Лента добра
Интернет и СМИ
Больше интересного — в нашем Telegram

«Мы обязаны что-то изменить»

Эти люди рискуют жизнью, чтобы очистить интернет от ненависти. Их становится все больше
Кадр: телесериал «Ненавистники, прочь!»

Десятки тысяч людей ежедневно подвергаются троллингу и буллингу в сети. Едва ли какой-нибудь пользователь Facebook может чувствовать себя в безопасности, ведь в любой момент его могут атаковать хейтеры. Для этого даже ничего не нужно делать: просто жить, публиковать на своей странице фотографии с отдыха, обмениваться мнениями с друзьями. Хейтеры сами тебя найдут и сделают твою жизнь невыносимой. Уставшие от засилья распоясавшихся троллей пользователи организовали онлайн-сопротивление, чтобы сделать социальную сеть добрее. «Лента.ру» рассказывает, за что каждый день сражаются тысячи онлайн-добровольцев, не получающих за это ни копейки.

В Берлине 07:30, Нина просыпается от настойчивого звонка будильника. Прежде чем встать и приготовить завтрак для годовалой дочери, она берет в руки телефон. Нина не проверяет сообщения на электронной почте, не листает Instagram, не выкладывает фотографии — ничего из того, что для многих превратилось в утренний ритуал. Вместо этого она каждое утро заходит в закрытую группу #IchBinHier (#IAmHere) в Facebook.

Нина — участница международного движения, провозгласившего своей целью искоренить ненависть в социальных сетях. Она и ее товарищи из #IchBinHier проводят свое свободное время, отслеживая комментарии пользователей под записями в крупных сообществах. Большинство из них — расистские, женоненавистнические и гомофобные.

Волонтеры из #IAmHere не пытаются изменить людей, разжигающих ненависть в комментариях, и стараются не вступать с ними в спор. Они ведут грамотные дискуссии, подкрепляя свою позицию фактами. Их идея — обеспечить баланс в социальных сетях, чтобы пользователи видели: мнение троллей не является истиной, есть совершенно иные точки зрения. Участники движения подчеркивают: они не пропагандируют консервативные установки или кем-либо сформулированные догмы, они лишь стараются изменить негативный тон онлайн-дебатов на позитивный, противостоять потокам ненависти и сделать Facebook в целом более добрым и приветливым местом.

Такой гигант социальных сетей, как Facebook, поддержал эту инициативу. В рамках своей программы Online Civil Courage Initiative соцсеть обеспечила движение бесплатной рекламой и помогла в организации встреч добровольцев. Online Civil Courage Initiative предоставила финансовую и маркетинговую помощь в размере более миллиона евро различным неправительственным организациям, нацеленным на борьбу с экстремизмом: получили поддержку более 3,5 миллиона человек и 100 организаций, выступающих против ненависти и экстремизма.

39-летняя Нина, помимо выполнения обязанностей директора одной из неправительственных организаций, проводит около трех часов в день, работая с комментариями. У нее есть личные причины уделять этому столько времени: ее муж родом из Уганды, и пара обеспокоена ростом расистских и антииммигрантских настроений в интернете. В германоязычных социальных сетях заметки о беженцах или о зеленых, как правило, провоцируют много гневных комментариев. Они содержат грубые высказывания, оскорбления чести и достоинства, изображения оружия и гильотин — все это в расовом и этническом контексте. Многие комментарии и фотографии выглядят ужасающе омерзительно.

«В этой все еще очень белой Германии мы в некотором роде беззащитны, — объясняет Нина «Би-би-си». — Ощущение, что мы обязаны что-то изменить, стало сильнее. Я не могу представить, что моя дочь будет расти и читать все это. Мне не нужна такая культура».

Свой первый комментарий от имени группы Нина опубликовала в феврале 2017 года после того, как #IchBinHier публично одобрил популярный немецкий телеведущий. «Мое сердце бешено колотилось, когда я впервые использовала этот хештег… Здорово, что я ощущала поддержку целой группы единомышленников», — вспоминает она.

«Мне казалось, только я замечаю все это»

Движение #IAmHere зародилось в Швеции под названием #JagArHar. Его основательница — иранская журналистка Мина Деннерт — вспоминает, что заметила, как социальные сети буквально наводнила ненависть, около трех лет назад. Она попыталась противодействовать женоненавистническим и расистским комментариям «спокойным, неагрессивным способом». «Я ощущала столько расизма на протяжении всей своей жизни, что не боялась начать делать это, — добавляет Мина Деннерт. — Я заметила, что люди, от которых я совсем не ожидала подобного поведения, начали делать репосты действительно расистских вещей, и это заставило меня начать делать хоть что-то».

Спустя некоторое время Деннерт поняла, что может добиться большего, если найдет помощников. «Я смогла привлечь к этому других людей. Многие из них говорили: "Это фантастика! Мне казалось, что я один замечаю все это"», — вспоминает Мина.

Вскоре крупнейшие СМИ обратили внимание на #JagArHar, после чего группа выросла до 75 тысяч человек. Слухи распространялись стремительно, и подобные организации стали появляться в других странах: в Италии, Франции, Словакии, Польше и Великобритании. Сегодня существует 14 групп #IAmHere в разных странах, они говорят на разных языках, но преследуют одну цель: борьбу с ненавистническими высказываниями в сети. Facebook назвала такие комментарии «прямым нападением на людей, основанным на защищенных характеристиках — расы, этнической принадлежности, национальности, религиозной принадлежнсти, сексуальной ориентации, касты, пола, гендерной принадлежности, серьезных заболеваний или инвалидности». Под «защищенными характеристиками» здесь имеются в виду те, которые защищают законы о равенстве всех людей между собой.

У волонтеров организации нет конкретного алгоритма противостояния троллям и экстремистам, но они четко видят свою цель: изменить тон онлайн-дискуссий. Например, в прошлом году награду «Юрист года» в Швеции получила Линнея Класон, молодой адвокат с разноцветными волосами, которая защищает женщин от преступлений, совершенных на сексуальной почве. После этого в сети последовало много неприятных высказываний: людям не нравилась внешность Линнеи, ее феминистская позиция, ее пол, ее молодость, многие высмеяли название ее аккаунта в Instagram — @assholesonline. Поток грязи неожиданно захлестнула вторая волна комментариев: это были многочисленные поздравления, похвала за ее храбрость и так далее. Нетрудно догадаться, что начало этому положили активисты #JagArHar, и за ними последовали обычные пользователи, не вовлеченные в эту «игру».

«Конечно, социальные сети не отражают мнение всего населения, но когда вы читаете комментарии, то начинаете думать, что, например, 80 процентов людей считают гомосексуализм болезнью, — говорит Мина Деннерт. — Мы хотим, чтобы поле для комментариев больше походило на наше общество. Способ сделать это — дать людям возможность говорить и участвовать в беседе».

«Армии троллей объединяются по типу полувоенных иерархий»

Немецкая группа #IchBinHier была основана консультантом по маркетингу Хеннесом Леем. Сейчас она насчитывает около 45 тысяч членов.

«В декабре 2016 года ко мне в гости приехали друзья из Швеции, — вспоминает Хеннес. — Однажды утром я пришел на кухню, когда один из них писал комментарий в Facebook. Я спросил, что он делает». Когда друг объяснял концепцию шведского движения, Лей буквально загорелся этой идеей. «В течение многих лет я видел комментарии в сети и чувствовал себя довольно беспомощным из-за всей этой ненависти. Я подумал: хорошо, если мы организуем большинство, которое будет противостоять этому», — рассказывает Лей. Он утверждает, что их движение приветствует людей с различными политическими взглядами.

«Большинство наших членов — левые и либеральные, но среди нас есть и консерваторы. Мы должны слышать различные мнения. Но если люди начинают пропагандировать насилие и ненависть в своих суждениях, то #IchBinHier их перебивает», — говорит основатель немецкой ячейки #IAmHere.

По мере роста немецкой группы некоторые ее участники стали проявлять интерес к комментаторам, которые оставляли гневные записи.

«Я был очень удивлен количеством лайков, которые получают антииммигрантские комментарии», — отмечает Филипп Крайссель, 23-летний студент-политолог и волонтер #IchBinHier. Он проанализировал данные, чтобы проверить, организовываются ли в какую-либо группу люди, лайкающие такие комментарии. «Я обнаружил, что некоторые из авторов аккаунтов действительно были очень активными, и целый день люди лайкали их записи. Это спровоцировало некий сдвиг в социальных сетях», — рассказывает о своих наблюдениях Филипп.

Дальнейшие исследования показали: многие пользователи, пишущие или лайкающие разжигающие ненависть комментарии, были организованы по типу #IAmHere. Исследователь Джейкоб Дейви, изучающий поведение правых радикалов и экстремистов в Институте стратегического диалога в Лондоне, утверждает: «Армии троллей объединяются по типу полувоенных иерархий».

«Вы можете видеть, как эти группы собираются вместе и участвуют в преследованиях в Facebook, доминируют в некоторых дискуссионных вопросах, что, в свою очередь, заставляет замолчать "умеренных" пользователей», — объясняет Мина Деннерт, основатель шведской #JagArHar.

«Они просто испугались»

Противостояние этим армиям троллей не обходится без рисков. В первый год деятельности Мины Деннерт ее имя стало довольно известным: в 2017 году она получила несколько наград за свою работу, в том числе престижную премию Анны Линд за поддержку идеалов справедливости и демократии.

Но у популярности оказалась обратная сторона — многочисленные угрозы. До сих пор Мина Деннерт получает анонимные письма от хейтеров, а однажды ее отец получил по почте боевые пули. Помимо этого, аккаунты членов шведской группы были взломаны, их персональные данные выложены в интернет на всеобщее обозрение. Семья Мины Деннерт обратилась в полицию за защитой после того, как угрозы в ее адрес стали особенно жестокими. Одновременно активистка заметила резкое снижение поддержки ее организации: «В первый год нас все любили, мы получали награды, все хотели работать с нами. Но как только начались атаки, люди, которые хотели сотрудничать с нами, перестали это делать. Они просто испугались», — с грустью рассказывает Мина.

Критики часто называют #JagArHar цензурой, но Деннерт и модераторы группы твердо заявляют: #JagArHar никогда не указывают людям, что им нужно говорить, они просто защищают тех, на кого нападают в сети.

В Берлине Нина тоже подверглась угрозам: «Один тролль упомянул моего ребенка, когда на веб-сайте моей компании он увидел, что я брала отпуск по уходу за ребенком. Это меня очень обеспокоило, и я на мгновение задумалась: должна ли я заниматься этим?»...

Она признается, что ежедневное общение с троллями может пагубно влиять на психику членов организации. «Все зависит от моего настроения, — рассказывает Нина. — В некоторые дни я могу принять на себя так много [ненависти], что сама удивляюсь. В другие дни я чувствую, насколько тонка моя кожа».

Роджер Викландер, один из 18 администраторов группы #JagArHar, говорит, что для него группа — это объединенное выступление против ненависти и дезинформации. Он вспоминает недавний комментарий к записи, призывающей жертвовать одежду для беженцев: «Ха-ха-ха, мусор для мусора!» Для Роджера борьба с подобными высказываниями — смысл его работы.

«Я не вижу, что становится лучше»

Несмотря на то что Facebook обеспечивает волонтеров #IAmHere бесплатной рекламой и оказывает поддержку в организации встреч, многие участники считают, что этого недостаточно и платформе следует делать больше. Хеннес Лей, основатель немецкой ячейки, утверждает, что Facebook должна «соответствовать собственным стандартам» и быстрее удалять экстремистские комментарии. В отчете Facebook говорится, что методы борьбы с троллями стали более продуктивными. Один из результатов — компания заблокировала более 200 организаций приверженцев идеи превосходства белой расы.

С 2018 года, согласно немецкому закону «О защите прав пользователей в социальных сетях», любые социальные сети обязуются зачищать ненавистнические высказывания в течение одного дня после их публикации. Анализ показывает, что с тех пор экстремистских и расистских высказываний в Facebook стало гораздо меньше. А ученые из Университета Дюссельдорфа, наблюдая за деятельностью #IchBinHier, отмечают, что добровольцы успешно меняют тон онлайн-дискуссий.

С другой стороны, исследование, проведенное Филиппом Крайсселем и Джейкобом Дейви показывает, что с декабря 2017 года количество организованных групп экстремистов в сети выросло в три раза. Орла Вигсе, профессор кафедры журналистики, СМИ и коммуникаций из Гетеборгского университета (Швеция), скептически относится к идее, что #JagArHar смогут изменить социальные сети. Он убежден, что тролли и крайне правые более плодовиты и лучше организованы, чем о них привыкли думать. Он надеется, что #JagArHar уменьшат количество высказываний хейтеров и троллей, но добавляет, что их число «чрезвычайно трудно измерить».

«Я не вижу, что становится лучше, я вижу, что все становится еще хуже», — говорит Нина. Ежедневно сталкиваясь с потоком ненависти, иногда она чувствует себя обессиленной, но уверена: то, что мы говорим в интернете, в конечном итоге влияет на нашу реальную жизнь. Это еще одна причина, почему она не бросает начатое и продолжает свою борьбу.

«Я думаю, это сделало меня более смелой в офлайн-ситуациях, — рассуждает Нина. — Недавно двое мужчин кричали друг на друга в метро, я просто встала между ними и спросила: "Что вы делаете?" Это дает мне и моей дочери возможность существовать в этом мире — если кто-то прокомментирует то, как она выглядит, я быстро отреагирую. Это во мне… Это часть моей жизни».

< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики