Лента добра
Мир
Больше интересного — в нашем Telegram

«Мать Россия осталась в прошлом»

Жизнь, война и угасающая любовь к русским: как живет Сербия
Фото: Ognen Teofilovski / Reuters

Многие россияне считают, что у России, помимо двух союзников — армии и флота, есть еще один: Сербия. Православное единство, скрепленное столетиями нерушимой дружбы, вроде бы делает «братушек сербов» первейшими друзьями российского народа и государства. Между тем реальность куда прозаичнее: за годы двусторонних отношений накопилось немало разногласий, и сегодняшние политики все чаще смотрят на Запад. «Лента.ру» попросила живущую в Сербии журналистку Светлану Гусеву рассказать, живо ли русско-сербское братство, помнят ли местные жители бомбардировки НАТО и что волнует их сегодня.

Ничто не забыто

«Путин следит за вами», — президент России смотрит на меня с граффити на одной из городских улиц. Таких граффити по городу много, как и надписей «Косово — это Сербия»: улицы Белграда не дают забыть о политике. По центру города трудно проехать, не заметив огромное здание — бывшее Минобороны Югославии — с громадными дырами от бомб: его, кстати, показывают всем туристам во время автобусных экскурсий по центру.

Местные власти хотели его снести и построить современный торговый центр, но народ требует оставить — пусть стоит как памятник агрессии НАТО. Другие разрушенные здания не сохранились, на их месте выросли торгово-развлекательные центры, офисные комплексы, посольства и представительства иностранных банков.

Мы ничего не забыли и не простили американцам. Крестьяне на рынках до сих пор негодуют: мол, страну бомбили ураном и другими вредными веществами, земля загажена и загрязнена, и потому продукты уже не такие, как раньше.

Недавно в парке я встретила женщину лет сорока с тремя детьми. К ним подошел мальчик с пистолетом-пулеметом — естественно, это был муляж, но сделанный на совесть. Женщина взяла его посмотреть и, к моему огромному удивлению, ловко и очень быстро сначала разобрала, а затем собрала обратно.

Мне стало интересно, почему мамочка так умело обращается с оружием. Разговорились. Оказалось, что Тамара родом из городка Градишка в Республике Сербской (сербская часть Боснии и Герцеговины). Когда началась война, она училась в 11 классе, и когда начались бомбардировки, всем молодым выдали оружие, а в школу они ходить перестали. Тамара до сих пор не может спать по ночам от пережитого в молодости страха. По ее словам, то ужасное время наложило огромный отпечаток на всю ее жизнь.

Старшее поколение тоже ничего не забыло. Моя соседка рассказывает, что после сирен, оповещающих о начале авиаударов, все жившие рядом собирались и скрывались в подвале одного дома. Он был большой, с окном, а на нем большая металлическая решетка. Ее пришлось убрать, чтобы был шанс выбраться во двор, если дом разбомбят. Всем было очень страшно, но они сидели там, общались, выпивали, пели песни. А вот белградская молодежь в это время развлекалась по-другому: они залезали на крыши высотных домов и фотографировали летящие бомбы.

Все переносили бомбардировки по-своему. Но повторю: никто ничего не забыл и не простил американцам. Мы помним, что русские в том далеком 1999-м поддерживали сербов, и в Москве возле американского посольства проходили массовые протесты. Люди привозили с собой зеленку и яйца и бросали их в здание. Весь фасад был зеленого цвета.

Сдали позиции

В стране довольно большая группа русофилов. Есть и общество «Кириллица», которое борется за сохранение кириллического письма в Сербии (здесь официально существует двойной алфавит). Периодически активисты пытаются заставить иностранные фирмы, присутствующие в стране, писать свои названия в том числе на кириллице.

Пару лет назад, например, был протест из-за того, что пришедший в Сербию Сбербанк свой логотип и вывески на офисах написал на латинице — Sberbank. В качестве аргументов активисты приводят примеры из России, где все названия есть на русском, будь то «Макдоналдс» или, например, «Райффайзенбанк».

В современной Сербии интерес к изучению русского языка в школах упал: в советское время в Югославии он был обязательным. Сейчас, к сожалению, в самом большом муниципальном районе столицы Нови-Београд (Новый Белград, около полумиллиона жителей) только в одной школе русский изучают с пятого класса.

Русский язык сдал свои лидирующие позиции среди иностранных языков в Сербии. В этом есть и вина России, ведь не зря же говорится, что язык — продукт культуры. В случае с русским языком для развития нужен новый подход для отвоевывания «рынка». В Сербии Пушкин и Толстой до сих пор пользуются почетом у русофилов старшего возраста.

И такие люди, любители классического русского искусства, приходят на мероприятия в российский центр науки и культуры «Русский дом» с залом на 390 человек. Они же посещают выступления Кубанского казачьего хора, балерины Светланы Захаровой и хора Сретенского монастыря на крупнейшей концертной площадке Белграда — в Сава-центре, где более 3,5 тысячи мест.

А на молодежь нужно влияние совсем других масштабов. К примеру, на Белградской Арене (спорткомплекс, который может принять до 25 тысяч зрителей) уже несколько лет подряд американцы показывают новогоднее детское представление Disney On Ice («Дисней на льду»). Шоу идет не один раз в течение нескольких дней. Перед началом продают игрушки, книги, диски, буклеты — и все на английском языке. Вот это хорошо продуманная рекламная кампания языка! За пять лет уже половина Белграда увидела это шоу, купила книги и диски.

Однако хотелось бы увидеть на Белградской Арене выступления российских звезд, а не только европейских и американских. Disney On Ice, например, неплохое шоу, но русские фигуристы куда лучше — да и хотелось бы, чтобы сербская публика могла сама сравнить. Ведь новогодние елки в Кремлевском дворце имеют многолетнюю историю, а русские ледовые представления — ультрасовременные шоу мирового уровня с огромным количеством спецэффектов.

В результате получается, что у сербских детей просто-напросто нет возможности познакомиться с русскими героями. Если бы они знали персонажей «Маши и Медведя», «Смешариков», «Лунтика», «Фиксиков» и других, то зарождался бы и интерес к изучению языка. Детям и подросткам нужны русскоговорящие супергерои, примеры для подражания, идолы.

В то же время к 100-летию Первой мировой войны было полностью реконструировано русское кладбище в Белграде. 9 мая в городе проходит и акция «Бессмертный полк», на которую приходят многие сербы. Кроме того, Сербия — одна из немногих стран в Европе, которая не ввела экономические санкции против России.

Косово последних десятилетий

Чтобы окончательно понять, что сейчас происходит в Сербии и Косове и какой может быть роль России в происходящем, нужно посмотреть на политическую ситуацию. Что произошло за последние 20 лет в Косове, во главе которого сейчас стоят президент Хашим Тачи и премьер Рамуш Харадинай? Как изменилась ситуация в Сербии, которой правит президент Вучич?

Косово сейчас — это, по сути, две разные территории. Одна по документам считается автономной областью в составе Сербии, другая — Республика Косово со столицей в Приштине и населением 1,8 миллиона человек. По факту Сербия потеряла контроль над регионом в 1999 году после вмешательства НАТО: оно положило конец кровавым сербско-албанским столкновениям и подавлению их федеральными войсками. Регион тогда «изъяли» из суверенитета Сербии и передали под международный протекторат KFOR (международные силы под руководством НАТО) и UNMIK (миссия ООН).

Почти через десять лет — в феврале 2008 года — Косово в одностороннем порядке объявило о своей независимости. После этого там сформировали и собственные органы власти — правительство, парламент, суды и полицию. Белград решение об отделении, конечно, не признал.

Все это время действовала резолюция 1244 Совета Безопасности ООН — именно этот документ определяет статус Косова и положение Сербии. Однако 19 апреля 2013 года были подписаны Брюссельские соглашения, по которым все переговоры о статусе региона практично переложили с плеч ООН на Евросоюз (это считают первым шагом к признанию независимости региона Белградом). Начались обсуждения уже под покровительством Брюсселя. В конце 2018 года они, правда, были заморожены из-за введения стопроцентных пошлин на ввозимые в Косово из центральной части Сербии товары.

За годы, прошедшие после бомбардировок, из региона уехало большинство сербов. Небольшая их часть осталась на севере — в Косовско-Митровицком округе — и в некоторых других анклавах региона. При этом сербы не желают подчиняться властям в Приштине, и именно на косовском севере сейчас продолжаются конфликты сербов и албанцев.

***

28 мая 2019 года там случился и последний серьезный инцидент, вновь привлекший к ситуации внимание всего мира. Утром в тот день косовская полиция провела аресты сербов на севере региона. Власти заявили, что это операция по борьбе с организованной преступностью. Местные жители вышли на акции против спецназовцев, случились беспорядки. Тогда в числе прочих задержали российского сотрудника миссии ООН Михаила Краснощекова (позже его отпустили и отправили в больницу — при задержании он получил травмы — прим. «Ленты.ру»).

Власти Сербии расценили произошедшее как попытку изгнать сербов из Косова и установить контроль над регионом силовым путем. Президент Вучич, ранее говоривший об отсутствии какого-либо контроля над Косово, отметил, что в случае эскалации конфликта военные готовы защитить интересы сербов. Позже он отдал приказ привести расположенные у границы части вооруженных сил в полную боеготовность. Глава Косово при этом потребовал, чтобы Сербия признала независимость республики.

Позиция России, которая не признает независимость Республики Косово, была следующей: подобные действия — провокация Приштины. При этом Москва выразила готовность помочь, если Сербия попросит о военной помощи и вмешательстве в конфликт. Население в Сербии же считает, что инцидент был специально спровоцирован и используется в политических целях как сербскими, так и косовскими властями.

Непростые сербские времена

В последние десятилетия народ Сербии все больше разделяется. Из-за тяжелой экономической ситуации молодежь уезжает из страны в надежде найти работу в Евросоюзе, США или Канаде. Часть населения поддерживает Россию, хотя все больше понимает, что помощи от нее ждать не приходится.

Сейчас во главе страны стоит президент Александр Вучич — председатель Сербской прогрессивной партии. Свою карьеру он начал в Радикальной партии, которая вела активную политику сотрудничества и сближения с Россией. Ее лидер Воислав Шешель более десяти лет находился в трибунале в Гааге, поэтому фактически возглавлял радикалов Томислав Николич. Вместе с Вучичем он вышел из состава партии и в 2008 году сформировал собственную — Сербскую прогрессивную, в которую перешло большинство членов Радикальной партии.

Новое оппозиционное движение быстро набрало силу и пришло к власти, сменив прозападную Демократическую партию. Николич в итоге стал президентом, Вучич — премьер-министром. В 2017 году, когда у главы государства закончились полномочия, Вучич выдвинул свою кандидатуру, и в итоге был избран. Стоит отметить, что политики радикально, на 180 градусов, изменили свою позицию: союзу с Россией они предпочли курс на Европу и интеграцию.

Ходят слухи, что прийти к власти Вучичу помогли некие западные партнеры, а в ответ он обещал со временем признать независимость Косова. Если это правда, то логично считать, что общество постепенно подготавливают к окончательному решению вопроса. В итоге создается впечатление, что без поддержки Брюсселя и Вашингтона оставаться на плаву президент не сможет, а цена сотрудничества — сначала Косово, а потом и вступление в НАТО.

Сейчас Вучич понемногу пытается сблизиться с канцлером Германии Ангелой Меркель, рассматривая Берлин как самую мощную силу ЕС, а также с французским лидером Эммануэлем Макроном. Он пытается сдружиться и с Вашингтоном, однако американцы не проявляют к его инициативам большого интереса и довольствуются уже существующим уровнем отношений: передача распоряжений из Вашингтона оставлена на откуп послу Кайлу Скотту.

В то же время в своих выступлениях Вучич отмечает хорошие отношения с Россией и Китаем, подчеркивает близкие и даже приятельские отношения с Владимиром Путиным и председателем КНР Си Цзиньпином. С Пекином у Белграда договоренности в области строительства, однако с Москвой прогресс и развитие экономических отношений практически стоят на месте. Да, в стране работают «Газпромнефть», «Лукойл», Сбербанк, ведутся переговоры с «Росатомом» и существует русско-сербский центр МЧС.

Однако на деле слова про «братство двух народов» не подтверждаются конкретными проектами или результатами сотрудничества, и основная политика Сербии сейчас — это стремление к евроинтеграции. Ведутся предварительные переговоры на эту тему, под ЕС подстраивается и законодательство.

При этом в стране ситуация весьма сложная, вот уже полгода проходят протесты, названные «1 из 5 миллионов». Они зародились аналогично «желтым жилетам» в Париже, потом к ним подключились оппозиционные партии и их лидеры. Тяжелая экономическая ситуация, высокий уровень криминала и коррупции и бесперспективность для молодого поколения — все это больше и больше давит на среднестатистических сербов. В стране большой внешний долг, происходит распродажа государственных ресурсов и весьма мутные «приватизации», а большая часть населения находится на грани выживания.

«Может, пора уже признать, что эта часть земли — Косово — потеряна?» — сказал не так давно сербский президент Александр Вучич. Регион фактически уже потерян для сербов, просто президент не знает, как об этом сообщить сербскому народу. Ведь вопрос о признании независимости Косова — это главное условие для вступления Сербии в ЕС.

***

Именно в таком контексте следует рассматривать отношение сербского народа к России. Когда-то большинство сербов считали ее «матерью Россией», сейчас они понимают, что поддержка Москвы, как и ее влияние, ослабла. Преобладает мнение, что Россия озабочена собственными экономическими и геополитическими проблемами — американскими и европейскими санкциями, ситуацией на Украине и в Сирии, что сейчас Россия не имеет экономической силы, политических и военных возможностей, чтобы более серьезно влиять на события на Балканах в целом и в Сербии в частности.

Ожидания народа угасают. Многие сербы считают, что ситуация с Косово закончится его отделением, а потом Сербия будет вынуждена присоединиться к НАТО еще до вхождения в ЕС. Да, отношения между Сербией и Россией улучшились, однако за это время слишком многое поменялось. Югославия распалась, у Сербии отняли Косово. Окружающие государства или уже члены НАТО и ЕС, или являются кандидатами на вступление. И новая власть в Белграде тоже идет путем евроинтеграции. Это реальность сегодняшнего дня. «Мать Россия» осталась в прошлом.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики