«Стреляй! Уйдет, сволочь!»

Как россиянин добрался до ЮАР, лишился последних вещей, но не отчаялся

Путешествия

Фото: Steve Christo / Corbis via Getty Images

«Лента.ру» продолжает публиковать заметки россиянина Константина Колотова, который отправился в кругосветное путешествие на велосипеде с деревянной рамой. В предыдущем материале он рассказал, как потерял своего напарника, лишился зубов и познакомился с черной пантерой, которая помогла ему добраться из Гвинеи в ЮАР. На этот раз речь пойдет о перелете в Южно-Африканскую Республику и ее опасных районах с аборигенами, которые набросились на путешественника и украли его самую дорогую вещь.

Будет нелегким мой путь

В аэропорту Гвинеи Конакри я нежно поцеловал мою черную пантеру, которая была послана мне будто свыше, чтобы поддержать в трудный момент, когда я оказался без напарника. Именно стараниями моей черной подруги я смог упаковать свой велосипед, купить подходящий билет на самолет и нескучно провести вечер. Познакомились мы утром того же дня в аэропорту. А в аэропорт я попал, так как оказалось, что по земле мне не проехать Нигерию, которая была на пути в ЮАР. Самый удобный перелет был из Конакри, и я решил не рисковать жизнью, не устраивать на границе Нигерии митинги, чтобы получить визу, а просто двигаться дальше. Все-таки мир огромный и интересный, и Нигерией не заканчивается.

И вот я уже поднимался по трапу в Airbus A350-900 «Эфиопских авиалиний», которые, кстати, приятно меня удивили: сервис и обслуживание не хуже, чем в арабских Emirates Airlines. Мне предстояло сделать пересадку в столице Эфиопии, городе Аддис-Абеба, и провести там почти 12 часов в ожидании рейса до Кейптауна. Во время посадки ко мне подошел представитель авиалиний и вручил бронь на отель. При длительных ночных пересадках авиакомпании должны предоставлять пассажирам возможность отдохнуть, и Ethiopian Airlines эту возможность мне предоставили.

В путешествии по Гвинее я толком не спал уже пять суток. Мой организм был на пределе: физическая нагрузка, жара, отсутствие сна, стресс. Все это изматывает, и поэтому Ethiopian Airlines теперь мои фавориты!

Сразу по приезде в Эфиопию транзитных пассажиров на автобусе привезли в пятизвездочный отель. В отеле я оказался как раз в начале ужина, и шведский стол помог мне еще немного отбить стоимость авиабилета. Впервые за 14 дней я нормально поел. До этого приходилось питаться в полной антисанитарии, и есть то, что в здравом уме европеец есть бы не стал. Теперь я был сыт и, казалось бы, надо было отправиться поспать, ведь на это у меня было как минимум семь часов. Вот только уснуть я толком не смог. Во-первых, переживал что остался один, а во-вторых, вышла новая серия «Игры престолов»! Ну, какой тут сон?

И вот я снова оказался в небе — на этот раз перелет из Эфиопии в ЮАР. В самолете мне досталось место у иллюминатора, и с самого начала полета я с замиранием сердца и вдохновением смотрел в него. Мы поднялись на высоту девять тысяч метров, и мир превратился в открытую книгу: поля, леса, реки, озера и даже горы стали видны, как на ладони. Из окна самолета я видел и дороги. Те самые дороги, по которым через шесть-семь месяцев поеду на велосипеде в обратном направлении из ЮАР в Эфиопию. Я летел, и мне открывалось мое будущее. Я видел свой путь в прямом смысле этого слова. Вам приходилось ловить себя на желании заглянуть в будущее? Знаете, когда хочется обрести уверенность в том, что тот путь, который ты выбрал.

Так вот, сейчас я видел свой путь, и, более того, я видел трудности, которые ждут меня впереди. Например, горы, ведь для велосипедиста это большой вызов, поселки с агрессивными людьми, реки, которые придется объезжать, леса, в которых, возможно, встречусь с дикими животными. В Африке немного дорог, поэтому я без сомнения видел именно те, по которым вскоре поеду. Между тем смотрел я и на красоту мира, который мне еще предстоит увидеть и открыть. С этими мыслями я наконец крепко заснул.

Радужная страна

Вдруг шасси самолета коснулись бетона взлетной полосы. Добро пожаловать в ЮАР! Что я знаю об этой стране? Южно-Африканская Республика является одной из самых национально разнообразных стран Африки и имеет наибольшую долю белого, азиатского и смешанного населения на континенте. Страна обладает богатыми минеральными ресурсами, а также считается самой экономически развитой в Африке и имеет относительно прочные мировые позиции. Это единственная африканская страна, входящая в состав G20.

Важнейшим пунктом в истории и политике ЮАР стал расовый конфликт между чернокожим большинством и белым меньшинством. Своей кульминации он достиг после того, как в 1948 году был установлен режим апартеида (расовой сегрегации, — прим. «Ленты.ру»), просуществовавший до 1990-х годов. Эта политика привела к долгой и кровопролитной борьбе, в которой ведущую роль сыграли черные активисты, такие как Стив Бико, Десмонд Туту и Нельсон Мандела.

Я подумал о том, можно ли сравнить Россию и ЮАР? И если оперировать только фактами, то картина складывается крайне интересная. Во-первых, в ЮАР проживает 55 миллионов человек, которые говорят на 11 официальных языках, а большая часть из них свободно владеет английским. По уровню владения английским языком население России стоит на 42 месте, а ЮАР — на шестом.

Кроме того, южноафриканские вина ежегодно получают престижные премии на международных выставках. Их качество в основном в разы выше, чем качество российских вин. Вдобавок ко всему эта страна опережает нашу Родину по удобству ведения бизнеса: по рейтингу Forbes за прошлый год ЮАР заняла 39-е место в мире, а Россия — 58-е место.

Данные ВОЗ удивляют не меньше. Например, по качеству оказания медицинской помощи ЮАР обошла Россию на целых 10 пунктов: она оказалась на 47 месте, тогда как Россия только на 57. Да и по качеству питьевой воды ЮАР занимает третью позицию в мире: в любом населенном пункте вы без малейшего вреда для здоровья можете пить воду из крана. А теперь представьте, что будет, если сделать это в России.

По индексу качества жизни (для его составления используются в сумме девять факторов) ЮАР тоже обошла Россию, заняв 52-е место. Наша же страна оказалась на 71. Помимо этого, коррупция на бытовом уровне в ЮАР практически отсутствует. Например, если вы попытаетесь дать взятку полицейскому, то у вас ничего не получится. Я знаю реальные истории, подтверждающие это.

И наконец, заработная плата. В 2019 году в России минимальный оклад составляет 11 280 рублей, а в ЮАР — 16 950 рублей (в полтора раза выше). Если говорить о среднем окладе, то в России он составляет 42 тысячи рублей, в ЮАР же средний оклад — 105 тысяч рублей, что в 2,5 раза выше. И это в условиях достаточно теплого климата, где нет необходимости приобретать дорогостоящую зимнюю одежду и оплачивать сумасшедшие счета за коммунальные услуги в зимнее время года. Вот такие сравнения. Что же, посмотрим, как там все на самом деле.

Я получил багаж и отправился искать трансфер. Изначально я планировал уехать из аэропорта на Uber. Дорога до хостела — порядка 23 километров, и поездка на такси должна была обойтись в 20 долларов. Но почему-то, проходя мимо таксистов Uber, я не остановился. Сейчас, анализируя свой поступок, я прихожу к мысли, что был возбужден размышлениями о покинувшем меня напарнике, о трудностях в коммуникациях без знания английского языка и о многом другом. Я поддался эмоциям и принял неверное решение, которое обошлось мне в итоге гораздо дороже сэкономленных 20 долларов.

Итак, я проследовал в дальний угол аэропорта, вскрыл коробки и распаковал велосипед. На сборы у меня ушло часа три-четыре. Можно было управиться быстрее, но я не спешил и разговаривал со всеми, кто периодически подходил и начинал беседовать со мной.

Самыми запоминающимися оказались грузчики, у одного из которых все зубы были золотые. Парни не могли поверить в то, что я еду из России. Я спросил, могу ли я поставить палатку где-нибудь в городском парке или все же лучше поехать в кемпинг? Они удивились и сказали, что в городе очень опасно, поэтому ночевать в палатке нельзя. Вообще ходить по городу мне не рекомендовали, а когда узнали, что я еду в Дурбан, так вообще раскрыли рты, заявив, что я crazy. В итоге пожелали удачи и посоветовали быть очень осторожным.

«Как ехать, когда на руле повис болван?»

Мой деревянный конь был готов, и я снова мог двигаться вперед. Выехав из аэропорта, я свернул с шоссе, так как на велосипеде по шоссе ехать нельзя, и оказался на второстепенной дороге, а через километр въехал в какое-то местное гетто. Сперва ничего особенного я не заметил: район как район, а по меркам трущоб гвинейской столицы его можно было назвать даже элитным. Множество людей, небольшая пробка. Я ехал в потоке машин примерно 10-15 километров в час. Мои наручные часы показывали 15:30.

Внезапно прямо на ходу ко мне подбежал загадочный, как мне показалось, абориген. Я даже не сразу понял, что происходит: день, люди, и какой-то балбес кинулся на едущий велосипед в попытках схватить телефон, который был надежно прикручен к рулю (телефон во время движения выполняет роль моего навигатора). Конечно, мое движение прекратилось. Как ехать, когда на руле повис болван килограммов на 70? Почему-то вспомнился анекдот:
—Cними с руля!
— Я не сруль, я чебурашка.

Ох, не до анекдотов мне тогда было, хотя мозг и воспринимал все происходящее как какую-то комедию. Я кое-как удержал велосипед, не дав ему завалиться на бок, и, одновременно балансируя, чтобы не упасть, попробовал навтыкать этому бармалею. Увы, делать это в таком положении оказалось очень неудобно. В итоге мой велосипед оказался на земле, а я пинками и тумаками отогнал от себя этого идиота. Но пока я отгонял одного, тут же второй кинулся к уже лежащему велосипеду доделывать начатое дело и окончательно отрывать телефон.

Я и второго успел пнуть пару раз. Вдруг откуда-то прибежал полицейский, размахивая пистолетом, и я уже было подумал, что ситуация исчерпана. Но второму вору все же удалось открутить телефон. Ведь пока я его пинал, он свое дело делал и мертвой хваткой вцепился в телефон, вырвав его вместе с креплением. Грабитель пустился наутек, оставив у меня в руках кусок своей рубашки. Я даже успел крикнуть полицейскому: «Стреляй! Уйдет, сволочь!» — но он, лапоть, по-русски не понимает и стрелять не стал.

Так я обменял iPhone X в лучшей комплектации на кусок рубашки сомнительного производства (порвалась же) и солнцезащитные очки, которые я сбил с первого аборигена. Ну, и, конечно, на новый интересный опыт. Полицейский, все еще размахивая пистолетом, дал мне знак, чтобы я поднял велосипед и начал двигаться вперед. Я послушал его, и в сопровождении полиции был доставлен в участок. Пока мы ехали эти два километра, я осматривался по сторонам. «Боже, если бы не полицейские, из этого района живым я бы не выбрался», — проносились мысли в голове.

Оказалось, что я заехал в такую местность, где белые даже на машине не рискуют проезжать. Говорят, что у проезжающих автомобилей с белыми здесь выбивают окна и грабят так же, как меня, на ходу. По словам полицейского, не так давно здесь был случай: сломалась машина, и людям пришлось вызывать патрульных, чтобы на прицепе пересечь этот район, а полицейские тем временем с автоматами охраняли их транспорт. Вот такая вот передовая экономика в ЮАР. Ох, как я скучаю по России!

Поскольку карта у меня была в телефоне и адрес отеля там же, я даже не знал, куда мне ехать, а до города было еще больше 20 километров. В полицейском участке я познакомился с работой местной полиции и с арестованными жуликами. Пока мы три часа ждали начальника участка, я пообщался с его сотрудниками как смог. Когда руководитель пришел, мы побеседовали, попили чай, и он распорядился, чтобы меня на полицейской машине отвезли в отель. Конечно же, никто не занимается в этом месте поисками преступников и телефонов.

Представьте, что вы остались один в самой крайней точке Африки, и в первый же день вас жестко и нагло ограбили. У вас на карте 90 долларов, и это все, что есть. Вы никак не можете выйти на связь, потому что нет телефона. Вы не говорите по-английски, а вид у вас как у заросшего лешего без переднего зуба. И еще с собой у вас велосипед весом 50 килограммов. К этому приплюсуйте еще отсутствие сна в течение пяти суток и невыносимые нагрузки на велосипеде в течение 14 дней.

Признаюсь честно, чувствовал я себя немного дискомфортно. Да что там, хреново я себя чувствовал. Я улыбался и смеялся в полицейском участке, но скорее от некого эмоционального перенапряжения.

Хостел, в котором я оказался, больше был похож на танцплощадку: ни о каком сне тут речи и быть не могло. Мне предстояло спланировать, где я буду жить, пока буду в Кейптауне, где найду деньги на отели, новый телефон, зубы, дорогу. Как я поеду дальше один, если в первый же день в самом безопасном городе ЮАР на меня напали? А про Йоханнесбург и Дурбан говорят, что там вообще просто ужас, что творится. У меня с собой есть ноутбук, но оказалось, что в ЮАР розетки другого формата — и я не могу включить его.

Что бы вы сделали на моем месте? Верно. Расслабились бы и получали удовольствие. Нет? Мне вновь вспомнилась Скарлетт О'Хара и ее выражение «Я подумаю об этом завтра». Я попробовал уснуть, но понял, что голоден, да и под бит диджея как-то не спалось. Кстати, в какой-то момент на этой дискотеке включили русскую песню «Я волна, новая волна», и я даже рассмеялся вслух. Думаю, это знак. Оделся и пошел искать еду. Было уже 23:30. Сразу за углом нашелся индийский ресторанчик и магазин, в котором я купил переходник для розетки.

Я по сути своей бродяга

Вернувшись в отель, я включил ноутбук и прочитал сообщение от друга Игоря. Игорь спросил: «Как дела?» Я честно ответил: «Отлично! Лишь пара незначительных нюансов: напарник решил, что дальше не поедет, меня ограбили, деньги закончились, и я не очень представляю, что делать дальше».

На что Игорь, как полагается настоящему другу, рассмеялся и сказал, что это горе — совсем не горе, а игра и спектакль (это он про нашу жизнь в целом), и мне необходимо расслабиться и получать удовольствие. «Вот, блин, мудрец», — подумал я про себя. Но помимо «мудрых» речей и «классных» советов, Игорь нашел и решение проблем. В ЮАР он отыскал своего друга Романа, и уже через пять минут Рома мне написал. Он сказал, чтобы я ни о чем не переживал, и что завтра он заедет за мной, и мы отправимся в гости к его родственникам, живущим в городе Веллингтон, что в полутора часах езды на машине от Кейптауна.

Тогда я окончательно успокоился и расслабился. Вспомнился фильм «Бойцовский клуб», где персонаж Брэда Питта говорил: «Лишь утратив все до конца, мы обретаем свободу». Телефон был моей самой дорогой вещью. Он стоил 1 200 долларов, и мне было крайне жаль с ним расставаться. Но как-то я прочитал у Эриха Фромма мысль о том, что владение чем-то не делает нас личностью, но под влиянием современного общества мы часто забываем об этом.

Когда-то мне очень хотелось иметь большой дом, дорогую машину, успешный бизнес. Идея очень проста — мне казалось, что если у меня есть что-то, оцениваемое обществом, как роскошь, то это делает меня лучше, поднимает статус и престиж. Отчасти это так, но если забрать это, стану ли я хуже? Кругосветным путешествием я будто решил ответить себе на этот вопрос.

Сегодня у меня ничего нет, я по сути своей бродяга, ни одно место на земле я не считаю своим домом, у меня нет квартиры или другой недвижимости, куда я мог бы приехать и остаться жить. В моем паспорте официально нет никакой прописки, так уж получилось. Уже почти два года место, где я чаще всего ночую — это маленькая двухместная палатка, которую я ставлю там, где меня застанет ночь.

Вот уже два года из вещей у меня есть только: кроссовки, пара шорт, штаны, пара футболок, рубашка, белье и пуховая жилетка, в которой я хожу, когда холодно, а ночью использую ее как подушку. Еще есть велосипед, ноутбук и телефон. Я не дорожу этими вещами, но меняю их только тогда, когда они перестают служить и выполнять свои функции. У меня нет накоплений, нет шестизначных, пятизначных и даже четырехзначных счетов в банке, страховки жизни, пассивных доходов.

Лишившись всего и отпустив все, что имел, что я получил взамен? Теперь своим домом я считаю абсолютно любое место, где нахожусь. Я чувствую моральное право быть там, где я есть, если только это не мешает другим людям. Будь то шале во Франции или отель в центре Кейптауна, песчаный пляж на берегу Атлантического океана или джунгли Западной Африки. Везде я одновременно и гость, и хозяин.

Я начал ловить себя на мысли, что весь мир — мой дом, и ответственность за чистоту и порядок в этом мире на мне, как на хозяине этого дома. Меня часто спрашивают: «Не хочется ли мне домой?» Я отвечаю на это: «Я и есть дома». Пусть бывают трудные моменты как сегодня, когда на меня напали грабители, но в целом я намного чаще чувствую себя счастливым человеком, чем прежде, когда у меня был бизнес и стабильный доход.

Когда местные бандиты отняли у меня самую дорогую вещь, я постарался отследить свои эмоции по поводу этой потери и выяснил, что по большому счету мне наплевать. Я купил другой телефон в разы дешевле и вообще не беспокоюсь об этом.

И еще я пришел к выводу, что машина, квартира, одежда, работа — это не я. Я — это то, что остается, если убрать все вышеперечисленное. Захлебываясь в тысячах сторис и постах, читая глянцевые журналы и обращаясь к иным популярным ресурсам, люди представляют образ жизни, который кажется им привлекательным: красочные фотографии и картины мира, существующие только в голове. Это все — всего лишь идеи, служащие оберткой реальному миру.

Не стоит стыдиться того, что вы не богаты, не престижны, не идете в ногу с модой. Стоит бояться умереть, так и не прожив по-настоящему ни одного дня. Кто-нибудь из читателей и так называемых друзей обязательно завопит: «Я же говорил, что по Африке путешествовать опасно! И вот, пожалуйста, ограбили!» Конечно, опасно, я не спорю с этим, но пока я буду считать этот случай своеобразным крещением. Все проблемы, которые можно решить деньгами, я называю расходами, а это не так страшно.

В следующей статье я расскажу о том, как познакомился с голливудскими продюсерами, поучаствовал в съемке авторского фестивального кино, снялся в главной роли в рекламе самого передового бренда светодиодных панелей ЮАР, познакомился с супермоделями, заработал несколько тысяч долларов, вставил зуб и пожил на местной Рублевке.

Константин Колотов

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности