Лента добра
Культура
Больше интересного — в нашем Telegram

«Эти звуки никогда раньше не слышали»

Дуэт из Парижа создает головокружительные иллюзии и искажает пространство
Дуэт «Nonotak»
Фото: @nonotakstudio

Студия Nonotak — это коллаборация иллюстратора Ноэми Шипфер и архитектора Таками Накамото, сформировавшаяся в Париже. Вместе художники при помощи света и электронной музыки создают инсталляции, при виде которых чувство пространства абсолютно теряется — в их произведениях лучи света превращаются в отрезки и обретают объем, а небольшие помещения становятся бесконечными лабиринтами без потолка и пола. 8 июля дуэт выступит в московском клубе Mutabor на вечеринке Test 8. «Лента.ру» узнала у Таками Накамото, что Nonotak покажет в столице, как сбежать из реальности и почему электронная музыка и искажение пространства кажутся неразделимыми элементами их инсталляций.

«Лента.ру»: Расскажите о проекте, который вы везете в Москву — что это, как он создавался?

Таками Накамото: Шоу, которое мы покажем в Москве, называется SHIRO. Это одна из наших самых ранних работ. Как и в большинстве других проектов, в этом шоу мы используем прозрачные экраны, которые отражают часть световых лучей, создавая иллюзию, будто они кружатся вокруг нас, а часть лучей пропускают, формируя тени — в результате наши силуэты становятся важной частью представления.

Вы уже, наверное, видели площадку, на которой будете выступать — что о ней думаете? Пространство, в котором вы выступаете, как-то влияет на ваши инсталляции?

Очень классное место! Нам очень повезло, что нас пригласили на это мероприятие. Кураторы прекрасно поняли, как свет в нашем шоу будет влиять на помещение. Мы очень часто выступаем в нестандартных пространствах — нам это очень нравится. Нравится контрастировать с помещениями, в которых проводим шоу.

А как вообще появился Nonotak?

Мы даже не думали о том, что у нас в итоге получится, когда мы начинали. Оба попросту оказались одержимы идеей создавать произведения искусства, объединяющие свет, пространство и звук, в моем случае — два последних элемента в особенности. Я учился архитектуре, и в тот период меня весьма увлекала технология создания амфитеатров, театров — мест, работающих одновременно со звуком и пространством. И когда я работал над своими [архитектурными] проектами, меня всегда интересовало то, как они будут взаимодействовать со звуком. На деле осуществить такое — очень тяжелый труд, но в случае с нашими инсталляциями это вполне возможно, и для меня это как мини-архитектурные проекты, экспериментальное искусство.

Ноэми раньше выпускала книжки с минималистичными иллюстрациями на основе ее работ с линиями и геометрическими формами. Я думаю, ей тоже хотелось показать миру ее идеи визуализации трехмерных пространств. Сейчас мы занимаемся только Nonotak.

Вы выступаете вдвоем — а при разработке проектов вам тоже никто не помогает?

Большую часть времени — да. Мы называем себя творческой коллаборацией, но на деле мы сами себе и креативные директоры. Сами решаем, как представить наши работы, занимаемся веб-сайтом, соцсетями, связью с фанатами, снимаем свои инсталляции на видео и так далее. Несколько лет мы работали с менеджером, но он в основном занимался логистикой. А мы поняли, что нам нравится общаться с единомышленниками по всему миру напрямую. К тому же, у большинства фестивалей, на которых мы выступаем, есть своя производственная бригада, а нам гораздо легче работать с людьми на местах, нежели везти с собой огромную команду. Поэтому мы каждый раз сотрудничаем с новыми людьми — так что мы точно не делаем все в одиночку, и работа от этого становится только интереснее. Главное, чтобы художественные решения оставались на 100 процентов нашими, и чтобы мы решали, что показать аудитории.

Наш небольшой состав на самом деле не замедляет рабочий процесс. Я думаю, причина, по которой мы можем делать все новые и новые вещи — в том, что мы находимся на одной волне друг с другом в планах, как мы хотим развиваться дальше.

Сколько обычно занимает этот процесс и что в нем самое сложное?

Самая сложная вещь заключается в том, что облик большого количества наших инсталляций зависит от окружающей среды, и когда ты создаешь их в студии, сложно предугадать, как они будут выглядеть в другом месте. Конечно, можно прибегнуть к помощи компьютерных эффектов, но материальность света ощутить можно только вживую. Поэтому, когда мы приезжаем с проектами, мы целую неделю проводим на точке, работаем с инсталляцией. Это очень напряженное занятие, но за это время возникает близость с произведением искусства, которое мы создаем. Мы живем им, думаем о нем и узнаем о нем что-то новое.

Какой из ваших проектов оказался наиболее трудноосуществимым?

Каждый проект по ощущениям сложнее всех остальных! Но нам нравится бросать себе вызов, хоть это порой выходит нам боком. Наверное, самым трудным проектом для меня стал HOSHI — в нем мы использовали множество толстых стекол, которые необходимо специально выравнивать, чтобы создать иллюзию бесконечной комнаты. Еще на ум приходит SIGNALS с тысячью управляемых светодиодов, свисающих с потолка. Когда мы устанавливали его на мероприятии, то постоянно паниковали из-за объема работы и нехватки времени!

Что лежит в самом начале работы — музыка или визуальная часть?

Все зависит от определенного проекта, но обычно мы тестируем и то, и другое одновременно еще в самом начале, чтобы прочувствовать то, что пытаемся создать. И пытаемся не разделять эти вещи, чтобы работать и над таймлайном, и над звучанием и над внешним видом инсталляции одновременно.

Все проекты сопровождаются именно электронной музыкой, и она кажется наиболее подходящей для световых инсталляций — никогда не задумывались, почему так?

Это весьма интересный вопрос. Думаю, все исходит из нашего культурного подхода к пониманию технологии. Нас часто называют цифровыми или медиа-художниками, но мы считаем себя световыми художниками. По сути это одно и то же, потому что мы можем использовать определенные визуальные коды, которые воспринимаются зрителями как нечто научно-фантастическое или модернистское. Возможно, немалую роль в этом сыграл кинематограф. На самом деле я никогда не задавался этим вопросом, да и вообще не думал, что буду писать электронную музыку для наших инсталляций, потому что она больше всего для этого подходит.

Раньше я был гитаристом в метал-кор-группе и долгое время ненавидел электронику. А потом стал с ней экспериментировать и увлекся. Я записывал звучание моей гитары и сэмплировал его, чтобы создавать звуки, которые сложно описать и по которым невозможно было определить музыкальный инструмент. Я создаю звуки, которые никогда раньше не слышали. И это было важно для меня, когда я начал использовать электронную музыку в наших инсталляциях.

В самих инсталляциях в основном используются зеркала, проекторы и просвечиваемые экраны — с каким материалом интереснее всего работать?

Любимого материала у нас нет — мы верим, что стоит экспериментировать с любым материалом, который интересно взаимодействует со светом. О том, с чем мы будем работать в очередном проекте, мы решаем, исходя из контекста и задумки.

А идеи и вдохновение вы откуда черпаете?

Наверное, все исходит из того, что я с детства опасался этой полной боли жизни в современном обществе, и искусство для меня стало возможностью создавать медитативную среду в надежде, что это позволит людям отделить от себя эту боль, даже на короткий период времени. Вдохновение приходит, когда я размышляю над тем, как убежать из реальности — обычно когда я смотрю на что-то, искажающее мое визуальное восприятие и погружающее в транс. К тому же инсталляции это возможность выражать себя, высказываться, при этом не задевая ничьи чувства. Это направляет и вдохновляет нас.

В чем заключаются эти высказывания?

Это точно не политические высказывания. Таких у нас совсем нет. Наша цель — искусство, которое любая публика всех возрастов может понимать без слов, что-то универсальное для представителей разных социальных и культурных слоев. Смысл многих произведений искусства открыт только для небольшого круга людей, потому что завязан на образованности и понимании контекста. Мы же считаем, что иной способ заставить людей осознать ценность искусства в обществе — создать произведение, которое может ощущаться телом. По нашему мнению, художники не должны диктовать определенный взгляд или трактовку произведения искусства.

Билеты на вечеринку Test 8, которая пройдет с 8-го по 9 июня, можно приобрести по ссылке.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики