Лента добра
Наука и техника
Больше интересного — в нашем Telegram

Буря в воде

Что испытывали на военном полигоне в Северодвинске, где погибли семь человек
Кадр: Минобороны России / YouTube

Министерство обороны России 8 августа провело испытания жидкостного реактивного двигателя, завершившиеся взрывом и гибелью нескольких военных и гражданских специалистов Российского федерального ядерного центра — Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики (РФЯЦ-ВНИИЭФ) из Сарова (Нижегородская область). «Лента.ру» попробовала восстановить хронологию событий, а также рассказывает об изделии, которое могли тестировать инженеры-ядерщики.

Инцидент

Инцидент произошел 8 августа незадолго до полудня по московскому времени на 45-м Государственном центральном морском испытательном полигоне Военно-морского флота (ВМФ) России, расположенном вблизи поселка Ненокса на побережье Белого моря примерно в 30 километрах от Северодвинска (Архангельская область), при работах, связанных с инженерно-техническим сопровождением изотопных источников питания на жидкостной двигательной установке (ДУ). Соответствующие мероприятия, которые велись на наземной или морской платформе, спровоцировали возгорание, а затем — взрыв.

Согласно попавшей в сеть записке Института проблем безопасного развития атомной энергетики (ИПБРАЭ) Российской академии наук (РАН), в 11:50 по московскому времени датчики Автоматизированной системы контроля радиационной обстановки (АСКРО) зафиксировали в Северодвинске длившееся около 20 минут повышение радиационного фона. Невысокая величина такого скачка означает, что изотопные источники питания имели невысокую мощность, а его кратковременность — быструю локализацию сохранившейся или разрушенной двигательной установки внутри наземного укрытия, судна или под водой.

«Доза радиоактивного облучения, которая дополнительно набралась из-за этого повышения, находится на уровне микрорентгена. Это в тысячу раз меньше разрешенной годовой дозы облучения», — сказал директор ИПБРАЭ РАН Леонид Большов, отметив, что «говорить об угрозе нарушения безопасности просто не приходится».

Эту точку зрения разделяет и главный редактор портала AtomInfo.ru Александр Уваров. По его словам, радиоизотопный источник входит в состав системы управления загоревшейся экспериментальной двигательной установки, обладает крайне небольшой активностью и может быть опасным, только если взять его в руки или находиться в непосредственной близости от него.

После взрыва в район инцидента вылетели вертолеты санитарной авиации, доставившие пострадавших в специализированные медицинские учреждения. В настоящее время известно, что на военном полигоне погибли двое представителей Минобороны и пять сотрудников РФЯЦ-ВНИИЭФ (разработчик специальной аппаратуры и программного обеспечения Алексей Вьюшин, ведущий инженер-электроник отдела (в экспедиции исполнял обязанности начальника смены) Евгений Коратаев, руководитель научно-испытательной группы Вячеслав Липшев, инженер по испытаниям первой категории Сергей Пичугин и заместитель начальника научно-испытательного отделения — начальник научно-испытательного отдела Владислав Яновский), а также пострадали шесть человек (Игорь Березин, Сергей Плаксин, Алексей Перепелкин, Дмитрий Абалин, Александр Манюсин и Сергей Гришин), трое из которых находятся в тяжелом состоянии.

Спустя пару часов после инцидента Администрацией морских портов Западной Арктики (Мурманск) по требованию Минобороны район Двинского залива Белого моря был закрыт для свободного плавания на период с 9 августа по 9 сентября. Такое решение можно объяснить необходимостью извлечения попавших в воду в результате взрыва фрагментов двигательной установки или очистки акватории от токсичных компонентов топлива установки. Стоит отметить, что район проведения испытаний был закрыт для гражданских судов изначально раньше, в период с 5 по 11 августа, то есть до взрыва на полигоне под Северодвинском.

Причина

Изначально среди версий случившегося приоритетными считались две. Согласно первой, на 45-м Государственном центральном морском испытательном полигоне ВМФ проводились работы, связанные с перспективной гиперзвуковой ракетой «Циркон». В таком случае источником радиации могли бы стать каталитические присадки в топливе для жидкостной ДУ или повреждение атомного корабля (атомной подводной лодки (АПЛ) или атомного ракетного крейсера), специально задействованного в испытаниях или случайно оказавшегося в районе их проведения. Впрочем, после того как была обнародована информация об использовании изотопных источников питания, эта версия отпала, поскольку в «Цирконах» не используются изотопные источники питания.

Второе и наиболее приемлемое сейчас объяснение случившегося — испытания элементов перспективной низколетящей малозаметной крылатой ракеты глобальной дальности «Буревестник», которая должна оснащаться малогабаритной ядерной энергоустановкой (ЯЭУ). Исходя из последних данных, такая ракета должна получить как минимум две ступени, первая из которых оснащается ракетной или авиационной ДУ с децилином или гептилом в качестве топливного компонента, а вторая — воздушно-реактивным двигателем (ВРД) с одним или несколькими радиоизотопными термоэлектрическими генераторами (РИТЭГ). Таким образом пожар под Неноксой вызвали децилин или гептил, а колебание радиационного фона — РИТЭГ. Нельзя не отметить, что в производстве последних Россия накопила достаточно большой опыт (российские РИТЭГ получили несколько миссий НАСА по исследованию дальнего космоса).

На версию об испытаниях крылатой ракеты с малогабаритной ЯЭУ указывают и спутниковые данные, согласно которым объект под Неноксой напоминает площадку на полуострове Панькова Земля Южного острова (архипелаг Новая Земля), где в ноябре 2017 года, вероятно, состоялся бросковый (по другим данным — частично успешный) пуск «Буревестника», и еще одну площадку, находящуюся в Капустином Яру (Астраханская область), которая, предположительно, использовалась для испытаний ракеты без ЯЭУ.

Последствия

Не вызывает никаких сомнений, что в ближайшие четыре недели Ненокса будет привлекать особое внимание, особенно со стороны западных соседей России, хотя в Норвегии и Финляндии ни сразу после инцидента, ни по прошествии нескольких дней так и не обнаружили каких-либо изменений радиационного фона. Конечно, продолжатся спутниковые наблюдения за перемещением судов в районе инцидента, сопровождающиеся публикацией снимков в соцсетях и прессе. Все это означает, что устранение последствий аварии потребует крайне аккуратных действий со стороны военных и гражданских специалистов.

Неудачи при испытаниях перспективных образцов вооружения — нормальное явление. Это неизбежная часть проектирования любого сложного механизма. Ненормально, когда в результате этого гибнут люди. О цепочке решений, которые спровоцировали аварию в Архангельской области, известно не так много. Отдельный вопрос вызывает перенос испытательной площадки из Паньковой Земли под Неноксу, который можно объяснить, например, спешкой военных или инженеров, неразвитостью инфраструктуры для испытаний на Новой Земле и высокой степенью готовности ЯЭУ крылатой ракеты, спровоцировавшей излишнюю самоуверенность среди ответственных лиц.

< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики