Лора Дерн

«Женщины часто чувствуют себя на обочине»

Муза Дэвида Линча о возвращении главного женского сериала современности

Культура

Лора Дерн

Кадр: сериал «Большая маленькая ложь»

На HBO и в «Амедиатеке» начал выходить в эфир второй сезон «Большой маленькой лжи» — мрачного детектива об убийстве и домашнем насилии, который не только хвастает суперзвездным женским составом (к Николь Кидман, Риз Уизерспун и компании теперь присоединилась и сама Мерил Стрип), но и идеально попадает в мировую повестку гендерной борьбы, давая своим героиням возможность ответить мужчинам за годы причиненных обид и унижений. «Лента.ру» поговорила о новых сериях «Большой маленькой лжи» с исполнительницей одной из главных ролей Лорой Дерн — культовой актрисой, прославившейся ролями в фильмах и сериалах Дэвида Линча («Дикие сердцем», «Внутренняя империя», «Твин Пикс: Возвращение»), но получившей премию «Эмми» и мировую популярность именно благодаря этому проекту.

«Лента.ру»: Героини «Большой маленькой лжи» невероятно разные и в то же время, каждая по-своему, очень сильные и чувственные. Если бы пришлось выбрать только одну, с какой из них вы бы подружились?

Лора Дерн: Знаете, я никогда не чувствовала такой привязанности к своим героиням, какая возникла у меня с Ренатой Клайн — хотя бы потому, что в первом сезоне она была таким изгоем. Поэтому я не имею права назвать кого-то, кроме нее: Рената заслуживает настоящую дружбу, и в первом сезоне она ее так и не дождалась.

Действительно.

А теперь она нашла свое племя. Так что, да, я со временем полюбила ее всей душой. И в самом деле выбрала бы ее. Но, кстати... Мы во время съемок второго сезона все вместе ехали в машине, и Риз Уизерспун говорит: «Вы знаете, что в интернете есть игра, где ты можешь выяснить, кто ты из персонажей "Большой маленькой лжи"?» Мы так развеселились! И, конечно, же ни одной из нас не досталась собственная героиня! Так что если судить по этой игре, то я больше всего похожа на Джейн (героиня Шейлин Вудлиприм. «Ленты.ру»). Думаю, потому что я хиппи до мозга костей.

Актерский состав сериала теперь включает еще и Мерил Стрип...

Которая невероятно талантлива, если вы не в курсе (смеется). Одна из самых одаренных молодых артисток...

Как вы отреагировали, когда узнали, что она получила роль во втором сезоне — да еще и такую злодейскую?

Сначала это была просто наша общая фантазия — а что если именно Мерил сыграет эту новую героиню, которая появится в новом сезоне? А когда выяснилось, что она сама только за, мы все обалдели. Причем я узнала одной из первых — потому что мы с Риз Уизерспун и с Мерил как раз в это время были все время на связи благодаря общей работе для Американской киноакадемии и совместным активистским инициативам. Вообще, я познакомилась с Мерил Стрип на церемонии вручения «Золотых глобусов» — и она теперь мне припоминает этот случай постоянно. Потому что мы наткнулись друг на друга у входа в туалет. Она заходила, я выходила — и начала кланяться ей в ноги.

Серьезно?

О да. И я сказала: «Я так вас люблю и молюсь однажды поработать вместе». Так, я сейчас расплачусь... Ладно, скажу лишь, что разделить с ней работу и побыть в ее компании было для меня событием вселенского масштаба. А сразу после съемок «Большой маленькой лжи» мы с Мерил обе оказались на площадке «Маленьких женщин» Греты Гервиг. Так что я в прошлом году дважды ухитрилась с ней поработать. Мечты сбываются.

Как бы вы описали — без спойлеров — состояние Ренаты, вашей героини, в новом сезоне?

Если бы я что-то заспойлерила, подозреваю, адвокаты HBO тут же ворвались бы в комнату. Что ж, второй сезон в целом начинается примерно в той же точке, где мы остановились — сразу после жуткой травмы и смерти, которой заканчивается первый сезон. Это ситуация, в которой неизбежен посттравматический стресс у всех причастных персонажей — но в то же время происходит сближение героинь как на почве общей тайны, так и на основе женской солидарности, поддержки в трудную для всех минуту. А что касается Ренаты, то она возвращается в свой прежний мир — в ее случае, мир привилегий, мир власти и руководства — но она перестает из-за этого чувствовать себя изгоем среди главных героинь. Они больше не судят ее, а принимают — и она смягчается, сбрасывает напряжение, чувствует себя своей среди них. И с этого начинается ее путь в новом сезоне.

Вам как успешной женщине, должно быть, нетрудно понять Ренату — успешную женщину, которая из-за своих достижений вынуждена сталкиваться с завистью, ревностью, неприятием других людей?

Наш сериал, мне кажется, прекрасно проводит параллель с реальностью. В том плане, что, исходя из моего опыта, женщины часто чувствуют себя на обочине — как рабочих процессов, причем во всех индустриях, включая, безусловно, и кино, так и жизни в принципе. И эта ситуация во многом сталкивает самих женщин лбами — потому что мир устроен так, что в условном совете директоров из тринадцати человек может быть только одна женщина, которой соответственно нужно превзойти несколько не менее достойных соперниц. Точно так же всегда было и в кино — когда на мужской актерский ансамбль приходится всего одна более-менее заметная женская роль. И наконец-то эта прискорбная ситуация начала меняться. Женщины стали разговаривать друг с другом. Мужчины стали делиться своим опытом и присоединяться к этому разговору — разговору о гендерном равенстве, о равной оплате труда, о повсеместном злоупотреблении властью. И к счастью, что-то, мне хочется верить, стало меняться — и это невероятное ощущение. Чувство, будто ты переживаешь рассвет новой эры. А «Большая маленькая ложь» пришлась очень к месту — ведь это сериал об абьюзе, о домашнем насилии и о том, что когда жертвы объединяются вместе, ничто не может их единство разрушить. Мы просто должны действовать сообща. А если мы все будем держаться каждый за свои тайны и скрывать от окружающих собственный опыт, то никогда не поймем, что все вокруг переживают те же проблемы.

Первый сезон кончается очень драматическим событием — с последствиями которого каждой из героинь придется жить по-своему. Как справляется с этой травмой — и с этой тайной — Рената?

Это очень интересно, и я не хотела бы раскрывать секреты сценария, но я бы сказала, что перед нами героини, которых эта ситуация потрясла очень глубоко. Она травматична для всех, кто оказался к ней причастен — тем более, что все они защищались, по большому счету, а все произошло в мгновение ока. Но из-за того, что Перри, герой Александра Скарсгарда, был крепче связан с парой конкретных женщин, сюжет в этом плане берет довольно очевидное направление.

А что же Рената?

О, она по-прежнему невероятная милашка (смеется). Давайте четко обозначим: я ведь играю исключительно хороших людей. Не знаю, на что вы даже и намекаете. Но суть в том, что, пусть даже жизнь Ренаты произошедшее не затрагивает на прямую, она все равно вступает с другими героинями в определенный заговор, соглашается лгать о случившемся. И мне было очень интересно исследовать последствия решения не быть честным. А Рената — чем она мне очень нравится — по своей натуре человек честный. Секретничать для нее противоестественно. Поэтому она становится для остальных героинь сущим кошмаром — а для меня большой удачей. Такое очень интересно играть! Она всегда говорит все, что чувствует и думает.

Поправьте меня, если я не права, но по моим ощущениям в вашей карьере был период, когда вы как будто пропали из поля зрения публики и из профессии. С чем это было связано?

Знаете, я выросла в актерской семье (родители Лоры Дерн — актеры, номинанты на премию «Оскар» Брюс Дерн и Дайан Лэдд — прим. «Ленты.ру»), и все мое детство родители работали. Поэтому когда я сама впервые забеременела, то сказала себе: «Так, я снимаюсь в кино с 11-летнего возраста, так что когда рожу, то хочу быть с детьми и попробовать несколько лет просто жить нормальной жизнью». А так как отец моих детей — рок-музыкант Бен Харпер, который постоянно гастролирует, то чтобы семья была вместе, я взяла детей и отправилась вместе с ним в тур. То есть на какой-то период своей жизни я абсолютно осознанно стала групи (смеется). И это была невероятная возможность понять, что значит быть родителем, и присутствовать в жизни моих детей так, как, например, моя мать-актриса позволить себе не могла.

А как вы вернулись в профессию?

Спасибо моему замечательному другу Дэвиду Линчу. Который сказал: «Знаешь, что? Ты только что снова родила. Идеальное время экспериментировать и быть смелой». И мы стали потихоньку, понемногу снимать «Внутреннюю империю», что заняло три года и раскрыло меня как актрису абсолютно новым, неожиданным способом. Сценария не было — но не было и границ или запретов. Только Линч, я и камера с функцией записи звука. Это был шикарный шанс переосмыслить, какой актрисой я хочу быть, за что я люблю кино, и в каком-то смысле начать все сначала.

Второй сезон «Большой маленькой лжи» выходит на HBO и в сервисе «Амедиатека» с 10 июня

Беседовала Нелли Холмс

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности