Лента добра
Россия

Помойка раздора

Почему протестующие и власти Архангельской области никак не найдут общий язык
Фото: Максим Григорьев / ТАСС

Вот уже девять месяцев в Архангельской области продолжается протест против строительства экотехнопарка для безопасной утилизации московского мусора. Протестующие поселись в палатках поблизости от места площадки под стротельство «Экотехнопарка» и, как могут, препятствуют проведению любых работ. О том, что происходит в «точке противостояния», — в репортаже корреспондента «Ленты.ру» с места событий.

В Шиесе все спокойно

Сегодня до маленькой станции Шиес в Архангельской области можно добраться только на мотодрезине или вертолете. После начала изыскательских работ здесь стали останавливаться пассажирские поезда (еще год назад на станции остановок не было), но в связи с их окончанием станцию недавно закрыли. Так как до ноября 2019 года здесь будут работать только геологи, а массовый заезд строителей ожидается только в следующем году. Протестующие расстроились: «Как мы будем сюда добираться?»

Подъезжая к Шиесу, интуитивно ожидаешь увидеть жесткое противостояние активистов и полиции среди исполинских мусорных гор. Но ни мусора вокруг не наблюдается, ни войны. Все довольно миролюбивы и дружелюбны.

Наш первый собеседник Андрей Соколов, заместитель руководителя НБУ «Автомобильные дороги», подрядчика строительства, показывает модульное здание, где размещен персонал, и стоянку дорожно-строительной техники (самосвалы, экскаваторы, бульдозеры). Арендованная у РЖД территория огорожена забором, освещена и снабжена системой видеонаблюдения. «Мы занимались здесь подготовкой площадок разгрузки, технологических дорог, чтобы можно было начать проводить геологические изыскания… Эти работы завершены, подготовительный этап закончен. Техника стоит. С 15 июня все работы должны быть прекращены. Здесь останутся только рабочие, обеспечивающие жизнедеятельность здания», — рассказывает он.

Площадка под строительство пока не определена. Так как проекту еще только предстоит пройти череду экспертиз, получить оценку воздействия на окружающую среду (ОВОС). А на это уйдет, как минимум, год.

Первый разговор

По пути к палатке информационного центра встречаем группу активистов, противников строительства — молодых энергичных девушек и юношей, объединенных одной идеей. Очевидно, что им хорошо вместе в этом конкретном месте. Они страстно высказывают свои претензии к строителям полигона. Самый главный аргумент, повторяемый ими, как заклинание: «На болоте строить нельзя, стоки попадут в Вычегду, а затем в Северную Двину и Белое море».

Решение проблемы неприкаянного мусора Архангельской области, которому не находится места в родном регионе (протесты в Северодвинске в 2017 году), протестующие видят в сортировке мусора и в полной загрузке Архангельского мусороперерабатывающего комбината, который, по их сведениям, чуть ли не простаивает. Но, к сожалению, на вопрос: «А что делать с “хвостами”, которые нельзя сжигать, а можно только захоранивать», ответа они дать не могут. При этом всем, включая протестующих, хорошо известно, что в Архангельске их по старинке свозят на городскую свалку. И оставляют гнить.

Мифическое болото

Информационный центр проекта, открытый на днях как раз для того, чтобы сделать процесс строительства полигона прозрачным для всех заинтересованных лиц, также расположился в палатке. Ради его открытия, собственно, и собралась группа независимых журналистов, которым захотелось на месте узнать, как на самом деле обстоит ситуация в Шиесе.

В центре висят плакаты, а на длинном столе разложены буклеты и брошюры с подробным описанием технологий, которые будут применяться при строительстве. Генеральный директор «Технопарка» Евгений Пеняев подчеркивает, что его компания готова к информационной открытости, а также говорит о необходимости «перезагрузки» отношений с местными жителями. По его словам, все желающие могут узнать о том, как все будет, не только на сайте в режиме онлайн (а такая возможность тоже недавно появилась), но и в аналогичных постоянных информцентрах в Архангельске, Сыктывкаре, Яренске и Урдоме. А также Пеняев сходу отвечает на главный вопрос протестующих: «По нашим предварительным изысканиям, здесь нет подземных вод, а на глубине трех метров проходит очень сильный глиняный замок. Из-за этого воде просто некуда деться. Болота здесь нет».

К разговору подключается заместитель генерального директора «Технопарка» по строительству Геннадий Титов: «В тех местах, где проводились первые изыскания, глиняный замок кругом присутствует, но здесь нет грунтовых вод. До 20 метров бурили скважины — нигде грунтовых вод не замечено. Из-за глиняного плотного замка воде уходить некуда. И все дождевые воды, воды после снеготаяния остаются. Для того, чтобы говорить об этом с уверенностью, нужно провести следующие изыскания: пробурить скважины и посмотреть геологию, какие слои грунта там находятся».

Мнение профессиональных гидрогеологов, опытных специалистов по моделированию, подтвержденное государственной экспертизой, полученной после проведения предварительных изысканий: появление воды-«верхневодки» носит межсезонный характер «весна-осень» и вызвано тем, что ниже находится глина, которая и препятствует уходу воды, то есть служит водоупором. Кроме того, существуют хорошо отработанные технологии с использованием песка, гарантирующие абсолютную «сухость» территории.

Отсортируют и переработают

Следующий волнующий всех вопрос касается переработки мусора. Некоторые активисты почему-то были уверены, что планируется построить мусороперерабатывающее предприятие. Их разуверил директор «Технопарка»: «Переработка будет производиться в Москве на наших перерабатывающих станциях. Измельчение на мелкие фракции, отделение пластика, металла, бумаги, всего, что возможно в дальнейшем использовать. Все остальное, что невозможно отсортировать, мы измельчаем, прессуем, армируем специальной сеткой и заматываем минимум в 15 слоев пленки». Отличительной особенностью данной технологии является то, что получаемые в результате глубокого прессования кипы неутилизируемых компонентов твердых отходов представляют собой инертный материал в отличие от несортированного мусора.

Здесь нужно сказать, что в современных реалиях чем более развита страна, тем цивилизованней, гуманней ее обращение с отходами. Наиболее преуспели в этом Швеция, Германия и Япония. В России огромную часть бытового и промышленного несортированного мусора просто закапывают в землю, ежедневно отравляя нашу природу. Но даже после сортировки остаются отходы, которые еще не научились утилизировать. При этом мусоросжигательные заводы, которых нам так не хватает, как побочный продукт создают неутилизируемый золошлак. Во многих странах такой мусор складируют в землю. В развитых же государствах с жестким экологическим законодательством для утилизации такого рода отходов строят мусорные полигоны с жесточайшими уровнями защиты.

«Технопарк» пошел по пути Испании, Германии, Великобритании и Франции. Отсортированные неутилизируемые отходы на его площадках прессуют, брикетируют и складируют. При такой технологии территория, необходимая под захоронение отходов, уменьшается более чем в два раза. А отравляющих атмосферу биогаза и фильтрата становится на 95 процентов меньше, чем у традиционных свалок. Благодаря высокой плотности прессования влага в брикеты не попадает, что значительно снижает образование вредного метана.

Проверенные временем шведские и немецкие технологии сбоев не дают и обеспечивают чистые воздух и воду. Генеральный директор «Технопарка», рассказывая о защитном щите полигона, продемонстрировал образцы материалов. Они экологичны и невероятно прочны. «По защитной мембране, например, можно ездить на тракторе, материал не пострадает», — рассказал он.

По мнению Андрея Соколова, заместителя руководителя управления «Автомобильные дороги», подрядчика строительства, возможность «протекания» исключена, а объект будет выглядеть, как «герметичная ванна, вода из которой уходит в очистные сооружения и потом в бассейн-испаритель, где даже можно рыбу разводить». Но, как выяснилось, у реки Вычегды проблемы обнаружились еще до начала подготовительных работ «Экотехнопарка». Испытательная лаборатория станции агрохимической службы «Архангельская» провела анализ проб воды и выявила не соответствующее норме содержание ион-аммония и свинца. Специалистам еще предстоит выяснить причины. Странно, что до сегодняшнего момента проблемы загрязнения реки местное население не волновали.

Романтика протеста

Но протестующих эти аргументы, похоже, не очень устраивают. Как иллюстрацию, можно привести случай на открытии инфоцентра, когда девушка в темных очках на пол-лица черным фломастером методично снабжала буклеты и брошюры надписью «Врут». На вопрос, прочитала ли она их, следовал отрицательный ответ. К сожалению, большинство протестующих для себя уже все решили и сдаваться не собираются, невзирая ни на какие аргументы.

В оправдание им можно сказать, что, как правило, в такого рода протестах «шарик» экологических проблем «надувают» ловкие политики или коммерсанты. Но в Шиесе другой случай. Когда проект строительства полигона в Ленском районе одобрялся комиссией по инвестиционной политике и развитию конкуренции Архангельской области и был включен в реестр приоритетных инвестиционных проектов Поморья, это не вызвало массового протестного ажиотажа. Но уже во время предварительных изысканий по вопросу строительства полигона недостаточная информированность, лавины слухов, домыслов и ключевое слово «московский» вызвали ураган народного возмущения. Соседняя республики Коми, обеспокоенная судьбой общей реки Вычегда, также заволновалась. Все загорелись и перестали особенно вникать в смысл происходящего.

Вышесказанное подтверждает тот факт, что в лагере сложилась довольно романтическая атмосфера. Среди протестующих большинство «идейных», но есть и такие, кто приезжает просто для того, чтобы «потолкаться против власти». В основном из Москвы и Санкт-Петербурга, если судить по протоколам административных правонарушений. В лагере налажен быт, есть кухня и даже баня. Чувствуется, что молодому поколению не хватает подвигов их предков — отважных мореплавателей и покорителей Севера. При должном подходе эта команда молодых неравнодушных и страстных могла бы свернуть мусорные горы, закрыв и рекультивировав сотни незаконных свалок на Архангельской земле, или побороться с незаконной вырубкой леса — еще одной важной проблемой региона. Но они предпочитают протестовать, сидя в Шиесе.

Полезный опыт

В пример Шиесу можно привести Калужскую область, где трезво оценили ситуацию, внимательно изучив все аргументы: безопасность, подтвержденную многолетним европейским опытом, и экономический эффект для региона. В области разместили полигон, аналогичный тому, который планируется построить в Шиесе, и получили стабильный поток бюджетных поступлений. При этом проект прошел все необходимые экспертизы, обсуждался на публичных слушаниях, получил нужные разрешения. Компания «Технопарк» уже начала водить туда экскурсии и приглашает всех желающих убедиться, что и мусорное дело может быть очень экологичным, а полигон складирования напоминать камеру хранения в международном аэропорте.

Если говорить только про экономику, то сейчас в Архангельской области большой отток населения, связанный с безработицей. И огромное количество неиспользуемой земли. Ленский район кормится в основном дарами леса, других занятий у населения нет. В селе Урдома (в 30 километрах от планируемого объекта) жителям дает работу распределительная станция «Газпрома», и весь Ленский район им завидует.

«Проект должен по закону пройти все этапы, начиная от изысканий, ОВОСа, экспертиз экологических, государственной экспертизы технической части и общественных слушаний. Не пройдет — строительства полигона не начнется. Если же все необходимые разрешения будут получены, то "Технопарк" начнет реализацию обширной программы по развитию Архангельской области. В том числе, Ленского района», — рассказывает Евгений Пеняев. «Архангельская область получит 6 миллиардов, из них 2 миллиарда для Ленского района. В планах — капитальные ремонты всех школ района, детских садов, детского дома и районной больницы, устройство детских площадок. Это будут современные школы: с интерактивными досками, с современными компьютерами, с мебелью новой для детей», — утверждает он.

И еще одна деталь — мусор становится ликвидным товаром, и, например, та же Швеция готова закупать его уже сейчас. На государственном уровне также стали понимать, что мусор — это деньги. В связи с этим можно с высокой долей уверенности сказать, что в Шиесе он не залежится.

На момент публикации материала в Шиесе завершен первый этап подготовительных работ, строительная техника вывезена.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики