конторой в 2017 году, оказалось примерно третьим по счету. На словах мошенники разрешили ей задерживать выплаты, а сама Светлана невнимательно прочла документы. Из-за этого у нее постепенно накопились пени, деньги на оплату которых женщина брала в той же конторе — «не отходя от кассы». В итоге из-за нарушений при выплатах по кредиту контора «Реальные инвестиции» подала в суд.

Однако настоящим шоком для семьи Бородиных стало то, что Светлана подписала отказную от их квартиры в счет погашения долга.

— Мы до сих пор не можем понять, как мама решилась на такой шаг, — говорит собеседница «Ленты.ру». — Возможно, ее просто вынудили. Она любила нас — и не позволила бы выкинуть на улицу словно какой-то мусор.

Между тем Ольга припомнила странный инцидент из их семейного прошлого. Когда она заканчивала школу, ее мать попросила их с отцом съездить в нотариальную контору, где последний отказался от своей доли в квартире. Желание стать единоличным собственником Светлана объяснила тем, что хочет взять кредит на обучение дочери.

«Я спрашивала у папы, можно ли убить человека сковородой»

Чтобы уличить мошенников, Бородины срочно подали апелляцию, после чего их квартиру арестовали. Такое решение устроило не всех. Почти три месяца к семье наведывались представители конторы микрозаймов — рослые мужчины кавказской национальности. Они запугивали Бородиных и требовали покинуть квартиру, напоминая, что хозяева там «практически никто».

Ольга вспоминает, что как-то раз ей позвонили неизвестные и попросили связаться со Светланой. Затем пришло странное сообщение — его отправитель писал, что женщина не выходит на связь, и предлагал «помочь по соседям». В итоге звонившие и впрямь пошли по этажам, настраивая соседей против Бородиных.

А потом к ним на кофе заглянул юрист из «Реальных инвестиций» и отдал видеозапись. На ней Светлана сидит в офисе, а перед ней лежат пачки купюр. На камеру она говорит, что получила деньги в полном объеме и что заключать договор ее никто не принуждал. При этом, о какой именно сумме идет речь, женщина не уточняла.

— Постоянное психологическое давление невыносимо; хуже всего было, когда неизвестные звонили ночью и включали похоронный марш, — рассказывает Ольга. — У нас развилась паранойя: мы привезли домой отцовское ружье для охоты и сменили все замки. Я подходила к папе и спрашивала, можно ли убить человека сковородой. Мы были как муравьи, которых пытаются выпарить кипятком из квартиры.

Впрочем, как оказалось, представители конторы, с которой связалась Светлана Бородина, порой прибегают и к более жестким методам.

По данным СМИ, один из учредителей «Реальных инвестиций» Заур Алиев владеет посредническим агентством, которое занимается быстрой продажей квартир и сопровождением юридических сделок. В 2015 году в отношении Алиева и двоих его коллег — Никиты Васина и Дениса Золотова — было возбуждено уголовное дело, их обвиняли в вымогательстве. При обысках в офисе нашли множество ключей от квартир, вероятно, принадлежавших пострадавшим.

Клиентами конторы становились малоимущие люди с тяжелыми заболеваниями или больными детьми. Если на организацию была записана лишь доля в чужой квартире, к хозяевам подселяли «профессиональных соседей». Они избивали жертв, громили мебель с посудой и делали все, чтобы те продали оставшуюся часть за гроши.

После года в СИЗО подозреваемых отпустили, но, как удалось выяснить Ольге Бородиной, уже зимой 2018 года подозреваемых арестовали снова. В сети конторы попали десятки людей, а на учредителя Алиева оказались записаны доли более чем в 50 квартирах. Сколько переписано на остальных фигурантов дела, до сих пор остается загадкой. По мнению оперативника из Управления экономической безопасности и противодействия коррупции (УЭБиПК) МВД России, общий ущерб от действий черных риелторов может составлять более 300 миллионов рублей.

«Я просто борюсь за свое будущее»

Узнав о криминальном прошлом преследователей и сопоставив даты, Бородины задумались о том, что Светлана могла умереть не своей смертью. Дело в том, что решение суда об их квартире на Каширском шоссе вынесли на следующий день после того, как не стало должницы, — и это было очень на руку кредиторам.

— Я была в поездке и не знала, что происходит дома, — рассказывает Ольга Бородина. — Внезапно мама позвонила и рассказала, как сильно скучает по мне и любит, хотя такая сентиментальность ей не свойственна. Я вернулась с вокзала — и нашла маму плачущей на полу. Ей было очень плохо: давление и температура, тошнота, боль в районе ребер.

У Светланы Бородиной не было хронических болезней, и она могла похвастаться неплохим иммунитетом. Три недели женщина сдавала анализы, а врачи не могли определиться с диагнозом: ей ставили то остеохондроз, то ротавирусную инфекцию, то ОРВИ.

В итоге Светлану госпитализировали — и через несколько дней она скончалась. Вскрытие показало, что причины смерти — разрыв сердечной аорты и аневризма. Однако знакомые медики Бородиных не исключили, что Светлану могли отравить.

С того момента прошло около года. Все это время Ольга Бородина пытается справиться с утратой матери и постоянно живет на чемоданах. Решение суда о выселении ее из квартиры до сих пор не вступило в законную силу. Что до уголовного дела о мошенничестве, возбуждать его правоохранительные органы отказываются.

Между тем отец Ольги помогать дочери не стал — он просто переложил все проблемы на ее плечи и уехал к родственникам. Примерно в то же время молодого человека девушки призвали в армию. Чтобы выживать и оплачивать консультации юриста, Ольге Бородиной пришлось взять академический отпуск в университете и устроиться на три работы.

— Сейчас я просто борюсь за свое будущее, — заключает она. — В случившемся нет виноватых. Только пострадавшие. И те, кто эти страдания причинил. Не знаю, чем закончится история, но надеюсь, в моей жизни больше не будет людей, готовых нажиться на чужих бедах.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru
Что происходит в России и в мире? Объясняем на нашем YouTube-канале. Подпишись!

Антонина Матвеева

Комметарии к этой новости отключены