Лента добра
Бывший СССР
Больше интересного — в нашем Telegram

«Поджигают, бьют, бросают в кипяток… »

Почему в Армении привыкли мучить и убивать животных ради забавы
Фото: Yun Suk Bong / Reuters

В Армении жестокость по отношению к животным давно стала нормой. Пнуть кошку, закидать камнями собаку — этим занимаются не только маргинальные личности, но и дети при полном попустительстве своих родителей, а иногда и с их одобрения. Склонность к живодерству стала едва ли не национальной чертой армян. До недавнего времени за братьев наших меньших заступались только неравнодушные зоозащитники, но теперь на проблему обратили внимание и власти. Насколько успешны будут их усилия — покажет время. В масштабах проблемы разбиралась «Лента.ру».

Предупреждение:

сцены насилия, описанные в материале, могут шокировать эмоционально чувствительных читателей.

Город Эчмиадзин, недалеко от столицы Армении. День, на обочине дороги спит собака. Тут на трассе показывается машина, и водитель, завидев лежащее животное, специально резко берет вправо и переезжает его, после чего спокойно едет дальше. Собаке повезло — на помощь подоспели очевидцы, быстро доставили в клинику и спасли жизнь. У четвероногого пациента нашли переломы, диагностировали разрыв мочевого пузыря, брюшная полость была заполнена кровью. Зверя еле спасли, потратив на обследование, анализы и срочную операцию 350 долларов.

Случай с собакой в Эчмиадзине — это не что-то из ряда вон выходящее, а вполне обычное явление на армянской земле. Тот водитель, чуть не убивший собаку, останется безнаказанным. Даже если злодея поймают, максимум, что ему грозит, — 100 долларов штрафа за административное правонарушение, но это в худшем случае. Как правило, таких людей даже не ищут. В Армении нет жестких законов, предусматривающих ответственность за жестокое обращение с животными, и практически никто по этому поводу не беспокоится, а полиция обычно на такие случаи закрывает глаза — овчинка выделки не стоит.

Бездомные, бесхозные, бесправные

Первая причина, по которой живодерство в Армении возможно, — это уже упомянутое отсутствие серьезного наказания за такое преступление, штраф в 100 долларов — не проблема, к тому же нарушителей по устаревшей административной статье привлечь почти невозможно. А вторая причина — это свойственная многим местным жителям жестокость по отношению к животным. При виде кошки дворовая ребятня может запросто забросать животное камнями, а взрослый наверняка пнет. Прежде проблемой бродячих собак в масштабах республики никто не занимался. В 1990-2000 годах их время от времени отстреливали для снижения поголовья, иногда даже не собирая трупы с улиц.

Позже в Ереване решили придать этому процессу внешнюю упорядоченность и цивилизованность: мэрия, ссылаясь на успешный международный опыт, объявила тендер на отлов и стерилизацию собак. Однако с 2009 года этот тендер выигрывала одна и та же компания Unigraf-X. Ее основателем является бывший депутат парламента Армении, а после и по сей день — посол Армении в Грузии Рубен Садоян. Позже акционером стал и его родной брат Ара.

Работа Unigraf-X, мягко скажем, вызывала нарекания. «Стерилизованные» этой компанией собаки внезапно обзаводились выводком, их число на улицах не сокращалось, а отловленные питомцы часто возвращались на улицу покалеченными. Против компании последовательно выступали зоозащитники, даже организовывали митинги. Лидером этого протеста стала общественная организация DINGO Team. «Несколько лет назад в присутствии журналистов мы провели публичную операцию по стерилизации нескольких собак. До нас их якобы стерилизовала Unigraf-X. Но одна сука оказалась беременной. Иными словами, ей просто разрезали живот и обратно зашили, никакой стерилизации не было», — рассказывала в прошлом году координатор DINGO Team Гоар Манушакян.

После смены власти в Армении в 2018-м деятельностью Unigraf-X заинтересовалась полиция. Выяснилось, что большая часть из 200 тысяч долларов, ежегодно выделяемых из муниципального бюджета на решение проблем бездомных собак, присваивалась. Операции не проводили, собак держали впроголодь, а деньги, списанные на медикаменты и корм, шли в личный карман владельцев компании или аффилированных с ними лиц. В результате ереванская мэрия не только разорвала контракт с Unigraf-X, но и внесла организацию в «черный список».

От лицензированных государством вороватых живодеров избавились, но глобально проблема бродячих животных так и осталась нерешенной. Площадь Еревана — 223 квадратных километра, на этой территории живут около 10 тысяч бродячих собак, а кошек и вовсе никто не считает, они повсюду. Законодательно эта сфера никак не регулировалась долгие годы. Бездомные, бесхозные, бесправные, собаки и кошки как бродили по городу, так и бродят, будучи мишенью для разных лиц с низкой социальной ответственностью.

Четвероногие жертвы

Часто насилие в отношении четвероногих оправдывается «соображениями безопасности». Как правило, основные аргументы сводятся к тому, что животное может проявить агрессию, быть заразным. Поэтому якобы с целью самозащиты люди гонят животных подальше. Но почему-то все это регулярно заканчивается для четвероногих побоями и увечьями.

Очередной такой случай недавно произошел в одном из периферийных районов Еревана. Местный житель со своей супругой ухаживал за дворовыми щенками, кормил их. В начале июня он выложил в Facebook видео с малышами, подписав его так: «Народ, помогите приютить или найти хозяина, соседи хотят их убить, щенята плачут и скулят. Помогите, придите, спасите». Ровно через день он же опубликовал фотографии зверей, забитых камнями. Есть версия, что это сделали дети: трупы даже не убрали, удары были слабые. Автор поста тоже на это намекает, называя убийц «турецким отродьем» (использовано в значении «дети убийц», отсылка к геноциду армян, устроенному турками). Понятно, что ни о какой «самообороне» в случае со щенками речи быть не может, но предвзятое отношение к животным как к чему-то грязному, заразному и опасному приводит к таким последствиям.

Ветеринарных клиник в Ереване не так уже много. Одна из самых популярных называется VetLine. В конце прошлого года российский военнослужащий с супругой привезли туда сильно покалеченную дворняжку. Формально собака была бесхозная, но они присматривали за ней, кормили, а когда их подопечная пропала, очень переживали — раньше она не отлучалась надолго. Через несколько дней собака объявилась, еле живая, волоча за собой лапу, превратившуюся в кровавое месиво. Животное подстрелили, вероятно, дробью. Офицер немедленно повез ее в клинику. И подобный случай, увы, не единичный.

«За неделю к нам привозят около 15 бродячих животных с разными проблемами. В основном это травмы, полученные в результате автомобильных наездов, а также плохого обращения. Конкретной статистики не ведем, но из этих 15 пациентов, как правило, два-три случая точно — это животные, умышленно покалеченные человеком», — рассказал «Ленте.ру» ведущий ветеринар Ованнес Азатян.

Он уверен, что эти цифры отражают отнюдь не полную картину, ведь это только те везунчики, которых подобрали редкие неравнодушные люди и довезли до одной клиники, расположенной далеко от центра города. Животных везут и в другие ветеринарные пункты, с которыми VetLine сотрудничает. Но большинство бездомных животных, которым довелось встретить не лучших из людей, ни до какой клиники и вовсе не добираются. В некоторых случаях собаки и кошки сами кое-как приходят в себя и встают на ноги — до тех пор, пока с ними снова не захотят «позабавиться».

«Обливают чем-то, поджигают, бьют, бросают в кипяток… разные случаи бывают. Иногда дети играют, скажем, с животным, и в какой-то момент решают сбросить его с третьего этажа. Но в этих случаях детей винить сложно, виноваты родители, которые не объяснили им вовремя, что правильно, а что нет», — заметил Азатян.

Бездомных животных, попавших в VetLine, лечат за счет клиники и людей, готовых им помочь. После питомца стараются пристроить через соцсети и зоозащитников, но так, чтобы животное точно не попало больше в плохие руки. За пять лет ветеринарам совместно с активистами удалось пристроить несколько сотен кошек и собак.

Для борьбы с системным садизмом в отношении животных, считает Азатян, нужно криминализировать жестокое обращение с ними. «Сейчас многие относятся к животным как к вещи. Даже если причинили вред чужому домашнему питомцу, у которого есть хозяин, а владелец пошел в суд, в лучшем случае обидчика признают виновным в порче чужого имущества. Но животное — это не имущество, это живое существо, а если у него есть хозяин, то это член семьи. Пора бы уже это понять», — резюмировал ветеринар.

Непочатый край

Ситуация очень не простая. С одной стороны, численность животных нужно сокращать, но при этом их надо оградить от проявлений откровенного садизма. Новый мэр Айк Марутян, в прошлом комедийный актер и политический активист, 6 июня выложил в Facebook видео, на котором он играет с бродячими собаками. «Она хочет, чтобы мы ее погладили; мы ее погладим. Мы любим их. Они радуются в этот приятный солнечный день», — говорит чиновник в ролике, демонстрируя прикрепленный к уху собаки желтый значок.

Это так называемый клипс — знак того, что собака стерилизована, привита, проверена на наличие различных заболеваний и поставлена на учет в «Центре по обезвреживанию бездомных животных». Подконтрольное мэрии учреждение открылось 15 марта. На момент публикации его сотрудники стерилизовали около тысячи животных, в Ереване регулярно проходят рейды по поиску собак без клипсов. После обследования, стерилизации и постановки на учет их выпускают обратно. Некоторых пациентов подлечивают на месте, кого-то отправляют в профильные общественные организации. Кошками там тоже занимаются, но только в случае необходимости вмешаться в судьбу животного — проблема с ними не такая острая.

«Еженедельно через центр проходят примерно 85-90 собак, в Ереване их, к слову, примерно 8-10 тысяч. Со временем ситуация, конечно, изменится, баланс привитых и непривитых сместится в сторону первых. Но сегодня пока что картина такова», — рассказал в беседе с «Лентой.ру» директор «Центра по обезвреживанию бездомных животных» Армен Бегоян.

Также животных стерилизуют, чтобы они были менее агрессивными, однако собаки в Армении и так миролюбивы и привыкли сосуществовать рядом с человеком. Кому-то из пациентов везет, сотрудники находят им хозяев. На момент разговора с Бегояном у них было четверо таких счастливчиков, причем одного трехногого пса, покалеченного людьми, взяли именно затем, чтобы больше с ним никто не поступал так жестоко.

«Важно подчеркнуть: бродячие животные в Армении не агрессивны, агрессивны наши люди. У нас уже побывали сотни собак, из них агрессивными были одна-две, и есть основания полагать, что дело было в заболеваниях этих собак. Во всех остальных случаях собаки не проявляют агрессии; чтобы заставить четвероногого огрызнуться, нужно его дернуть, ударить, сделать больно. И наконец, если человека создал бог, то собака — тоже его рук дело, и она имеет полное право жить на этой земле», — заявил Бегоян.

В центре надеются, что за несколько лет работы им удастся сократить количество бродячих собак в Ереване если не до нуля, то до околонулевых значений. Это очередной предмет споров, на этот раз между городскими властями и зоозащитниками. Последние предупреждают: собаки борются с крысами, и если сегодня 8-10 тысяч «четвероногих ереванцев» сдерживают орды грызунов, то потом у властей появится новая проблема.

Борьба с борьбой

В мэрии планируют бороться с предвзятым отношением к животным не только делом, но и словом: муниципалитет планирует информационную кампанию по продвижению концепции градоначальника Марутяна: мирное сосуществование с животными. В ход пойдут информационные ролики, в частности, о деятельности того же «Центра по обезвреживанию бездомных животных». Будет продвигаться идея о том, что домашнее животное — это круто.

Однако благие намерения чиновников столкнулись со страхом граждан перед собаками. Мэрия получает очень много звонков и сообщений о бродячих животных. С 24 апреля по 24 июня на горячие линии муниципалитета поступил 5571 звонок, из которых 586 были про бродячих животных — это 10,5 процента. Для сравнения, на недобросовестных водителей маршрутных такси и автобусов вместе взятых за это же время пожаловались 42 раза.

Зачастую жалобы носят абсурдный характер. «Например, выходит с нами на связь гражданин, который сообщает об опасном скоплении собак, и шлет нам видео, — рассказывает пресс-секретарь мэрии Еревана Акоп Карапетян. — Смотрим мы этот видеофайл, а там пара собак совершенно
тихо-мирно переходят улицу. На зеленый свет, кстати. "Ну, и?", — спрашиваем мы, а нам начинают рассказывать, что "вот… эти собаки сейчас спокойные… а через секунду могут напасть, укусить, загрызть… это безобразие, которое нужно прекратить!" Но ведь этот же аргумент можно применить к людям — откуда вы знаете, что случайный прохожий, который на вид кажется спокойным, не пырнет вас ножом? Абсурд же. У людей раздутый страх в отношении животных. Возможно, дело в воспитании, может, в чем-то еще, не знаю, но проблема есть — некоторые люди не понимают, что если собака или кошка, никому не причиняя вреда, просто живут в нашем городе, то это нормально».

Лапа закона

Не так давно вторая по величине парламентская фракция «Процветающая Армения» (ППА) представила проект изменений в Уголовный кодекс страны, вводящих уголовную ответственность за жестокое обращение с животными. Основным автором проекта выступила генсек партии Наира Зограбян. «У нас систематически измываются над животными, пытают их, расстреливают, терзают, получая от этого удовольствие. Это мерзко! И на практике нет никакого наказания, полиция бездействует. У них даже внятной статистики нет по этому вопросу. 30-50 тысяч драмов (до 100 долларов) по административной статье за садистские пытки животного?! Это даже не смешно», — заявила она в беседе с «Лентой.ру».

В партии собрали свою статистику по актам живодерства за период с октября 2018-го по март нынешнего года: дважды живых собак связывали и таскали на веревке за машиной, четырем кошкам выкололи глаза, 28 раз подстрелили собак с целью убить, в 12 случаях стреляли просто чтобы изувечить, пристрелили пять щенков. Еще четыре собаки были застрелены после поражения в собачьих боях. И это, указывает политик, только случаи, попавшие в СМИ. «Те, кто так поступает, должны сидеть. Они не просто подают пример детям, они учат их всему этому. В результате ребенок растет садистом, подростки развлекаются тем, что режут щенят ланцетом, а взрослые откупаются за смешные деньги. Нужен контрпример — тюрьма», — заявила она.

Правительство предложило ППА придержать проект поправок ради более объемного и комплексного законодательного акта, над которым работают депутаты правящего блока «Мой шаг», а также различные эксперты. Те предложили не поправки, а отдельный закон о защите животных, решающий все правовые вопросы в этой сфере. Член рабочей группы и один из авторов законопроекта, депутат от блока «Мой Шаг» Мэри Галстян в интервью «Ленте.ру» отметила: после принятия закона издеваться, калечить или убивать животных, оставаясь при этом безнаказанным, уже не получится. Согласно проекту документа, физическое лицо получит право на убийство животного только в случае самообороны, причем оправданность жестоких мер нужно будет доказать, в противном случае — крупный штраф от 625 долларов или тюремное заключение на срок до трех лет. Законопроект также запрещает популярные на севере страны собачьи бои.

Галстян признала, что желание властей Армении сделать жизнь животных в стране более безопасной не всегда встречает понимание среди населения. Она подчеркнула, что одновременно с законодательным регулированием в стране необходимо запустить мощную информационную кампанию. «Очень важно с пеленок объяснять детям, что обижать живых существ нельзя, что жестокость должна быть исключена. Во многих странах граждане сами требуют от властей закрыть, запретить увеселительные заведения с животными — цирки, скажем, дельфинарии и так далее. Это результат сознательности людей. У нас есть активные граждане, которые тоже выступают за перенимание передового опыта в этой сфере. Но это тонкая прослойка», — считает она.

Собачье счастье

Пока закон разрабатывается, защитой и спасением животных на всех этапах в Армении занимаются несколько организаций. Крупнейшие — DINGO Team, ProPaws Armenia, Pawsitive Rescue Armenia. Именно с Pawsitive Rescue Armenia мы связались, попросившись в гости, чтобы пообщаться с ее основателями и познакомиться с другой стороной медали — не покалеченными и забитыми до полусмерти несчастными собаками, а с теми, которым повезло. Это приют, где лечат собак, а потом ищут им хозяина — в основном за рубежом.

«У нас тут 147 постояльцев, собранных с улиц Еревана, Дилижана, Армавира, Ванадзора, — рассказывает соосновательница приюта Армине Петросян. — Среди них есть две агрессивные — ровно две, — но они в дальнем секторе, вы их не видели. Попадают к нам животные разными путями: ловим их сами, иногда нам их привозят, уже некоторое время сотрудничаем со столичной мэрией. В некоторых случаях, когда они не могут вылечить животное, мы берем это на себя — рак, некоторые вирусные заболевания и прочее. Иногда берем и кошек, но здесь их держать не можем».

За последние лет пять убежище в Pawsitive нашли около полутысячи животных. Покалеченных человеком собак привозят в среднем раз в месяц — это те, кто не попал в ветеринарные клиники вроде Vetline. «У нас вон, трехногая собака, которую подстрелили, пришлось ампутировать ей ногу. Пару месяцев назад к нам привели собаку, облитую кипятком, а в прошлом месяце мы взяли собаку, которой ножом выкололи глаз», — рассказала собеседница. Однако большинство постояльцев приюта все же просто ищут дом. Сотрудники Pawsitive по-своему стараются продвигать идею бережного отношения к живым существам, например, привозят школьников и воспитанников детдомов и позволяют им играть с животными.

«Смотришь на детей и видишь — они любят собак, им хорошо, весело, они рады, воодушевлены, счастливы. Если мамы и папы не будут говорить детям, что собака — это плохо, что она укусит, заразит, что надо взять камень и разбить ей голову, в детях этого нет и не будет, — уверена Петросян. — Дети в большинстве своем добры к животным. Но, если взрослые все еще не понимают таких вещей, их следует ограничить законом. Нужно карать. Во всем мире все началось с законов; а если сидеть и ждать, пока люди сами до этого дойдут, то ничего не выйдет».

Причины, по которым люди проявляют жестокость по отношению к животным, могут быть разными. По мнению социального психолога Маро Аладжян, основная — это комплекс неполноценности, вызванный различными факторами, например, физические недостатки, родительская гиперопека, дефицит внимания. Агрессия в отношении беззащитного животного — это попытка компенсировать эти ощущения неполноценности. А в некоторых случаях жестокое обращение с животными объясняется тем, что человек копирует какие-то установки, данные ему еще в семье — подавление слабого, агрессия по отношению к уязвимому, прямой пример насилия над питомцами, подаваемый родителем, и так далее.

«Закрывать глаза на проблему нельзя. Агрессия может возрастать, как снежный ком, — предупреждает Аладжян. — Сегодня животное, завтра — человек. По данным российского Центра психиатрии и наркологии имени Сербского, около 85 процентов людей, совершивших тяжкие преступления, в детстве были уличены в жестоком обращении с животными...»

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики