Незабытое старое

Украина устала от Порошенко и выбрала Зеленского. Почему для России ничего не изменилось?

Бывший СССР

После того как Владимир Зеленский выиграл президентские выборы, в России начали осторожно говорить о возможности улучшения двусторонних отношений. Но спустя месяц наблюдений за действиями и заявлениями нового президента Украины подобные перспективы кажутся еще более туманными, чем раньше: первым делом он потребовал у США дополнительных санкций для Москвы. Куда поведет страну Зеленский и как скоро в России начнут поминать добрым словом президента Порошенко, разбиралась «Лента.ру».

Повод для оптимизма

В отличие от своего предшественника Петра Порошенко, который неоднократно подчеркивал, что главная внешнеполитическая задача Украины заключается в евроатлантической интеграции, Владимир Зеленский расставил несколько иные приоритеты.

Говоря о стремлениях своего конкурента на выборах, Зеленский в интервью представителям зарубежных СМИ подчеркивал, что вопросы о вступлении Украины в ЕС или НАТО должны быть решены на референдуме.

Когда его победа стала очевидной, уже в ночь после второго тура он обозначил свою «задачу номер один» — вернуть всех «военнопленных», в том числе украинских моряков, осужденных в России за участие в провокации в Керченском проливе. Тогда же он заявил о намерении продолжать работать в «нормандском формате».

В своей инаугурационной речи новый президент обозначил в качестве своей первой задачи на посту главы государства уже другую цель — прекращение войны в Донбассе. Примечательно, что в той речи он ни разу не упомянул Россию. На фоне продолжавшихся пять лет непрерывных обвинений в адрес Кремля со стороны предыдущего президента уже это кажется небольшим достижением.

Такие заявления стали поводом для осторожного оптимизма российских политиков, которые выразили надежду на улучшение отношений с Киевом. Такие стремления украинского президента должны были как минимум положить начало прямому диалогу, посчитали они, ведь ни одну из двух обозначенных Зеленским задач нельзя решить без участия Москвы.

Потепления не предвидится

Однако говорить об однозначном настрое на улучшение отношений не приходится. Зеленский хоть и говорит о готовности к переговорам с Россией, тут же добавляет, что окончательная нормализация возможна только после «полной деоккупации» Донбасса и Крыма. Россия, как известно, не считает крымский вопрос предметом для дискуссий, а войну на юго-востоке Украины рассматривает исключительно как внутренний конфликт и обвинения в причастности к нему регулярно опровергает.

Желание Зеленского пересмотреть «нормандский формат», включив в него Великобританию и США, вряд ли встретит сочувствие в Москве, у которой с этими странами в последние годы сложились не самые простые отношения. Позиция нового президента Украины по соблюдению Минских соглашений и вовсе стала поводом для комментария президента России. «А как можно без исполнения Минских соглашений решать проблему ЛНР и ДНР? Вот я бы с удовольствием задал бы ему [Зеленскому] эти вопросы», — сказал Путин журналистам в ходе пресс-конференции в Пекине.

Не способствует развитию двусторонних отношений и намерение Зеленского отстранить от переговоров по Донбассу Виктора Медведчука, который остался чуть ли не единственным каналом связи между Москвой и Киевом. Медведчука часто называют «неформальным послом России», однако на Украине его из-за дружеских связей с Владимиром Путиным часто называют «агентом Кремля».

Самым же красноречивым заявлением нового украинского лидера, демонстрирующим его отношение к восточному соседу, является характеристика президента России как «врага». Это можно было бы списать на недоброжелательное отношение исключительно к российским властям, а не ко всей стране, но и здесь Зеленский дал четко понять, что единственное общее, что осталось у России и Украины, это государственная граница.

Впрочем, даже в свете всех этих заявлений слова Зеленского о готовности на любые жертвы ради мира, а также его принципиально доброжелательное отношение к русскоязычным украинцам, которое диаметрально противоположно агрессивности прежнего президента в этом вопросе, могут оставить пространство для диалога. По крайней мере, в Москве от такой возможности не отказываются, ожидая от новых властей Киева конкретных шагов.

Все новое — не успевшее забыться старое

Риторика Зеленского по поводу отношений с другими странами развивалась в несколько этапов. Изначально он практически не обращался к внешней политике, однако по мере приближения президентских выборов и нарастающего давления конкурентов тематика Донбасса, России и Крыма затрагивалась намного чаще.

После триумфальной победы он четко и слаженно вошел в ту систему координат, в которой существовала Украина при Порошенко. Как отмечает специалист по международным отношениям на постсоветском пространстве, заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев, иного расклада ожидать не стоило, поскольку политическое поле Украины за последние годы было отформатировано: «В вопросах взаимоотношений с Западом и Россией альтернативных мнений быть не может».

Как отметил эксперт в разговоре с «Лентой.ру», этот фактор также объясняет спокойное отношение к украинским выборам на Западе: пророссийского реванша, о котором любят говорить сторонники Порошенко, не случилось, Вашингтон и Брюссель воспринимали украинскую президентскую гонку как «соревнование хороших парней».

В ту же систему координат вписались и первые действия Зеленского в качестве президента. Сразу после инаугурации он провел несколько встреч с иностранными гостями торжественной церемонии — президентами Грузии, Эстонии, Латвии, Литвы и Венгрии, вице-президентом Еврокомиссии Марошем Шефровичем, министром энергетики США Риком Перри и спецпредставителем США по Украине Куртом Волкером. Заподозрить кого-либо из них в симпатиях к России довольно трудно.

На этих встречах обсуждались обычные для администрации Петра Порошенко темы: украинская евроинтеграция, противодействие строительству «Северного потока-2», усиление санкционного давления на Россию. Особенно продуктивными были переговоры с представителями США. В первый день Зеленский попросил помочь «преодолеть агрессию России» путем ужесточения ограничительных мер, а на следующий день обсудил возможность импорта на Украину сжиженного газа из США, чтобы окончательно разорвать энергетические связи с Россией.

Новые лица

Риторика этих встреч была достаточно предсказуемой, но личности присутствовавших оказались отдельным предметом интереса.

Нового президента Украины сопровождали заместитель министра иностранных дел Елена Зеркаль и посол Украины при НАТО Вадим Пристайко. Издание LB.ua, ссылаясь на дипломатические источники, утверждает: Зеленский рассматривает их кандидатуры для назначения на посты замглавы администрации президента по международным делам и главы МИД соответственно.

Зеркаль была назначена на свой пост еще в 2014 году премьер-министром Арсением Яценюком. В последние пять лет она принимала участие во всех раундах переговоров по политической и экономической части Соглашения об ассоциации Украины и ЕС, пыталась засудить Россию в международных судах за нарушение конвенции по морскому праву, представляла Украину в международном суде в Гааге.

Указ о ее назначении в администрацию президента даже был опубликован, однако затем исчез. Позже Зеркаль объяснила, что захотела остаться на прежней должности, поскольку ее деятельность полностью отвечает ее ценностям и интересам, и у нее есть силы и желание продолжать работу.

Пристайко, чье назначение также подтверждают источники российского издания «Коммерсантъ» , не так известен, как Зеркаль. Его дипломатическая карьера длится уже более десяти лет и все это время была тесно связана с евроантлантическим пространством. До того как стать послом Украины при НАТО, он был послом в Канаде и заместителем руководителя миссии посольства Украины в США.

Его взгляды на украинскую внешнюю политику стали достоянием широкой общественности совсем недавно, когда он дал интервью Укринформу, в котором, придерживаясь концепции киевской политики, обвинил Россию в убийстве украинцев и «глобальном буллинге».

Кстати, Пристайко уже успел заявить украинским СМИ, что в случае назначения он готов возглавить МИД страны.

В поисках опоры

«Заявления о достижении мира любыми средствами могут вылиться в какую-то перспективу, а могут и не вылиться. Но глядя на то, каких людей набирает Зеленский и какие раздает реплики, верится скорее во второй вариант», — отметил в комментарии «Ленте.ру» директор киевского Центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский.

По его мнению, внешняя политика президента Зеленского будет ориентирована на сближение с Западом и противостояние с Россией, то есть продолжит курс прежних властей. Однако в какой форме — менее или более жесткой, чем было при Порошенко, предсказать на основе его заявлений пока не представляется возможным.

В любом случае призыв к Зеленскому депутата Верховной Рады Вадима Рабиновича стать «ласковым нейтральным теленком, который получает молоко и с Запада, и с Востока», вероятно, останется без ответа. «Принципиальных изменений, даже не то чтобы разворота в сторону России, а просто оборота на 90 градусов, когда возможен диалог и с Западом, и с Россией, я точно не ожидаю», — говорит Погребинский.

Главная разница между Зеленским и Порошенко заключается в том, что бывший президент изначально поддерживался Вашингтоном, Парижем и Берлином. Об этом свидетельствует в том числе недавнее заявление министра иностранных дел России о том, что Москва признала украинские выборы 2014 года легитимными по просьбе западных партнеров. Зеленский же, как отмечает Андрей Суздальцев, начинает в этом плане с нуля. Несмотря на однозначную поддержку внешнеполитической линии Киева, у него нет внятных контактов с Европой, а его связи с олигархом Игорем Коломойским вызывают вопросы в Вашингтоне.

Показателен эпизод с участием адвоката президента США Дональда Трампа Рудольфа Джулиани, который собирался прилететь в Киев для встречи с новым президентом Украины. По данным The New York Times, он намеревался посетить Киев, чтобы получить новые сведений о работе сына бывшего вице-президента Джо Байдена в украинской газовой компании Burisma Holdings. Кроме того, юрист собирался убедить новые украинские власти начать расследование о вмешательстве Украины в президентские выборы в США в 2016 году.

Однако визит в итоге был отменен. Джулиани объяснил это решение нежеланием встречаться с «врагами» президента Трампа. Когда его попросили уточнить, о ком идет речь, он указал «на тех, кто связан с Игорем Коломойским». На днях, когда появились новости о возвращении Коломойского на Украину, Джулиани в Twitter задался вопросом, арестуют ли его новые власти.

Зеленский, впрочем, на очевидные намеки не отреагировал. Главой администрации президента был назначен юрист беглого олигарха Андрей Богдан, руководивший его предвыборным штабом. Это кадровое решение ставит под вопрос будущую поддержку со стороны администрации Трампа, считают эксперты.

Как отмечает Суздальцев, Зеленский «ищет точки опоры» для проведения своей внешней политики. Одной из таких точек может оказаться народ. Именно так можно воспринимать заявление Зеленского о необходимости провести референдум по вопросу переговорного процесса с Россией: «Зеленский ищет ресурсов для поддержки активной внешней политики. И этот процесс может затянуться вплоть до завершения парламентской кампании».

К слову, получение большинства в парламенте — тоже важный фактор для будущего Зеленского. Только при поддержке Верховной Рады новый глава государства сможет реализовать ту внешнюю политику, которую считает необходимой. Пока же его позиции в этом направлении слишком слабы: партия украинского лидера «Слуга народа» в парламенте не представлена, наиболее многочисленной фракцией является «Блок Петра Порошенко». Кроме того, Рада всячески демонстрирует непринятие решений нового президента: так, спикер Андрей Парубий собрался обжаловать указ о роспуске парламента в Конституционном суде, а депутаты отказались рассматривать первые законопроекты Зеленского об изменении выборного законодательства, которые он отметил как неотложные.

В любом случае ждать потепления в отношениях Киева и Москвы при новом президенте не стоит. Как отмечается в докладе Центра политической конъюнктуры, самым благоприятным вариантом развития событий станет «грузинский сценарий», при котором обе стороны выберут прагматичный подход к двусторонним отношениям при фактическом сохранении холодных отношений. Однако даже такой вариант считается маловероятным.

Алексей Грязев

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности