«Создатель дал нам секс для размножения»

Племянница Мартина Лютера Кинга — о том, почему в США надо запретить аборты

Мир

Фото: Stephen Morton / Getty Images

В этом году семь американских штатов приняли законопроекты, ограничивающие право женщин на аборт. В Алабаме аборты запретили полностью, а в шести других штатах сократили разрешенные сроки аборта до шести недель. Это тоже можно считать запретом — ведь многие женщины до этого срока и не догадываются о беременности. Запрет распространяется даже на жертв изнасилования и инцеста, таких как неоднократно изнасилованная 11-летняя девочка из штата Огайо. По просьбе «Ленты.ру» журналистка Дарья Шипачева поговорила о причинах столь жесткой антиабортной политики с одной из ведущих активисток пролайф-движения, руководительницей движения «Гражданские права нерожденных», племянницей лидера движения за гражданские права чернокожих Мартина Лютера Кинга, почетным доктором юридических наук Альведой Кинг.

«Лента.ру»: В какой момент начинается жизнь человека? И когда человек может получить гражданские права?

Альведа Кинг: Я изучала научные, религиозные и философские источники по этому вопросу, и они говорят, что человеческая жизнь начинается с зачатия, или с оплодотворения. И с самого начала это живой настоящий человек.

А раз там, в матке, находится полноценный человек, значит, нам надо признать, что ему положены гражданские права.

Жизнь определяется как симбиоз «тела и сознания». Плод человека не пребывает в сознании вплоть до родов, а значит, его жизнь в полной мере начинается только после рождения, поэтому полный комплект гражданских прав человек получает, только уже родившись. До этого в большинстве стран плод считается частью тела матери. Правда, в Ирландии, Венгрии и Словакии у плода — зародыша после 12 недели развития — появляется конституционное право на жизнь. Тем не менее аборты до 12 недель там разрешены, а в случае угрозы жизни матери или аномалий плода прервать беременность можно и позже.

«Лента.ру»

Британский Королевский колледж акушеров и гинекологов выпустил исследование, в котором говорится, что плод не чувствует боль до поздних сроков беременности — более того, британские акушеры-гинекологи указали на растущее количество данных в пользу того, что плод в матке вообще никогда не бывает «в сознании». Как это сочетается с идеей, что жизнь начинается с зачатия? И если жизнь начинается с оплодотворения, то как быть с процедурой ЭКО? Ведь в процессе этой процедуры часто образуются оплодотворенные эмбрионы, которые оказываются «не востребованы».

Я считаю, что тот процесс возникновения человеческой жизни, который задуман Богом, так прекрасен и красив, что нет никакой необходимости в подобных научных методах создания жизни.

Но ведь у женщин на ранних сроках беременности часто случается самопроизвольный выкидыш. А значит, божественный план создания жизни не так уж безупречен? Или этих женщин, по вашему мнению, надо судить за непредумышленное убийство?

Не хочу это комментировать.

Есть статистика о том, что запрет абортов ведет к росту преступности. В США аборты были легализованы в начале 1970-х после периода запрета, и это привело к снижению преступности. По оценке исследователей, с 1973-го по 1976 год каждые 1000 абортов в США приводили к соответствующему снижению преступности: минус 380 преступлений против собственности — таких как воровство и кража, и минус 50 насильственных преступлений. А с 1991 года в Соединенных Штатах общее количество преступлений начало уменьшаться — и, по расчетам специалистов, около половины этого падения связано с легализацией абортов. Это логично: в неблагоприятных условиях рожают детей женщины, у которых попросту нет ресурсов, чтобы их вырастить и воспитать — и те выживают как могут, в том числе с помощью воровства и грабежей. Что делать с такими последствиями антиабортной политики?

Как христианка и евангелистка, я для ответа на этот вопрос открываю Библию. И там написано, что Иисус кормил бедных, а не убивал их.

Поэтому если у нас есть будущий ребенок, который должен быть рожден в не очень хороших условиях, мы должны сделать все, чтобы помочь этой новой жизни родиться и процветать. Уничтожение жизни не может привести к оздоровлению общества.

Я была в таких странах, где аборты вовсе запрещены, и там общество старается поддерживать всех детей и дать им вырасти.

Можете привести пример такой страны?

Да, например, Ямайка, где действует организация «Миссионеры бедности» (католический монашеский институт, помогающий малоимущим — прим. «Ленты.ру»).

Я приезжала туда с миссией и видела, как заботятся о детях, рожденных в не самых благоприятных условиях. У некоторых из них были даже дополнительные сложности — например, отсутствие руки или ноги. Несмотря ни на что мы должны помогать этим детям расти и развиваться.

В 2005 году Ямайка стала страной с самым большим количеством убийств во всем мире: 61 убийство на 100 тысяч населения.

«Лента.ру»

Почему права эмбрионов важнее прав людей, которые уже живут и могут пострадать от роста преступности?

Дети — это священный дар от Бога. Я не верю, что такие препятствия, как бедность, преступность, бытовые неудобства, могут помешать принять этот подарок. Убийство невинных нерожденных детей никак не сделает ситуацию лучше.

А как насчет беременностей, наступивших в результате изнасилования? Возьмем, к примеру, 11-летнюю девочку из Огайо, которая забеременела от насильника. В таком возрасте очень опасно вынашивать и рожать ребенка — мать сама еще ребенок, и она рискует попросту умереть в родах. Разве вариант с абортом не был бы более гуманным по отношению к этой девочке?

Я считаю, что изнасилование — это ужасно. И иногда новая жизнь формируется в ходе такой трагедии. Но делать аборт — это значит только множить зло, пытаться исправить одно преступление с помощью другого.

Кроме того, аборт не является на сто процентов безопасным для женщины, а для ее ребенка он почти всегда на сто процентов смертелен.

Организм этой девочки уже был жестоко поврежден изнасилованием, а аборт повредит ее тело еще сильнее. Я знаю, о чем говорю: у меня самой было два аборта, и мне повредили шейку матки, после чего у меня случился выкидыш во время желанной беременности.

Но подростковая беременность, по сравнению с обычной, имеет гораздо больше осложнений. (При беременности у девочки-подростка высок риск рождения недоношенного ребенка с пониженным весом. Это почти в два раза повышает риск смерти младенца после рождения. А осложнения во время беременности и родов являются основной причиной смерти девушек 15-19 лет во всем мире. На 100 тысяч родов приходится в среднем 260 смертей юных матерей. Это несравнимо с риском аборта: от осложнений, связанных с прерыванием беременности, умирает только 1,3 подростка из 100 тысяч — прим. «Ленты.ру»).

Риск во время беременности и родов для 11-летней девочки, конечно, есть. Но есть и риски, связанные с абортом. В то же время в ее матке уже есть человек, который не совершал никакого преступления! Поэтому девочке нужно оказать самую лучшую медицинскую помощь, а когда с божьей помощью ее малыш родится, нужны люди, которые поддержат и ее, и ребенка.

Вам не кажется проявлением сострадания хотя бы разрешить девочкам, которые не достигли возраста согласия, делать аборты? Ведь они никак не могли дать осознанное согласие на секс — а значит, не могут и не должны нести ответственность за его последствия в виде нежеланной беременности. И они не должны платить за эти последствия своим здоровьем или даже жизнью.

Не хочу это комментировать.

Есть такая активистка, доктор Сьюзен Уиклунд, которая помогала женщинам получить доступ к абортам, когда у них не было средств на процедуру. В США почти на две тысячи так называемых кризисных центров для беременных приходится всего около 300 клиник, где делают аборты. Хотя существование этих кризисных центров вполне легально, многие считают их деятельность неэтичной. Они позиционируют себя как места, где можно получить объективные рекомендации по поводу беременности и медицинскую помощь, но на деле активно отговаривают женщин от аборта, называют фальшивый адрес абортариев, запугивают женщин тем, что аборты якобы увеличивают риск рака груди, и просто тянут время, чтобы женщина не успела сделать аборт на разрешенном в конкретном штате сроке. Как вы относитесь к критике таких «кризисных центров»?

Я лично посещаю такие кризисные центры, и там я познакомилась с моим ассистентом Юджином — он выразил желание присоединиться к моей миссии. За много лет мы как волонтеры помогли многим и многим семьям. И если какой-то один центр отказался помочь женщине, я вас уверяю — найдется десять других, где бы ей оказали помощь. И это не только финансовая поддержка: в таких центрах женщинам предоставляют медицинские услуги, помогают с уходом за уже рожденными детьми, предлагают помощь с поиском работы для родителей и с подтверждением их школьных аттестатов (для эмигрантов).

Допустим, у женщины даже есть ресурсы — она просто не хочет ребенка. Почему она должна переносить тяготы беременности и родов ради ребенка, который ей не нужен? И более того, каково будет этому нежеланному ребенку?

Помните притчу о добром самаритянине? Другие люди шли мимо израненного человека, но самаритянин остановился и помог ему, потратив на это свои усилия и ресурсы. Просто так, из сострадания. И Иисус завещал нам быть такими, как этот добрый самаритянин.

Женщина должна выносить ребенка, дать ему жизнь из сострадания к нему. Это то сострадание, которого нам так не хватает в этом мире, которое мы сами хотели бы испытать по отношению к себе. А уж когда ребенок родится, найдутся добрые люди, которые примут его в свою семью, будут любить его и заботиться о нем.

А вы правда считаете, что это лучший вариант для ребенка: родиться в таких условиях, где его будут воспитывать приемные родители — и иметь повышенный риск насилия над ним в семье? Ученые обнаружили, что за период с 1984-го по 1988 год случаев обращений в соцслужбы по поводу физического насилия из приемных семей было в три раза больше, чем в отношении обычных семей.

Не буду это комментировать.

Вы не думаете, что мужчины тоже должны нести ответственность за нежелательную беременность? Как, по-вашему, можно этого добиться?

Я считаю, нужно пересмотреть отношение к сексу и человеческой сексуальности. Мы должны помнить, что Создатель дал нам секс в первую очередь для размножения. И, занимаясь им, получая удовольствие, мы должны всегда держать в голове эту главную цель.

Конечно, отец ребенка так же участвует в его создании, как и мать: 23 хромосомы от матери, 23 — от отца. И оба должны нести ответственность за появление новой жизни. И мы как общество должны всегда помнить об этом.

Если вы так активно против абортов, почему вы не продвигаете вазэктомию среди мужчин? Вазэктомия, или мужская стерилизация — один из самых эффективных способов предотвращения нежелательной беременности. Ее эффективность составляет почти 100 процентов, процедура безопасна и имеет минимум осложнений.

Извините, у меня больше нет времени на это интервью.

Вазэктомия пока не очень популярна: на каждую процедуру мужской стерилизации в США приходится примерно один аборт — гораздо более болезненная процедура, у которой, хоть и редко, но случаются осложнения. Более широкое распространение мужской стерилизации могло бы решить эту проблему — особенно с учетом того факта, что 59 процентов абортов в США делают женщины, у которых уже есть дети.

«Лента.ру»

***
В начале года в российском Минздраве заявили о планах вдвое сократить количество абортов в ближайшие шесть лет. В тот же день на заседании рабочей группы Госдумы по вопросам выведения абортов из ОМС глава Правового управления Московской патриархии игуменья Ксения (Чернега) предложила признать нерожденных детей субъектами права и ввести соответствующие поправки в преамбулу федерального закона об основных гарантиях прав ребенка в России, таким образом приравняв аборт к убийству.

Пока же в России женщины имеют право сделать аборт: до 12 недель — в любом случае, до 22 недель — в случае если беременность наступила после изнасилования, на любом сроке — по медицинским показаниям. Женщины в России также имеют право отказаться от «доабортного консультирования» с психологом, социальным работником или священником.

Если вам отказываются сделать аборт в законные сроки, вы можете обратиться с претензией к главному врачу, в департамент здравоохранения, Росздравнадзор, в региональное министерство и/или прокуратуру. Для этого нужно письменное заявление в двух экземплярах, на одном из них должны поставить отметку о принятии и вернуть вам.

Если все это не помогло, обращайтесь с жалобой на сайт или горячую линию Минздрава по номеру: +7 (495) 627-24-00.

Дарья Шипачева

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности