«Элтон Джон ничего не скрывает и не стыдится»

Создатели «Рокетмена» о настоящей жизни своего героя

Культура

Кадр: фильм «Рокетмен»

В российский прокат, лишившись по пути пары сцен мужской любви и нескольких дорожек кокаина, выходит красочный, громкий и максимально эмоционально откровенный (что бы там стыдливо ни вырезал отечественный прокатчик) мюзикл-байопик сэра Элтона Джона «Рокетмен». «Ленте.ру» удалось поговорить с режиссером фильма Декстером Флетчером и сыгравшим Элтона актером Тэроном Эджертоном после премьеры картины на Каннском фестивале — когда о том цензурировании, что ждало «Рокетмена» в России, еще не было известно.

«Лента.ру»: Насколько был вовлечен в работу над «Рокетменом» сам Элтон Джон?

Тэрон Эджертон: Сэр Элтон, вы хотите сказать (смеется)? Он заглядывал к нам еще на стадии подготовки к проекту — а во время съемок мы с ним тусовались если не раз в неделю, то пару раз в месяц точно. Дэвид Ферниш (муж Элтона Джона и продюсер «Рокетмена» — прим. «Ленты.ру») приезжал на площадку несколько раз ближе к концу съемочного процесса. Но вообще, у меня было ощущение, что Элтон и Дэвид хотели развязать нам руки, дать свободу — без которой, конечно же, никакое полноценное творчество невозможно. Они дали нам пространство для нормальной работы. И мы им очень за это благодарны. Они доверились нам полностью — и теперь, судя по всему, довольны результатом. Чего еще желать?

Вообще говоря, визуальная сторона выступлений Элтона Джона — это же чистый гротеск, олицетворение чрезмерности. Изображая ее на экране, легко было бы скатиться в китч. Как вы работали над тем, чтобы не допустить этого?

Декстер Флетчер: Китч — очень относительное понятие. Его использование почти всегда больше говорит о смотрящем, чем об объекте его взгляда.

Тэрон Эджертон: А я вообще не знаю, что такое китч.

Китч это более-менее безвкусица. Но я всего лишь имел в виду, что стиль сэра Элтона до театральности чрезмерен и с этим не так легко работать.

Декстер Флетчер: Конечно! Но как по мне, и эта театральность, чрезмерность, какой бы гротескной она ни была, заслуживает прославления. Вообще, каждый элемент и аспект жизни Элтона заслуживает того, чтобы его исследовать, прославлять и получать удовольствие в процессе. И тьма, и свет, и китч, если мы используем этот термин, и музыка в конце концов. Элтон, обсуждая с нами будущий фильм, всегда очень четко давал понять: он ничего не скрывает и ничего не стыдится — а мы вольны работать с этим материалом так же свободно, как если бы он был вымышленным персонажем. И мораль фильма именно в этой свободе отношений с самим собой — в том, что ей нужно наслаждаться так же, как мы наслаждаемся песнями Элтона Джона.

Именно такой подход позволил вам снять не столько байопик Элтона Джона, сколько фантазию вокруг фактов его биографии?

Декстер Флетчер: Да, именно к этому мы и стремились — мы замышляли фильм, который бы по ощущениям вырывался с экрана в зрительный зал, был аттракционом, в котором сплетаются фантазия и реальность, жизненная драма и музыкальный экстаз. Элтон Джон — эпический персонаж, и поэтому нам хотелось, чтобы и фильм о нем был эпическим, размывающим границы между жанрами байопика и мюзикла, между фантастикой и правдой. В то же время именно честность Элтона Джона в отношении своих ошибок и грехов, а главное, своих чувств, позволила нам даже в этом формате фантасмагории оставаться честными к его образу и к его судьбе.

Тэрон Эджертон: А самое главное — Элтон предоставил нам свои песни, позволив адаптировать их для фильма, трансформировав в музыкальные номера, насыщенные драматическим значением.

Каково вам было исполнять их?

Тэрон Эджертон: Для меня это была невероятная честь — и тот ключевой фактор, в отсутствие которого я бы, наверное, не согласился на эту роль. Мне кажется, как раз благодаря готовности Элтона Джона отдать свою музыку нам на растерзание, мы получили шанс изобретательно и необычно подойти к самому сюжету. Для меня «Рокетмен» прежде всего мюзикл, так что песни в нем используются не только как танцевально-музыкальные номера, но и как средства проникнуть во внутренний мир героя. Именно благодаря им фильм получился уникальным. Что до моего исполнения песен... Я горд собой. И я горжусь тем, что Элтон Джон доверил мне это.

Декстер, а вы чувствовали свою повышенную ответственность?

Декстер Флетчер: Конечно. Такие проекты — не то что не каждый день предлагают — для тебя как режиссера большая удача хотя бы раз в жизни поработать с чем-то подобным. И для меня это был фильм мечты — я понял это сразу, как прочел сценарий Ли Холла, почувствовав, что могу реализовать на таком материале все свои многочисленные безумные идеи. Поэтому я старался перенести на экран все, что меня восхищает, приводит в восторг, смешит или, наоборот, тревожит и беспокоит. Только в фильме об Элтоне Джоне я мог бы скрестить все это вместе. Он уникален.

Расскажите, как вам работается друг с другом — учитывая обширный актерский опыт Декстера, это наверняка особенный процесс.

Декстер Флетчер: Это уже второй после «Эдди Орла» фильм, который мы делаем вместе как режиссер и актер, так что нам было легко — и мы сроднились по-своему, прекрасно зная и уважая то, как работает каждый из нас. Тэрон как артист, по-моему, невероятен в том, чтобы транслировать с экрана уязвимость — ему не нужно отыгрывать ее ни лицом, ни телом; ты просто ее чувствуешь. Это качество особенно важно, когда актер играет кого-то, скрывающего свою уязвимость за сложным или жестким поведением. Он умеет передавать чувство одиночества, нужды в близком, даже когда его герои ведут себя эгоистично и грубо.

Тэрон Эджертон: Так, я прямо сейчас от твоих слов буду чувствовать себя уязвимым (смеется). Но вообще, да, мы уже как родные на площадке — и эта химия невероятно важна, чтобы фильм удался. Не все люди это понимают — но и не все фильмы получаются хорошими поэтому. Когда я первый раз встретил Декстера, он ехал на велике по Лондону с довольно дурацким лицом — и чуть не сбил с ног меня с актером Рашаном Стоуном, общим другом, который нас и познакомил. В следующий раз мы встретились на концерте Chance the Rapper, отлично провели время, задумались о том, чтобы сделать что-то вместе в кино — и пошло-поехало. С тех пор мы довольно близкие друзья, которые любят работу друг друга. А без этого такое кино, как «Рокетмен», не снять. Ведь оно о любви.

«Рокетмен» выходит в российский прокат 6 июня

Беседовал Денис Рузаев

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности