Лента добра
Мир
Больше интересного — в нашем Youtube

«Ура, товарищи!»

Китайцы вспомнили традиционные ценности и разрешили гей-браки. Они ждали этого сотни лет
Фото: Carl Court / Getty Images

«Свершилось! Да здравствует однополая любовь!» — ленты соцсетей уже неделю пестрят поздравлениями борцов за права гомосексуалов. Виной всему стало прорывное для Восточного полушария событие — на Тайване разрешили гей-браки. Это решение привлекло еще больше внимания после того, как к поздравлениям присоединился коммунистический материковый Китай. Что теперь ждет сексуальные меньшинства острова и почему новое для Тайваня — это хорошо забытое старое, разбиралась «Лента.ру».

Радужная радость

Международный день борьбы с гомофобией, отмечаемый 17 мая, в этом году совпал с прорывным событием. Впервые в современной истории в Восточном полушарии гомосексуальным парам разрешили вступать в брак. Пионером среди азиатских соседей стал Тайвань, где фраза «Ура, товарищи!» уже много лет не была так актуальна — именно «товарищами» в китайском языке принято называть людей нетрадиционной сексуальной ориентации.

Всего на рассмотрении было три варианта закона, и, как отмечается, приняли самый прогрессивный. Объявления результатов под дождем у дверей здания парламента ждали тысячи человек. Как только стало известно, что голос за принятие закона отдали 66 депутатов, а против — лишь 27, на улицах Тайбэя начался стихийный гей-парад. Позднее к нему присоединилось еще несколько тысяч сочувствующих: кто-то пришел отпраздновать лично, кто-то писал поздравления и выкладывал изображения радуги в соцсетях.

Несмотря на безмерную радость прогрессивной части человечества, активисты за права сексуальных меньшинств признают: впереди еще долгий путь. «Это еще не все права, мы продолжим бороться», — заявила главный координатор правозащитной организации Коалиция брачного равноправия на Тайване (Marriage Equality Coalition Taiwan) Дженнифер Лу. По ее словам, исход голосования — не предел мечтаний. «Нужно еще добиться прав на усыновление, понять, как будет работать процедура бракосочетания тайваньца с иностранцем, а также как будет организовано гендерно-нейтральное образование в школах», — добавила она.

Пока, по новому закону, узами брака могут сочетаться только граждане Тайваня. Иностранец может вступить в брак с тайваньцем, только если в его родной стране тоже разрешены гей-браки. Усыновлять детей позволяется только в том случае, если ребенок биологически связан хотя бы с одним из родителей.

第一次參加遊行,看到共同一群人為了自己基本權利奮鬥以及圈外人的支持實在很感動,而且昨天大家的笑容都特別的真實。 We are almost at the finish line :) #gaypride #同志大遊行 #lovewins

Фото опубликовано @roy_0801

Вступать в брак представителям ЛГБТ-сообщества разрешил Конституционный суд еще в 2017 году. На подготовку к окончательному утверждению отводилось два года. Однако тогда многие граждане восприняли это решение в штыки. В ноябре 2018-го прошел референдум: общественность легализацию гей-браков не поддержала и решила, что в тайваньском обществе есть место только традиционному союзу мужчины и женщины. Тогда правила игры немного поменяли: вместо того, чтобы внести поправки в уже существующий закон о браке, предложили разработать специальный отдельный нормативный акт о гомосексуальных бракосочетаниях.

За радостным для тайваньских гомосексуалов днем стоит много лет усилий. Несмотря на то что новостные сайты и соцсети пестрят радужными лентами, далеко не все на Тайване рады нововведению. В 2020 году на острове пройдут очередные президентские выборы. В случае, если победит консерватор из партии «Гоминьдан», ситуация может повернуться неожиданным образом. Кто знает, что ждет закон, который не одобряет возрастной и относительно консервативный гоминьдановский электорат.

Дорогое удовольствие

В первый же день принятия закона в очередь на регистрацию брака встали 200 гомосексуальных пар. 24 мая прошла и массовая церемония бракосочетания. Среди подавших заявление — лесбийская пара. Девушки Чу и Лян были одними из первых, кто расписался по новому законодательству.

«Наконец-то с точки зрения закона мы больше не посторонние друг другу люди», — поделилась радостью 32-летняя Чу. Пара познакомилась 12 лет назад во время участия в волонтерской программе, организованной ЛГБТ+ сообществом. Девушки влюбились и поженились в Канаде в 2012 году. Ради этого путешествия они копили деньги в течение трех лет, однако союз на родине считался лишь символическим. Теперь девушки отметят торжество во второй раз и, как и другие, щедро потратят на это деньги.

Особенно рады новому закону на одной из торговых улиц Тайбэя — Айго Ист роуд. Это место также известно как «свадебная улица», здесь расположены свадебные магазины одежды, атрибутики и агентства, организующие торжества.

Как писало Reuters, местные бизнесмены ожидают всплеска спроса на всевозможные свадебные услуги, в частности, фотосессии, цена на которые может подниматься до трех тысяч долларов. По данным Коалиции прав на брак на Тайване, новый закон всколыхнет «розовую экономику», так как траты на свадьбу одной пары обычно начинаются от 20 тысяч долларов.

Товарищи с материка

Прорывное событие не оставили без внимания и на материке. Коммунистический Китай считает Тайвань своей провинцией. Такого же мнения придерживается большинство стран мира. Сам остров, который официально называется Китайской Республикой на Тайване, этого не признает и считает себя независимым. Распространено мнение, что де-факто Тайвань — независимое государство, однако де-юре — часть «единого, неделимого Китая».

Новости с острова в КНР восприняли с одобрением. В соцсетях официальных государственных СМИ появились приветственные посты, которые, однако, виновники радости не одобрили. Газета «Жэньминь Жибао» — рупор Коммунистической партии Китая — опубликовала в Twitter поздравительный пост. «Местные законотворцы Тайваня (Китай) легализовали однополые браки первыми в Азии», — говорилось в сообщении. Под текстом разместили картинку с радужными парами и подписью «Любовь — это любовь». В Циндао правительство в преддверии Дня борьбы с гомофобией в соцсетях призвало граждан отказаться от гомофобных убеждений. Канцелярия внешнеполитической пропаганды Центрального комитета КПК также посвятила событию пост, позднее, правда, удаленный.

В тайваньском правительстве жест не оценили. В ответ Министерство иностранных дел Тайваня опубликовало запись: «ЛОЖЬ! Закон был принят нашим национальным правительством, и вскоре будет подписан президентом. Демократический Тайвань — независимое государство и не имеет ничего общего с авторитарным Китаем», — отметили в ведомстве. Сообщение заканчивалось весьма резкими словами: «”Жэньминь Жибао” — комуняцкий мозгопромыватель, и это отстой».

В самом материковом Китае теме гомосексуализма в последнее время посвящается много внимания. Новости, так или иначе связанные с однополыми отношениями, регулярно попадают в медиапространство. Например, правительство Циндао в Weibo прокомментировало публикацию предсмертной записки 15-летнего мальчика, который совершил каминг-аут. Подростка позднее нашли целым и невредимым, однако ситуация породила дискуссии о психическом здоровье представителей ЛГБТ-движения.

Даже среди официальных органов в КНР нет единого мнения по поводу того, как относиться к гомосексуальности. В июне 2017 года China Netcasting Services Association — крупнейшее объединение представителей интернет-индустрии Китая — выдвинуло новые требования к онлайн-контенту. Ассоциация запретила публикацию любых материалов, в которых показаны гомосексуальные отношения. Намеки на гомосексуальность приравняли к инцесту и сексуальным извращениям. В 2019 году фильм о солисте группы Queen Фредди Меркьюри «Богемская рапсодия» дошел до китайского проката, лишившись некоторых сцен с поцелуями. Впрочем, не факт, что это имеет отношение именно к гомофобии. Часть хронометража в Китае теряли и другие картины — например, «Пятьдесят оттенков серого» и «Игра престолов».

Впрочем, спустя месяц после публикации новых правил ассоциации Коммунистический союз молодежи провинции Фуцзянь в официальном аккаунте в Weibo объявил, что гомосексуализм — не отклонение. При этом, как и в случае с заявлением правительства Циндао, многие интернет-пользователи поддержали пост лайками, репостами и одобрительными комментариями. Спустя некоторое время руководство Weibo — крупнейшей платформы микроблогов в стране — объявило, что больше не будет целенаправленно бороться с гомосексуальным контентом.

Хотя общественного консенсуса по поводу отношения к гомосексуалам на материке нет, власти давно определились с тем, что любовь к представителю своего пола не является преступлением. Легальными такие отношения стали в 1997 году, однако соответствующего законодательства о запрете дискриминации на работе, о праве вступать в союзы, заводить детей, служить в вооруженных силах, так и не было принято.

Отрезанные рукава и надкушенный персик

Запретной темой гомосексуальность исторически в Китае не была. Говорить об этом как об отклонении от нормы начали в XIX веке с появлением в империи большего числа иностранцев. Гомосексуальность, которая буквально с китайского переводится вполне понятно — «однополая любовь» (同性恋), для китайской цивилизации вещь хорошо знакомая. Однако сам термин появился в Китае лишь в XIX веке, в то время как само явление существовало столетиями. То есть до начала XX века китайские мужчины были, по сути, бисексуальными.

Влечение к более образованным, чем женщины, мужчинам не считалось девиантным, а скорее рассматривалось, как обычное пристрастие. Мужская дружба, дополненная романтичными и интимными отношениями, именовалась «мужским ветром» (男风). В названии есть и оттенок шовинизма, недооценивания женщины. Для описания мужской привлекательности также было свое обозначение — дословно «мужской цвет» (男色). В него включается физическая привлекательность, манера одеваться, макияж, а также умение примерять на себя женственный образ: принимать соответствующие позы, флиртовать.

В литературе для гомосексуальных связей были особые названия, за которыми стояли целые романтические истории. Например, широко распространен в литературе эвфемизм «отрезанные рукава» (断袖). По легенде, император Ай-ди, правивший на рубеже эпох, заснул со своим фаворитом Дун Сянем на кровати, и тот во сне лег на рукава его одеяния. Император, проснувшись, решил не тревожить любимого и отрезал рукава от платья.

Другое литературное название — «страсть надкушенного персика» (分桃). Предание гласит, что фаворит одного из правителей давал своему патрону в знак верности доесть особенно вкусные персики.

По утверждениям исследователей, китайские мужчины традиционно не рассматривали себя как строго гомосексуальных или гетеросексуальных. Эротические приключения как с женщинами, так и с мужчинами воспринимались как что-то само собой разумеющееся. Богатые женатые мужчины или неженатые ученые часто заводили себе любовников, обычно возрастом от 9 до 25 лет. В других случаях они покровительствовали мальчикам-проституткам.

Китайские философы, будучи представителями прагматично мыслящей нации, писали, что юношам лучше торговать телом и быть фаворитами взрослых вельмож, нежели прозябать в нищете. Мальчиков могли именовать «названный младший брат» (契弟), «зайчик» (兔子) или просто «мальчик-проститутка» (相公, другое значение — чиновник, ученый муж).

Проституция, или наложничество, была реальным шансом для мальчиков из бедных семей обеспечить себе стабильное будущее и содержать семью. Если юноша становился любовником богатого и статусного мужчины, патрон мог в будущем обеспечить ему материальное благополучие или хорошую должность. Он даже мог помочь любовнику найти хорошую партию и сыграть свадьбу с женщиной.

Некоторые китайцы были однозначными гомосексуалами и на протяжении всей жизни имели тесную связь с партнером, несмотря на наличие жены. Более высокие отношения между мужчинами называли «братскими». Бывали и случаи, когда мужчины вовсе отказывались жениться и становились женоподобными партнерами для своих избранников.

При этом женщины в огромных гаремах вельмож не отставали от мужчин. Гомосексуальные связи среди наложниц тоже не были редкостью. Лесбиянок называли «сестрицами золотой орхидеи» (金阑姐妹) или «полировщицами бронзовых зеркал» (磨镜).

***

Легализация однополых браков на Тайване, несомненно, повысила статус страны в глазах прогрессивного западного общества. Кроме того, нововведение принесет немалую пользу экономике. Однако, учитывая, что среди тайваньцев немало и оппозиционно настроенных противников такого рода либерализации, успех еще предстоит закрепить.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики