Лента добра
Силовые структуры
Больше интересного — в нашем Instagram

«Залить город кровью, чтобы неповадно было»

Он создал одну из самых жестоких банд России. Его киллеры истребляли воров в законе
Кадр: фильм «Побег»

Присяжные Московского окружного военного суда вынесли вердикт участникам организованного преступного сообщества Николая Емельянова, известного в криминальных кругах как Емеля. По оперативным данным, на счету одного из самых кровавых ОПС России около 60 убийств, а жертвами банды Емели становились все, кто вставал на пути у бандитов. Они объявили настоящую охоту на воров в законе и криминальных авторитетов — всех, кто мешал участникам ОПС вершить их темные дела. Сегодня на скамье подсудимых находятся два лидера и пять участников группировки, а сам Николай Емельянов до сих пор находится в бегах и занимает седьмое место в списке самых разыскиваемых преступников России. Историю банды Емели изучил корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин.

«Он давно мертв, и пепел его развеян по ветру»

Процесс над членами банды Емели, который заканчивается в Московском окружном военном суде (МОВС) — повторный. Еще в 2014 году суд присяжных оправдал всех семерых подсудимых, но Верховный суд из-за технической ошибки отменил приговор и направил дело на новое рассмотрение. Впрочем, эта техническая ошибка стала лишь предлогом — вердикт присяжных явно был неправосудным: двое милиционеров, выживших при нападении бандитов, однозначно опознали стрелка из банды Емели и уверенно на него указали. В деле есть показания участников группировки, рассказавших о всех этапах подготовки преступления, есть и данные технических средств контроля. Поэтому оправдательный вердикт стал шоком для следствия, особенно, учитывая масштаб преступлений банды Емели.

Участники ОПС целенаправленно уничтожали воров в законе, «положенцев» и авторитетов в Брянской области — и пытались делать то же самое в соседних Смоленской и Калужской областях. По оперативным данным, на счету банды Емели — как минимум 60 убитых, от воров в законе Мухи и Бориса Петрушина (Барыга) до рядовых владельцев одной-двух палаток, громко называвшихся коммерсантами. Бандиты пользовались поддержкой влиятельных людей — от бывшего губернатора Брянской области до силовиков: начальников территориальных отделов милиции, прокуратуры и военной контрразведки.

Участников группировки в этот раз признали виновными в шести убийствах — тех, которые совершили или помогали готовить обвиняемые. Кроме того, на совести подсудимых участие в организованном преступном сообществе, бандитизм, незаконный оборот оружия и хулиганство. Но это лишь малая толика того, что совершила банда Емели.

Сам 58-летний Николай Емельянов входит в десятку самых разыскиваемых преступников России, формально занимая там седьмое место. За любую информацию о его местонахождении МВД сразу выплачивает миллион рублей — что, впрочем, не мешает Емеле оставаться неуловимым. «Он давно мертв и пепел его развеян по ветру», — говорил мне опытный оперативник, несколько лет занимавшийся поисками исключительно Емельянова. «Он жив и по-прежнему пытается руководить», — убеждал меня другой, не менее опытный полицейский. И у обоих были очень веские причины так считать.

Вскрыть большую часть преступлений банды Емели удалось следственной группе следственного управления Следственного комитета России (СУ СКР) по Калужской области — региона, где Емеля только пытался закрепиться, пробиваясь в Москву. Получить первые доказательства по делу авторитета удалось следственным путем: до сих пор десятки томов оперативного учета по банде Емели остаются засекреченными и столько же уничтожено якобы по ошибке. Уголовные дела по совершенным ОПС преступлениям одновременно расследовали в четырех областях, активный поиск вели абсолютно все оперативные службы, от Федеральной службы безопасности (ФСБ) России до районных отделов полиции. Только так удалось разоблачить одно из самых жестоких преступных сообществ современной России.

Брат за брата

Брянская область — один из самых лакомых для организованной преступности регионов: ее южная граница примыкает к Украине, западная — к Беларуси. Поэтому с момента развала СССР здесь активно процветали все виды контрабанды — от табака и алкоголя до автомобилей и бытовой техники. Именно здесь работали сотни контор, которые легализовывали товары, перебивали номера, изготавливали и клеили акцизные марки. Здесь же работали филиалы крупных банков, через которые шли деньги: рубли, доллары и евро — как наличные, так и безнал. Здесь же, в Брянской области, исторически было много промышленных (в первую очередь — машиностроительных) и сельскохозяйственных предприятий.

Регион всегда был богаче соседних, особенно Смоленской и Калужской областей, и здесь всегда действовали свои воры в законе, которые крепко держали «ночную власть» в Брянской области. Они исторически входили в первые пятерки руководителей всесоюзного криминала, уступая по влиянию разве что московским и краснодарским ворам.

В начале 90-х Юрий Мисуркин, учитель физкультуры одной из школ Рославля, создал в городе свою бригаду, куда по большей части вошли спортсмены-боксеры. Группировка эта в основном занималась перегоном угнанных машин, крышевала автомастерские и потихоньку собирала дань со всех местных предпринимателей. В нее входили несколько старых приятелей-спортсменов; из них выделялись Игорь Галанцев (Гэлл) и Алексей Могилев (Могила) — бывший военный, в то время один из редких «краповых беретов», ветеран боевых действий в Чечне, отсидевший несколько лет.

Одним из друзей лидера рославльской бригады Мисуркина был Василий Петров — тоже боксер и тоже бригадир, но из Дубровского района соседней, Брянской области. В дубровскую бригаду входили спортсмены-боксеры, ставшие военными и милиционерами. Группировки из соседних областей крепко дружили, благо расстояние между Дубровкой и Рославлем небольшое — всего 47 километров. Ко всему прочему, боевик Гэлл из бригады Мисуркина и Василий Петров были крестными отцами детей друг друга. Это укрепило и дружеские, и криминальные связи между обеими бригадами.

— Очень быстро рославльские и дубровские бандиты выработали любопытный алгоритм действий — они совершали преступления друг для друга, причем не за деньги, а как услуга за услугу, — рассказывает «Ленте.ру» пенсионер Леонид Соловьев, в прошлом — оперативник одного из подразделений по борьбе с организованной преступностью МВД России. — Получается, что когда дубровским надо было кого-то убрать, это делали рославльские. А на них никто и подумать не мог: и область соседняя, и никаких пересечений нет. У всех подозреваемых из дубровских при этом было стопроцентное объективное алиби. Когда приходило время, дубровские оказывали рославльским ответную услугу. Из-за этого десятки преступлений 90-х годов не только оставались нераскрытыми — по ним не было даже оперативной информации.

Предложение, от которого нельзя отказаться

Тогда же, в конце 90-х, в Брянске появляется саранская группировка — ее участники бежали из столицы Мордовии, спасая свои жизни: они проиграли криминальную войну конкурентам. Во главе саранских бандитов стоял Геннадий Кулаев, подручные которого в Брянске стали заниматься перегоном угнанных машин и сопутствующими преступлениями. Заодно люди Кулаева стали тесно сотрудничать с небольшой группировкой, которой руководил Николай Емельянов.

— В то время у Емельянова вообще не было боевиков, он занимался экономической преступностью, — рассказывает Леонид Соловьев. — По оперативной информации, через подконтрольные Емельянову фирмы отмывались деньги от контрабанды. Кроме того, у него была сеть платежных терминалов, которая работала, мягко говоря, весьма криво, и много фирм-однодневок. А помогал Емельянову в его делах давний знакомый, политик и предприниматель Николай Денин — именно он ввел Емелю в большой бизнес. А тот в свою очередь стал двигать Денина в политику. В итоге Денин стал губернатором, был уволен в связи с утратой доверия, осужден за злоупотребление должностными полномочиями и уже даже освободился. А вот Емеля все еще бегает...

Между саранской группировкой и Емелей сложился выгодный альянс: опытные, но не знакомые никому в Брянске боевики-автоугонщики, и местный, знающий все ходы и выходы авторитетный бизнесмен. Очень скоро этот альянс подмял под себя почти весь теневой автобизнес Брянска. Руководил всем по-прежнему Кулаев и его правая рука — Виталий Кириенко, бывший оперативник отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности (ОБХСС). Емельянов же в группировке до поры оставался на третьих ролях.

Между тем с самого начала своей теневой деятельности Емеля возненавидел воров в законе и других авторитетов. Ему приходилось делиться с ними, отстегивая деньги в «общак», но делал это Емельянов крайне неохотно. При любой возможности он «зажимал» средства, прикрываясь связями в органах власти: уже тогда Емеля был вхож в кабинеты руководства территориальных органов МВД, ФСБ и таможни, а также в брянскую администрацию. Но однажды брянские воры в законе сделали дубровской бригаде предложение, от которого нельзя было отказаться — ликвидировать выскочку Емелю, который, прикрываясь политиками, не хочет платить в «общак».

«Емеля — нормальный парень»

В то время в Брянской области было три вора в законе: Мераб Табагуа (Муха), Борис Петрушин (Барыга) и Олег Рогачев (Рогаченок). Каждый из таких авторитетов — всегда не только опытный, но и умный преступник, который делает исключительно то, что ему выгодно. А еще воры в законе очень осторожны, поэтому ни Муха, ни Барыга, ни Рогаченок от своего имени делать заказ на Емелю не стали — чтобы случайно не «засветиться». Команду найти исполнителя от воров получил лидер одной из близких к ним чечено-дагестанской группировки Виктор Магамедов (Гриня). Он общался с Емелей, и как раз накануне воровского заказа у него с Емельяновым возникло несколько «непоняток».

Гриня обратился за помощью к главарю «дубровских» Петрову, пообещав тому за ликвидацию Емели 10 тысяч долларов. Петров взял заказ и по сложившейся традиции тихо передал его «коллегам» из Рославля. А сам как местный стал потихоньку наводить справки по ситуации, в том числе среди сотрудников правоохранительных органов. Силовики в то время как раз вели активную кампанию по борьбе с ворами в законе и сказали Петрову: «Емеля — нормальный парень, а вот Гриня ворам пятки лижет. Ты бы подумал…»

Между тем сам Емеля решил убрать Барыгу — одного из трио воров в законе: он почувствовал, что его самого вскоре будут убирать. Первое покушение на Барыгу было совершено 27 февраля 2002 года. Когда вор в законе возвращался в свой загородный дом в поселке Коммуна (Навлинский район Брянской области), неизвестные расстреляли его Mercedes из двух автоматов Калашникова. Эксперты позже насчитают в машине 54 пулевых отверстия — но сам Барыга выжил и всего месяц спустя выписался из больницы.

В день первого покушения на Барыгу Емельянов спешно уехал из Брянской области и поселился в гостинице на трассе «Москва-Минск» под Смоленском, откуда стал руководить всеми своими фирмами. При этом Емеля явно опасался ответного нападения на себя: в те дни свидетели несколько раз видели у него в руках автоматы Калашникова — хотя в особой тяге к боевому оружию Емельянова никогда раньше не замечали. Между тем 30 апреля 2002 года автомобиль Барыги расстреливают снова — на этот раз вор даже не был ранен. Вскоре на одной из сходок он торжественно обещает «залить Брянск кровью, чтобы мелочи неповадно было нос задирать».

Одновременно Барыга усилил свою охрану и стал прятаться — но в ночь на 2 июня в Калуге киллеры расстреляли его близкого друга и «коллегу» по зоне Михаила Леонова. Узнав об этом, Барыга сорвался из Брянска. Когда Toyota Land Cruiser вора в законе остановилась на светофоре на Московском проспекте, с машиной поравнялся мотоцикл, и сидевший сзади мужчина выпустил весь магазин автомата Калашникова в голову Барыге. Шансов выжить у него не было.

Как установят следователи СУ СКР по Калужской области, мотоциклом управлял Геннадий Баронов, один из ближайших к Емеле членов Саранской ОПГ.

После смерти Барыги главарь «дубровских» Петров заявил представителю воров Грине, что цену за ликвидацию Емельянова хорошо бы поднять. Тот отказался — и Петров, чувствуя себя морально свободным от всех обязательств, пошел на контакт с Емелей. При встрече они быстро нашли общий язык, Емельянов заплатил Петрову отступные и тут же заплатил еще раз — уже за голову Грини. Исполнить заказ должны были бандиты из Рославля.

К тому моменту Емеля понял, что без своей силовой бригады ему никак не обойтись. И именно на встрече с Петровым в конце 2002 года родилось новое организованное преступное сообщество, куда вошли Саранская, Дубровская и Рославльская ОПГ. Их общим лидером стал Николай Емельянов.

«Я и надеяться не смел, что Муху удастся прихлопнуть»

В начале 2003 года оставшиеся в живых брянские воры в законе поняли, что в лице Емели обрели непримиримого врага — и сразу попытались от него избавиться. Для начала воры «слили» тревожную информацию о новом лидере уголовно-преступной среды в правоохранительные органы, но разработка Емельянова «по официальным каналам» забуксовала. Потом воры попытались найти нового заказчика для убийства оппонента, но безуспешно: никто не захотел вмешиваться в чужую войну.

Между тем банда Емели начала свою самостоятельную жизнь: ее новый лидер переправил часть финансовых потоков на поддержку дубровской и рославльской группировок, а те в свою очередь начали искать оружие. Первым из их общих преступлений стало покушение на Гриню, которое, впрочем, завершилось неожиданно.

Из материалов уголовного дела — реконструкция убийства возле кафе «Апельсин»:

«Вечером 21 апреля 2003 года в кафе "Апельсин" (Брянск, улица Пролетарская, дом №1) собралась группа лидеров уголовно-криминальной среды, в том числе вор в законе Мераб Табагуа (Муха), смотрящие за районами Брянской области Алексей Крюков (Афганская ОПГ) и Виктор Магамедов (Дагестанская ОПГ), а также авторитет уголовно-преступной среды Республики Беларусь, "положенец" Иван Занкевич. Встреча проходила как последнее напутствие Занкевичу перед его коронацией в Гомеле, которое давал Табагуа.

Около 23:00 к кафе подъехали Василий Петров, лидер Дубровской ОПГ, структурно входившей в ОПС Емели, и штатные киллеры этой группировки — Оленев и Турлаев. Их задачей был расстрел Магамедова [Гриня]. Заказ поступил от Емели, к тому же Петров сам хотел присутствовать на убийстве, так как именно от Магамедова он ранее получил заказ на Емелю.

22 апреля около 01:30 все участники сходки вышли на улицу перекурить. Когда они отошли от входной двери на несколько метров, Оленев открыл по ним огонь из автомата Калашникова. Первой же очередью он сбил Табагуа, Крюкова и Занкевича. Магамедов, не попавший под выстрелы, сумел скрыться в подземном переходе. Почти сразу Турлаев подбежал к упавшим и добил их выстрелами из пистолета, после чего оба стрелка с места происшествия скрылись на автомобиле, которым управлял Василий Петров.

Прибывшие на место происшествия врачи констатировали смерть Табагуа. Крюков и Зенкевич еще подавали признаки жизни и скончались уже в машинах скорой помощи. В тот же день Петров встретился с Емельяновым и сообщил ему, что покушение на Магамедова оказалось неудачным: он сумел скрыться. Но Емеля не расстроился, а, наоборот, сказал, что все произошло даже лучше, чем он ожидал: "Я и надеяться не смел, что Муху когда-нибудь удастся прихлопнуть, — и даже заикаться боялся!"»

Воровская сходка в Гомеле из-за смерти Табагуа не состоялась: никто даже предположить не мог, что вора, «положенца» и смотрящего убили по ошибке. В криминальной среде возникли вопросы к Рогаченку — единственному оставшемуся в живых брянскому вору в законе, но тот смог оправдаться. До задержания киллера Турлаева в 2011 году расстрел у кафе «Апельсин» оставался нераскрытым.18 сентября 2018 года суд приговорил Турлаева к 19 годам колонии строгого режима. Он же — один из тех семерых человек, которых в настоящее время судят в МОВС. 12 июля 2019 года киллер был признан виновным и не заслуживающим снисхождения за несколько других преступлений, совершенных в составе банды Емели.

«Зачистка области от воровской швали»

С расстрела у кафе «Апельсин» началась череда убийств близких к Виктору Магомедову (Гриня) людей — или, говоря словами самого Емели, «зачистка области от воровской швали». Делалось это руками дубровской и рославльской группировок.

21 июня 2003 года возле кафе «Шанс» на улице Чернышевского в Брянске был убит криминальный авторитет Василий Богданов (Басист) — один из членов группировки Грини. Около часа ночи Басист со своей девушкой вышел на улицу, открыл ей пассажирскую дверь, помог сесть в машину, а затем стал обходить автомобиль, чтобы сесть за руль — и в этот момент увидел двоих человек, идущих к нему с оружием. Басист, ожидавший покушения, среагировал сразу — выхватил свой ПСМ (Пистолет самозарядный малогабаритный) и первым открыл огонь. Беда в том, что в восьмизарядный пистолет он всегда загонял девять патронов, чего это оружие не любит — и после первого же выстрела затвор заклинило.

Басиста расстреляли из автомата — эксперты насчитают на его теле 18 пулевых ранений, в том числе контрольный выстрел в голову.

Долгое время это преступление оставалось нераскрытым. Только в 2012 году стало известно, что Басиста расстреливали киллеры Оленев и Турлаев. Причем единственная выпущенная Басистом пуля тяжело ранила Турлаева — Оленев вытащил его на себе и по рации доложил о произошедшем Петрову. Лидер «дубровских» приказал Оленеву добить и бросить своего товарища, но тот приказ не выполнил. Он отвез Турлаева в больницу Рославля и рассказал, что они вместе якобы жарили шашлыки, в костер попал патрон и пуля ранила его друга.

Врачи этой легенде поверили: Турлаев остался жив, а произошедшее расценили, как несчастный случай. Поскольку Брянск и Рославль — разные субъекты России, никто не связал убийство Басиста и ранение Турлаева. Об их связи станет известно лишь в 2013 году, а шрамы от входной и выходной ран на теле киллера станут одним из доказательств его причастности к убийству Басиста.

Следующее преступление убийственный тандем Оленева и Турлаева совершил 22 июля 2003 года: из кафе «Валерия» в городе Дятьково (самом северном в Брянской области) они похитили криминального авторитета Александра Шлапакова по кличке Хирург. Он сидел со своими друзьями, когда внезапно распахнулись двери и с криками «Работает СОБР, всем оставаться на местах!» внутрь ворвались двое мужчин. Они были одеты в черную форму спецназа, и поначалу сомнений ни у кого не возникло. Воспользовавшись этим, неизвестные схватили Хирурга, вывели его из зала и увезли в неизвестном направлении. Свидетели только и смогли сказать, что похитители скрылись на ВАЗ-2109, но даже номера никто не запомнил. Тело Хирурга не найдено до сих пор.

Его по заказу Емели похитили киллеры Оленев и Турлаев, а автомобилем управлял лидер рославльской группировки Игорь Галанцев (Гэлл). Похищенного вывезли в лес в район поселка Сельцо, куда приехали Емеля и его приближенный Баронов. Хирургу задали всего один вопрос, после чего Емеля скомандовал: «В расход!» Гэлл застрелил Хирурга, тело авторитета сожгли.

Меньше месяца спустя, 9 августа 2003 года, в парке имении 1000-летия Брянска (в городе он известен как «Соловьи») на пороге кафе «Не горюй» был убит Виктор Шугаров. Он контролировал почти весь общепит в области в интересах воров в законе. Вечером накануне Шугар проводил деловую встречу в кафе, причем в этот вечер в парке по случаю пятницы были гулянья: играла музыка, работали аттракционы и развлекательные площадки. Около полуночи за Шугаром приехал сын. Авторитет вышел из кафе, закурил — и вдруг схватился за живот и упал.

Очевидцы бросились к нему — и увидели, что Шугар ранен в область печени. На машине сына раненого немедленно доставили в больницу, где он скончался, не приходя в сознание. Самое удивительное в этом преступлении, что никто из очевидцев не заметил ничего подозрительного, а сам выход из кафе расположен таким образом, что предположить работу снайпера было нереально. Тем более, что и стрелял-то не снайпер: из тела Шугара извлекли пулю от пистолета Макарова. Раскрыть это убийство удалось лишь 11 лет спустя.

После этого преступления группировка Грини фактически перестала существовать, а он сам сбежал в Москву, оставив за себя в Брянске своего ближайшего приближенного Андрея Солукова. Весь Брянск — рынки, торговые комплексы, предприятия, автосервисы и торговля наркотиками — оказались под контролем Емели. Он забрал себе всю прибыль и вообще перестал делиться с ворами в законе. Те презрительно прозвали Емельянова *** (девушкой с очень низкой социальной ответственностью), но сделать с его порядками ничего не смогли. Правда, в Брянске все еще оставался вор в законе Рогаченок, но, лишившись денег, он стал никому не интересен.

«Я должен тебя "исполнить", но это не по понятиям»

Впрочем, последний оставшийся в живых бригадир Солуков (Солук) из команды Грини, который все еще находился в Брянске, не давал Емеле покоя — и решение созрело само собой.

Из материалов уголовного дела — показания свидетеля под псевдонимом «Иван Грозный»:

«Сомневаться в том, что Андрей Солуков является "смотрящим" по городу "от воров", мне не приходилось, так как и при мне по телефону к нему обращались, и при мне лично к Солукову домой приезжали различные люди, во всех случаях они обращались к Солукову за помощью, как правило, чтобы «выбить» долги. Люди к Солукову относились серьезно, с ними сам Солуков общался жестко. Часто он, "выбивая" долги, уезжал, говорил, что ездил на "стрелки". С лета 2003 года Солуков стал высказывать опасения за свою жизнь. Он мне сказал, что встречался с какими-то людьми и те ему заявили, что следующими убьют его и Гриню. Ведь все убитые и пропавшие — люди из команды Грини.

Ближе к осени, в сентябре 2003 года, Солуков стал говорить, что узнал, кто именно собирается его убивать. Он назвал Емелю, которого охарактеризовал как преступного авторитета. О Емеле Солуков говорил, что тот бывший наркоман, неизвестно откуда появился, что у него "ментовская" охрана, а это неприемлемо для авторитета. Солуков сказал, что если бы не Емеля, и Муха остался бы жив, то его [Солукова] уже давно бы "короновали". А в настоящее время Емеля пытается прибрать к рукам контроль над всей областью.

Осенью 2003 года Андрей Солуков забивает «стрелку» последнему брянскому вору в законе Рогаченку. И предъявляет ему претензии в связи с убийствами Мераба Табагуа (Мухи) и Бориса Петрушина (Барыги): «Ты сам вор, ты должен был реагировать – а ты ни хрена не делаешь!» И даже вопреки закону назначает себя «смотрящим» за Брянском – но этот пост никто ему не подтверждает, и воровские сходки несколько раз запускают формальные малявы, что Солук – никто, а за городом отныне смотрит Гена Баронов, один из самых близких к Емеле людей.

А Емельянов принимает решение самостоятельно разобраться с Солуком...

— На роль киллера Емеля выбрал своего родственника — некоего Андрея Радюкова, и по отзывам, и по поведению — весьма недалекого человека, — рассказывает руководитель Второго отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР по Калужской области, подполковник юстиции Дмитрий Рыженко. — Для начала, чтобы повысить значимость Радюкова хотя бы в собственных глазах, Емеля назначил его смотрящим за селом Глинищево — райцентром Брянской области. Правда, население Глинищево — чуть больше 4,5 тысячи человек, а вся промышленность села — заброшенный совхоз. И кафе «Лагуна» посреди этой пустоши становится базой Радюкова.

Вскоре Емеля приказал Радюкову (по кличке Хохол) войти в доверие к Андрею Солукову и застрелить его. «Ты ж сидел, ты находчивый, сможешь к нему вплотную подойти!» — напутствовал Емеля своего шурина, вручая ему пистолет ТТ. Впрочем, Хохол надежд Емели не оправдал: напившись, он устроил дебош в кафе «Лагуна» и стал стрелять по лампочкам из того самого пистолета ТТ. В итоге смотрящего за Глинищево задержал обычный милицейский патруль — и Хохол оказался в СИЗО. Но Емеля вытащил его оттуда через три дня, и продолжил настаивать на ликвидации Солукова.

Тогда Хохол пошел домой к Солуку и прямо заявил ему: «Емеля заказал тебя — и я должен тебя "исполнить". Но я не могу, это не по понятиям — я против воров не хочу идти, я ведь сам сидел». Солуков, считавший себя опытным психологом, начинает приближать к себе Хохла — и спокойно пускает его к себе домой. И даже остается с ним наедине.

28 января 2004 года Радюков хладнокровно расстреливает спящего на диване Солукова и уходит, захватив с собой пистолет Walther, принадлежавший погибшему.

Но перед уходом Хохол умудрился прямо из квартиры убитого позвонить Емеле и доложить о исполнении приказа, и сразу после этого — себе домой, чтобы жена готовила обед.

Идиот, одним словом…

Тело Солукова найдут 30 января, а уже 2 февраля Хохол окажется в руках правоохранительных органов. Он расколется быстро и, желая облегчить душу, с потрохами сдаст заказчика убийства Солука — Николая Емельянова по кличке «Емеля»...

Продолжение следует.

< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики