Лента добра
Бывший СССР

«Все идет красиво»

В Казахстане прошли первые выборы без Назарбаева. Почему остались недовольные?
Задержания на несанкционированном митинге в Алматы
Фото: Тимур Батыршин / РИА Новости

Впервые в истории независимого Казахстана президентские выборы прошли без участия Нурсултана Назарбаева. Оппозиция не упустила шанс этим воспользоваться, но раскол в рядах не лучшим образом сказался на результатах. Судя по предварительным итогам, кандидат от власти и действующий президент Касым-Жомарт Токаев обошел конкурентов с внушительным перевесом. В день выборов корреспондент «Ленты.ру» прошелся по Нур-Султану, понаблюдал за ходом голосования и попытался понять, чем остались недовольны граждане, которые в минувшее воскресенье вышли на митинг.

— Вы журналист? Косанов тоже журналист. Мы за него голосовать будем, — говорит моя соседка по рейсу Алматы — Нур-Султан. Она не верит в победу своего фаворита, но уже на следующий день он сделает то, что не удавалось еще ни одному оппозиционному политику Казахстана.

55-летний Амиржан Косанов был выдвинут и зарегистрирован последним из семи кандидатов. Национал-патриотическое движение «Ұлт тағдыры» («Судьба нации») выдвинуло его на выборы 26 апреля, но удостоверение кандидата Косанов получил только 5 мая. Это произошло спустя пять дней после прошедших в Алматы и Нур-Султане митингов за справедливые выборы.

После длившейся всего месяц с небольшим избирательной кампании Косанов, согласно предварительным результатам, набрал 16 процентов голосов. Вроде бы совсем не много, но до сих пор рекордом казахстанской оппозиции был результат коммуниста Серикболсына Абдильдина, который на внеочередных выборах 1999 года на волне экономического кризиса смог получить 11,9 процента. На последующих (трех) президентских выборах Нурсултан Назарбаев не садился в президентское кресло с результатом меньшим чем 90 процентов. При этом каждый раз явка и доверие граждан росли, преодолев в 2015 году отметку в 97,7 процента голосов при явке в 95,2 процента.

Спустя четыре года его преемник Касым-Жомарт Токаев, кандидатуру которого Назарбаев лично выдвигал на съезде правящей партии «Нур-Отан», пока набирает 70,76 процента голосов. Это гораздо меньше, чем у прежнего президента, но с другой стороны — это лишь первые выборы Токаева.

Дела оппозиционные

Косанов — уникальная фигура для этих выборов, ведь он, фактически, единственный не системный кандидат. Из всех претендентов на пост президента, он — самый молодой, но политического опыта ему не занимать.

Почти все 1990-е Косанов проработал с властью — занимал пост замминистра по делам молодежи, туризма и спорта, входил в состав президентской комиссии по помилованию, возглавлял пресс-службу правительства под руководством бежавшего из страны от уголовного преследования премьера Акежана Кажегельдина. Этот опыт дал ему возможность принять участие в президентских выборах, ведь по закону стать кандидатом может только тот, у кого есть пятилетний стаж на государственной службе.

Последние 20 лет Косанов принимал активное участие в жизни казахстанской оппозиции, и то, с чем он пришел на эти выборы, во многом напоминает тезисы оппозиционеров постсоветского пространства, тех же Владимира Зеленского и Никола Пашиняна. Он призывает к политическим реформам, развитию малого и среднего бизнеса, ориентируется на молодежь и настаивает на укреплении связей с Европой. Объясняется этот вектор просто: «Постсоветские страны, в том числе Россия, не показывают нам пример демократических и экономически сильных стран», — говорит он в интервью изданию The Astana Times.

Но его участие в выборах не объединило вечно расколотую оппозицию, а привело к ровно обратным последствиям. Оппозиционно настроенная общественность разделилась пополам — на тех, кто собрался поддержать Косанова, и тех, кто увидел в его выдвижении сделку с властью. Вторые в итоге объявили выборам бойкот, призывая не легитимизировать избрание нового президента.

Активнее других за бойкот выступали сторонники запрещенной и признанной экстремистской в Казахстане организации «Демократический выбор Казахстана» (ДВК), созданной бывшим министром энергетики и бизнесменом Мухтаром Аблязовым. Он объявлен в розыск на родине и в России, проживает во Франции, где получил политическое убежище.

Несмотря на изгнание, Аблязов принимает активное участие в политической жизни Казахстана. Опальный экс-министр ведет YouTube-канал, в котором призывал людей бойкотировать выборы и выходить на митинги.

Именно «пресловутый бойкот» и отсутствие единства в рядах оппозиции, по мнению Косанова, стали главной помехой для его кампании.

Как на праздник

Избирательные участки в Казахстане открылись 9 июня в семь, а где-то даже в шесть утра. Именно на ранние часы, по словам наблюдателей, с которыми удалось пообщаться, пришелся пик активности избирателей.

Одним из первых я посетил участок, где голосовала первая в истории Казахстана женщина-кандидат в президенты Дания Еспаева. В итоге она заняла третье место, набрав 5,2 процента. Из-за игравшей на улице музыки и казахстанской традиции ходить на выборы большими семьями происходящее перед участком напоминает какой-то городской праздник. Внутри помещения это ощущение только усиливается: на пороге дети устроили импровизированную сцену, на которой по очереди демонстрируют избирателям свои таланты — поют песни, танцуют, играют на домбре.

На вопрос, являются ли такие мероприятия обычным делом для выборов в Казахстане, один из избирателей справедливо отмечает, что эти выборы во многом необычные. «Это же школа, вот и решили людей развлечь детским творчеством. Была бы военная часть, здесь бы кирпичи ломали», — шутит другой.

Но даже несмотря на концерт, присутствие одного из кандидатов и множества журналистов, нельзя сказать, что на участке было много людей. А вот в другой столичной школе не протолкнуться было даже в полдень — здесь на первом этаже ютились сразу два избирательных участка, и на обоих выстроились очереди из желающих проголосовать. Вскоре один из них посетит Амиржан Косанов.

Его сразу окружают журналисты — он представляет им свою жену, рассказывает о работе штаба и говорит, что если выборы пройдут честно, то будет второй тур. Зайдя в здание, он скромно становится в очередь, которая через несколько минут чудесным образом исчезает. И вот Косанов опускает свой бюллетень в урну со словами: «С богом. За победу!»

— За чью победу?
— За победу народа Казахстана!

Весь избирательный участок встречает эти слова криками и аплодисментами.

Такого ажиотажа я не видел больше нигде, в том числе на тех участках, которые посетили Касым-Жомарт Токаев и Нурсултан Назарбаев. После их ухода монументальные здания Государственного театра оперы и балета и Дворца школьников, где голосовали первые лица партии «Нур-Отан», кажутся пустыми, пока на них не приезжают международные наблюдатели, в том числе из России.

О серьезных нарушениях слышать не довелось. Хотя пожаловаться наблюдателям всегда есть на что: препятствование их работе со стороны членов комиссии, проблемы со списками, из-за которых люди не могут проголосовать по месту жительства. При этом все говорят о стабильной явке.

О полном отсутствии проблем и нарушений заявляли только наблюдатели от правящей партии «Нур-Отан». На том же участке девушка, представляющая одну из общественных организаций, рассказывала, как люди брали бюллетени и уходили с ними, не бросив в урну. «Я понимаю, бойкот. Но это все равно нарушение», — говорит она.

Чудаки и подлецы

Избиратели вступают в беседу менее охотно, чем наблюдатели. «Проголосовал и проголосовал. Какая разница, за кого и почему?» — говорит один из них. Другой признается, что голосовал за Токаева. Свои симпатии к преемнику Назарбаева он объясняет его большим опытом работы в правительстве.

В какой-то момент бойкот и отношение к его сторонникам становятся главной темой для разговоров. Этому во многом способствуют сообщения СМИ о проходящих в Нур-Султане и Алматы задержаниях. Преподаватель и заслуженный архитектор Казахстана Елена называет протестующих «революционерами» и «беспокойными людьми» и признается, что просит своих студентов не ходить в места проведения акции.

«Туда втягиваются те, у кого душа сильнее всего болит. Но их же сейчас начнут обвинять во всех грехах, и они станут жертвами. Многие в душе их поддерживают, но в силу опыта понимают, что впереди идут чудаки, а их трудами пользуются подлецы. Поэтому очень двоякое чувство», — говорит она. Елена и ее мать проголосовали за представителя коммунистов. Они не поддерживают ни действующую власть, ни оппозицию, но если поставить вопрос ребром, они предпочтут «тоталитарную стабильность» «демократической войне».

«А вообще мы все боимся. Мы очень трусливые. Нам хочется, чтобы нам на блюдечке все принесли готовое, но сами сидим в кустиках тихо. Есть такой грех», — признается она.

Пока я добирался до митинга, полиция успела оцепить район и выдавить с площади у дворца молодежи Жастар большинство протестующих. Напротив полицейского оцепления собралась небольшая группа людей, громко обсуждавшая действия полиции. Им удалось избежать задержания, когда полиция приступила к разгону несанкционированного мероприятия. По сообщениям местных СМИ, скандировали лозунги «Позор!», «Свобода!» и призывали полицейских присоединиться к протесту.

Те, кого вытеснили с площади, сказали, что будут стоять до вечера, чтобы показать свою гражданскую позицию. Говоря о своих мотивах, они назовут несколько причин, о которых в тот день приходилось слышать еще не раз: коррупция, бедность (при том, что Казахстан — богатая ресурсами страна), неудовлетворительное качество медицины и образования.

Стоит отметить, что протестующие крайне негативно отзываются о Косанове, называя его «предателем» и «марионеткой». Протестующие считают, что кандидатура Косанова необходима для демонстрации того, что выборы прошли демократично, и боятся, что после выборов власть закрутит гайки еще сильнее.

По словам одного из моих собеседников, лидеров протеста нет — люди стихийно собираются, получая информацию друг от друга через соцсети, YouTube.

Мои собеседники уверены, что массовость и легитимность проходящим выборам придают госслужащие и студенты. «А они по-другому и не могут! Им грозят увольнением и отчислением», — уверяют меня они. Их слова опровергают практически сразу. «Я не госслужащий и иду голосовать», — говорит молодой человек по имени Тулеген. Его участок находится в дворце молодежи Жастар, территория вокруг которого оцеплена полицией, и я отправляюсь с ним.

Крик души

— Шел голосовать — и стало страшно. Пройти даже невозможно. Я местный, родился здесь. Знаю, народ недоволен. Я сам где-то солидарен. Но конструктива у них нет, — с досадой говорит Тулеген.

Чтобы проголосовать, он обходит зону оцепления практически по всему периметру. Он не поддерживает действующую власть, но говорит, что отставка Назарбаева стала для него шоком. «Лучше один сытый лев, чем сотня голодных шакалов. Страшно, что будет дальше, особенно смотря на происходящее сейчас. Честно, не хочу даже думать, что может быть какой-то переворот», — говорит он.

Подойдя к площади с другой стороны, мы выясняем, что полностью полиция ее не зачистила. Люди продолжают гулять, молодые пары ходят с колясками, подростки катаются на скейтбордах. Если бы не окружившая их цепь полицейских с железными щитами, заподозрить, что здесь происходит что-то необычное, было бы сложно.

Однако на работе расположенных во дворце избирательных участков происходящее отразилось негативно. «После часа дня явка почти нулевая, а до этого нормальная была. Люди боятся, думают, что приходить небезопасно», — говорит наблюдатель.

Из разговора с людьми, собравшимися у входа, становится ясно, что протестующих возмущает еще и то, что выборы проходят досрочно. События, по их мнению, развиваются слишком стремительно, и люди не успевают во всем разобраться: «Мы даже не помним имена кандидатов — как так можно вообще?» — говорит женщина по имени Лаура. По ее словам, не многие решаются приходить на акции протеста из-за того, что сотрудники силовых ведомств приходят на митинги в гражданском, а потом указывают на тех, кого надо задержать. Люди боятся.

— Если мы будем бояться, мы останемся без земли. Все продадут китайцам, — спорит с ней пожилой мужчина по имени Нуртай. — Мы не хотим быть, как палестинцы или уйгуры. Мы хотим, как в Армении, как в Алжире, выйти на улицы и сказать, что все должно измениться. Мы мирные, не хотим никаких столкновений, — говорит он. По словам очевидцев, Нуртая несколько раз пытались забрать в автозак, но толпа успешно отбила его.

Пока я общаюсь с участниками протеста, на площадь начинают проходить молодые люди — в каком-то из участков периметра полиция сняла оцепление, и вытесненные ранее участники митинга воспользовались возможностью. Они не скандировали никаких лозунгов, но в этот раз полиция начала действовать оперативно, и «прорвавшуюся» группу вскоре вытеснили с площади.

Сотрудник полиции и стоящий рядом с ним мужчина в гражданском по очереди говорили в мегафон что-то на казахском.

— В соответствии с законом таким-то, то, что вы делаете — это не санкционированный митинг, — перевел мне стоявший рядом парень. — Освободите улицы или мы начнем задержания.

Пока я снимаю происходящее на камеру телефона, ко мне подходят сзади и, взяв под руки, мягко, но настойчиво выводят за оцепление и провожают до одного из автобусов, куда отводят задержанных. Но очень быстро отпускают — помогла пресс-карта.

Когда я выхожу из автобуса, площадь уже полностью окружена кольцом полицейских.

— Я пришла из-за Аблязова, и многие его поддерживают, — говорит мне одна из девушек, наблюдавшая за происходящем. — Тихо, потому что боятся, но поддерживают. Потому что он реальную программу предлагал.

— Это крик души. Мне эта политика нахер не сдалась, — вторит ей другая. — И на Аблязова вашего мне плевать. Я просто жить хочу нормально.

Новая эпоха

Итоговая явка, несмотря на бойкот, составила 77,4 процента. Кандидаты, в том числе Косанов, после публикации экзитполов поздравили Токаева с победой.

«Конечно, если я был бы кандидатом от объединенной оппозиции, за мной стояла отдельная политическая партия с опытом, с бэкграундом, может у меня результаты были бы намного выше. В том числе моему результату помешал пресловутый бойкот, который был объявлен некоторыми нашими бывшими коллегами по демократическому лагерю, которые находятся за рубежом», — говорит занявший второе место политик.

Он выразил надежду на то, что Токаев сдержит свое обещание продолжить курс на либерализацию, а сам действующий президент, комментируя прошедшие в день выборов митинги, сказал, что участие в них — это личный выбор граждан.

Международные наблюдатели положительно оценили организацию выборов и даже назвали их «особенными», указывая на высокие результаты оппозиции и отсутствие среди кандидатов Нурсултана Назарбаева.

Но самое подходящее описание событиям 9 июня в Нур-Султане дал представлявший Россию в качестве наблюдателя Никас Сафронов: «Как художник могу сказать, что все идет красиво».

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики