Лента добра
Силовые структуры
Больше интересного — в нашем Telegram

«Пришли за правосудием, а попали в порнофильм»

Российские судьи должны внушать уважение. Но иногда их внешний вид вызывает шок
Кадр: телесериал «Плохая судья»

Житель Рязани Михаил Комаров пожаловался на судью Таганского суда Москвы: якобы из-за ее вызывающей одежды и пышных форм он растерялся и проиграл дело. Насколько известно, это первая жалоба такого рода, но история Комарова не уникальна. Сотрудников российских судов, в том числе судей, нередко замечают в весьма легкомысленной одежде, но наказывают за это крайне редко. А все потому, что единственное требование к облику судьи — это наличие мантии во время процесса, в остальном они вольны экспериментировать со своей внешностью как угодно. В тонкостях судейского дресс-кода разбиралась «Лента.ру».

«Судья пришла в облегающем кожаном платье»

В минувшем апреле рязанский журналист Михаил Комаров пожаловался на судью Таганского суда, которая пришла на работу в облегающем кожаном платье. Комаров обвинил судью в неподобающем внешнем виде и заявил, что из-за этого не смог сконцентрироваться на процессе и проиграл суд с Роскомнадзором.

В жалобе, адресованной председателю Высшей квалификационной коллегии судей России (ВККС) Николаю Тимошину, Комаров признался, что по причине «больших накачанных губ и груди судьи» он испытал сильное сексуальное возбуждение. Кроме того, во рту у него пересохло, и ему пришлось пить много воды, что стало чрезмерной нагрузкой для почек.

«Я, конечно, в свои 45 лет очень признателен ей за такие яркие переживания, но считаю, что судья должен иметь более деловой образ, а не приближаться к актрисам из фильмов для взрослых», — написал Комаров.

В конце письма он обратился к Тимошину как «мужчина к мужчине» и попросил провести с судьей профилактическую беседу, чтобы она больше не увеличивала губы и не делала перед заседаниями яркий макияж. Однако, как рассказал «Ленте.ру» автор жалобы, никаких мер принято не было: бумагу вернули обратно со словами, что в ней не указаны конкретные нарушения в работе судьи.

Но их, по словам Комарова, и не было: во время заседания женщина «вела себя корректно, слушала и все понимала». Претензии возникли только к тому, как она выглядела.

— Мы сидели в коридоре, а судья пришла в облегающем кожаном платье в стиле БДСМ, только плетки не хватало, — рассказал Комаров. — Я узнал, что она судья по нашему делу, и растерялся. Было ощущение, что пришли за правосудием, а попали в порнофильм.

В Мосгорсуде обращение Михаила Комарова назвали «недостойной мужчины местью за проигранное дело». Суд полностью встал на сторону сотрудницы: как говорилось в сообщении на сайте, внешний вид и поведение этой судьи не вызывают никаких вопросов или замечаний со стороны комиссии по этике Совета судей города Москвы, а равно и всего судейского сообщества столицы.

«У судьи из-под мантии торчали треники»

Как рассказала «Ленте.ру» судья в отставке Элина Каширина, закон «О статусе судей» предписывает им облачаться в мантию. Каждому судье выдается комплект из двух мантий: летней — шелковой и зимней — из шерсти. Но мантию судьи обязаны носить во время процесса, а в остальное время (в том числе при перемещениях по коридорам суда) им разрешена обычная одежда. Каширина подтвердила, что требования к внешнему виду судей, не считая мантии, напрямую нигде не прописаны.

— В Кодексе судейской этики говорится, что само поведение и внешний вид не должны умалять честь и достоинство судьи, — говорит Каширина. — Это очень обтекаемая фраза, посыл которой прост: судьи должны руководствоваться здравым смыслом и понимать, кто они и где находятся.

По словам собеседницы «Ленты.ру», судьи, как правило, придерживаются делового стиля. В качестве примера она вспомнила судью, 25 лет проработавшего в суде небольшого городка.

— За все время этот человек даже в магазин не мог выйти без костюма и галстука, потому что его знала каждая собака, — рассказывает Каширина. — Он не мог позволить себе просто сесть на велосипед и съездить за продуктами из-за своего понимания профессии. Но судьи, конечно, бывают разные. Однажды я видела в московском суде, в первый день после январских праздников, судью, у которого из-под мантии торчали треники с лампасами…

Бывшая судья отмечает, что женщины в мантиях — тема для отдельного разговора. Встречаются две крайности: либо они вообще не следят за собой, либо напоминают кукол.

— Конечно, каждой женщине хочется быть красивой, но встречается и обратная сторона, — объясняет собеседница «Ленты.ру». — Бывает, что вид у судьи такой замученный, уставший, бесцветный, будто она пришла с полевых работ и всех заранее ненавидит. Но смотришь на других судей — и думаешь: как можно так перекачать губы? Такая служительница Фемиды читает текст приговора, а там половина «хлюп-хлюп-хлюп» — понять ничего невозможно.

Элина Каширина уверена, что во внешности судьи не должно быть крайностей. Но даже если за кем-то и замечают неподобающий внешний вид, санкции за нарушение дресс-кода, по ее словам, к людям в мантиях не применяются. Каширина проработала в суде восемь лет и ни разу не сталкивалась с тем, чтобы ее или кого-то из ее коллег отчитали за внешний вид. Правда, по словам судьи, после отставки она вообще не может носить деловые костюмы — «наносилась на всю жизнь».

— Сейчас смотришь — ладно, судья выходит в мантии, но рядом секретарь, у которой короткий топ, джинсы держатся на бедрах, а из-под них выглядывают стринги, — возмущается Каширина. — А напротив них, в клетке, сидит подсудимый. А у секретарей постоянно такое — то пирсинг в пупке, то легинсы в обтяжку. А ведь они — работники канцелярии, будущие судьи (В российской судебной системе существует практика, при которой секретарь судебного заседания, получив юридическое образование, становится судьей — считается, что опыта, полученного в процессе канцелярской работы, достаточно для отправления правосудия — прим. «Ленты.ру»).

«Я увеличила губы — мне никто ничего не сказал»

Секретарь одного из судов Московской области Анна (имя изменено) на условиях анонимности рассказала «Ленте.ру», что в двух судах, где она работала, сотрудникам рекомендовали придерживаться делового стиля в одежде, но четких требований не существует.

— Обычная одежда, как во всех ведомствах — юбки, блузки, — говорит она. — Каких-то требований к макияжу или маникюру у нас нет, во внешность в целом не вмешиваются. Я увеличила губы — мне никто ничего не сказал. Наоборот, на меня в соцсетях подписаны все наши сотрудники, даже судьи.

По словам Анны, в судах существует негласное правило, ограничивающее пользование социальными сетями. Напрямую ведение аккаунтов не запрещено, но контролируется начальством.

— Каждый год мы заполняем бланки, где указываем, в каких социальных сетях и под какими именами зарегистрированы, — рассказывает собеседница «Ленты.ру». — Это официальная процедура, по требованию судебного департамента. Наверное, они как-то мониторят наши страницы, я не знаю. Я пишу, что нигде не зарегистрирована, коллеги тоже, хотя все сидят под «левыми» аккаунтами с закрытыми профилями. Судьи ведут их осторожно, выкладывают разве что кофе и цветочки. Говорят, в соседнем регионе был случай, когда молодая судья, занимавшаяся бодибилдингом, разместила свое фото в спортивном купальнике. После этого ее привлекли на коллегии, и в итоге она перевелась в Крым.

Во многом, призналась собеседница «Ленты.ру», играет роль человеческий фактор. В хорошем коллективе коллеги не сдают друг друга начальству, в противном случае — за неосторожный снимок в Instagram можно даже лишиться работы.

— У меня был случай в другом суде, когда начальник отдела отчитал меня за фото в купальнике со стрингами, обвинил в аморальном поведении и пригрозил увольнением по статье, — отмечает Анна. — Все потому, что коллега — другая девочка-секретарь — увидела в Instagram, как я отдыхаю на море, и пошла жаловаться. После этого я закрыла свой аккаунт и сменила имя. Сейчас у меня хорошие отношения с коллегами, все ждут мои фотографии и ставят лайки.

Скандальные «Журавли»

Как рассказал «Ленте.ру» российский общественный деятель, руководитель Международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков, ограничение на пользование социальными сетями для работников судов было принято после скандала в 2011 году с бурятской судьей Ириной Левандовской. Она разместила в одной из соцсетей фото с бутылкой водки «Журавли», которую прикладывает к губам. Снимок обернулся скандалом, и Левандовскую уволили «за нарушение норм профессиональной этики».

После этого, как писали бурятские журналисты, Левандовская перешла в Следственный комитет России (СКР) и стала следователем по особо важным делам.

— После скандала с судьей и «Журавлями» произошли большие кулуарные изменения с требованиями к судьям по поводу ведения ими социальных сетей, в конечном счете им просто запретили вести аккаунты, — говорит Павел Чиков. — Это как бы рекомендации, но они обязательны для исполнения. Теперь отказ сообщить начальству о своих аккаунтах расценивается как нарушение этики судьи. За теми, кто сообщает, следят — и могут предъявить им претензии за неподобающие публикации.

Чиков добавляет, что прецеденты лишения судей статуса или привлечения к ответственности за внешний вид случаются редко — всего несколько случаев за последние десять лет.

Пленники делового стиля

В Судебном департаменте при Верховном суде России, куда «Лента.ру» обратилась за разъяснениями, ответили, что рассмотрение жалоб на внешний вид судей не входит в его полномочия, и пояснили, что судебный дресс-код регламентируется Федеральным законом «О судебной системе Российской Федерации» и законом «О статусе судей в РФ». В них говорится лишь о том, что при осуществлении правосудия судьи заседают в мантиях либо имеют другой отличительный знак своей должности.

— Судейская мантия — это фактически символ государственной власти, который свидетельствует об особом статусе и авторитете судьи перед другими участниками процесса, — пояснил «Ленте.ру» судья Арбитражного третейского суда Московской области, адвокат Дмитрий Зацаринский. — Именно поэтому законодательство четко установило, что в момент проведения судебного заседания и в момент вынесения решения судья должен быть облачен в мантию, а в остальное время судьи могут самостоятельно выбирать одежду.

Но при ее выборе судьи также должны учитывать часть 2 статьи 3 закона «О статусе судей в РФ» и Кодекс судейской этики, согласно которым судьи при исполнении своих обязанностей, а также во внеслужебное время должны избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету судебной власти, достоинству судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности.

— Конституционно-правовой статус судьи предполагает повышенную ответственность как на работе, так и в повседневной жизни, — отмечает Зацаринский. — Вряд ли небритый судья, одетый в шлепки, шорты и майку, вызовет уважение — скорее это будет недоумение, как такой человек вообще может вершить правосудие. Именно поэтому судьи и в повседневной жизни должны придерживаться официально-делового стиля в одежде.

Собеседник «Ленты.ру» добавляет, что закон «О статусе судей в РФ» предусматривает для слуг Фемиды несколько видов дисциплинарной ответственности — от замечания до досрочного прекращения полномочий. Как наказывать судью за ненадлежащий внешний вид, решает квалификационная коллегия судей.

***

— Судья должен быть обезличен и олицетворять собой Фемиду и государство, — говорит источник «Ленты.ру» в судебной системе, пожелавший остаться анонимным. — В законе оговорено, что у судей есть определенная форма одежды. Но есть еще и реалии жизни, по которым примерно 70 процентов российских судей — женщины, чаще всего бывшие сотрудницы канцелярий судов, секретари и помощники.

Большинство из них начинает свою судейскую деятельность или еще одинокими, или уже разведенными, но им, как и всем женщинам, хочется иметь семью, детей и выглядеть красиво. При этом далеко не все умеют отделять личное от рабочего, и для многих суд — это просто работа, на которой есть место и для неформальных отношений. Поэтому нередко между участниками процесса, в том числе формально находящимися в оппозиции друг к другу (обвинитель и защитник, защитник и судья, судья и обвинитель), завязываются личные отношения.

А когда такое происходит с судьей, говорить о его независимости уже нельзя, ведь подобные романы прямо отражаются и на судопроизводстве, и на внешнем виде служительницы закона, который становится все более ярким, иногда даже вызывающим. Но бывает и так, что объективных причин жаловаться на судью нет, и формально буква закона соблюдена. Просто кто-то из участников процесса остался недоволен его итогами. Вот тогда и наступает пора жалоб на «неподобающий внешний вид» судьи.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru
Больше интересного и удивительного — в нашем Instagram. Подписывайся!
< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики