Лента добра
Мир
Больше интересного — в нашем Telegram

«Ребенка не обязательно убивать сегодня»

Америка объявила войну абортам. Их могут запретить по всей стране
Участник движения, отстаивающего право женщины на аборт
Фото: Pete Marovich / Getty Images

США на пороге новой гражданской войны — войны за право женщин на аборт. Страна давно раскололась на тех, кто считает аборт убийством, и тех, кто полагает, что только женщина вправе распоряжаться своим телом. В середине мая в Алабаме принят беспрецедентно суровый закон, практически запрещающий аборты на территории штата. Борьбу с искусственным прерыванием беременности консерваторы ведут по всей стране. Пока политики спорят, правозащитники бьют тревогу, а женщины объявляют «сексуальные забастовки», отказывая мужчинам в близости. «Лента.ру» разбиралась в непростой американской истории, замешанной на феминизме, свободе выбора и господней воле.

«Вам плевать, что Господь запрещает убийства, вы будете убивать, потому что это удобно! И вы скрываете правду, хотя знаете, что это правда, чтобы грешить! — двое мужчин с большим деревянным крестом с надписью «Постойте, поговорим» несколько навязчиво обращаются к посетителям абортария Emma Goldman в штате Айова. — Мы здесь не для того, чтобы судить вас, ибо вы уже судимы! Мы здесь для того, чтобы поведать вам о Христе!»

Они приходят сюда каждый день как на работу, чтобы донести свою позицию до каждого и объяснить недопустимость принудительного прерывания беременности.

«Вы можете поговорить с нами? Ведь совсем не обязательно убивать своего ребенка прямо сегодня. Господь считает аборт убийством, а убийцам не суждено войти в царствие Господне», — обращается к молодой паре активист с крестом. «Да мы сами Господь!» — бросает мужчина в ответ и захлопывает дверь. «Вы не Господь! Вы полагаете, что убивать ребенка нормально, потому что вы правда считаете себя им! Думаете, что вам не придется отвечать за свои поступки!» — говорит проповедник уже закрытой двери.

В клинике рассказывают, что протесты около входа в здание случались всегда, однако заметно участились после избрания Дональда Трампа президентом США в 2016 году. «Их цель — вызвать хотя бы малейшее сомнение, заставить почувствовать малейшую вину. Они думают, что, может, люди почувствуют себя виновными и не будут делать аборт», — рассказала The Atlantic содиректор клиники Франсин Томпсон.

В Айове, как и в Арканзасе, Джорджии, Кентукки и Миссури местные власти приняли так называемые «законы сердцебиения» — акты, запрещающие аборты в случае обнаружения у плода сердечного ритма. Обычно это происходит на шестой неделе беременности — то есть тогда, когда многие женщины могут и не догадываться о ней. «Я понимаю, что не все согласятся с этим решением. Но если смерть наступает, когда сердце останавливается, не означает ли появление сердцебиения начало новой жизни?» — объявила губернатор штата Айова Ким Рейнольдс при подписании закона.

Айова была не первым и точно не последним штатом, где власти пошли на радикальный запрет: в Алабаме принят максимально суровый закон, объявляющий вне закона аборты на любых сроках и грозящий врачам 99-летним заключением за «убийство нерожденного ребенка». Что особенно интересно, почти все эти законы ждет аннулирование — они противоречат решению Верховного суда 45-летней давности. Зачем же их тогда принимают? Ответ, как это часто бывает в США, лежит в правовой плоскости.

***

Соединенные Штаты Америки, основанные людьми религиозными, часто с пуританскими взглядами, с самого своего основания по вопросу абортов руководствовались так называемым британским «обычным правом», то есть законами, сложившимися из «обычаев» — прецедентов и решений судов. По общему правилу, женщинам позволялось избавляться от плода до тех пор, пока он не начинал шевелиться в утробе, то есть на сроке примерно 15-20 недель. В Великобритании аборты были запрещены в 1803 году, и бывшие колонии постепенно последовали за метрополией.

Самыми рьяными сторонниками запрета абортов зачастую были сами врачи, и руководствовались они медицинскими знаниями того времени. Тогда ученые поняли, что начало шевеления плода не представляет собой какого-то особенного этапа в его развитии — он жив и до этого, и после. И если после шевеления прерывать жизнь плода негуманно, то, соответственно, так же негуманно это делать и ранее. К тому же клятва Гиппократа и представления о медицинской этике требовали заботиться о человеческой жизни прежде всего, что определило настрой врачей. Сыграл роль и денежный вопрос: абортами в то время занимались преимущественно доморощенные специалисты, которые отнимали клиентов у врачей, относившихся к ним с пренебрежением.

Против абортов выступали и многие феминистки XIX века — например, выпускавшая журнал за права женщин Revolution Элизабет Кэнди Стентон называла аборт «убийством детей». Она писала, что именно патриархат вынуждает женщин искусственно прерывать беременность. «В наших судах звучат обвинения в нарушении обещаний, в изменах, разводах, двоеженстве, содомии, изнасилованиях; газеты каждый день, каждый год рассказывают о скандалах, об убийствах жен и любовниц, об абортах и детоубийствах — все это вечные напоминания о неспособности мужчин справиться с этими общественными пороками». По ее словам, лишь включение женщин в число полноценных членов общества и их образование было способно положить конец «убийству рожденных и нерожденных детей».

К концу XIX века усилия по криминализации абортов набрали обороты: было создано «Нью-Йоркское сообщество воспрепятствования пороку». Его основатель Энтони Комсток смог повлиять на Конгресс, который принял так называемый «закон Комстока», запретивший пересылку почтой США «нецензурных, непристойных и развратных» материалов. Кроме того, запрещалась публикация информации о предохранении и о проведении абортов, в том числе для студентов-медиков. К 1900-му году аборты запретили везде, однако их все чаще делали нелегально.

Сильно повлиял на дискурс об аборте случай американки Шерри Финкбайн, матери четверых детей. Женщина принимала снотворный препарат талидомид, не будучи осведомленной о его побочных эффектах. Узнав о том, что он способен вызвать уродство новорожденных детей, она попыталась сделать легальный аборт, но не смогла, и рассказала свою историю изданию Arizona Republic. В итоге женщина отправилась в Швецию, сделала аборт и выяснила, что ребенок действительно родился бы со страшными уродствами — миллионы женщин без средств на такие поездки вдохновились ее историей на борьбу за свои права.

У этой борьбы появилось и лицо — в 1964-м в штате Коннектикут во время неудачного нелегального аборта умерла Джерри Санторо. Ее трагедия привела к появлению передвижного абортария «Джейн» в Чикаго: женщины могли позвонить по специальному номеру и узнать, где можно «найти Джейн».

Постепенно власти стали понимать, что безрассудное ограничение абортов приводит к смертям, а не к счастливому материнству. К 1973 году аборты были запрещены в 30 штатах, 16 разрешали в некоторых случаях, 3 позволяли делать их жителям только этих штатов, а в Нью-Йорке их проводили всем желающим. Точку во всей этой неразберихе поставил Верховный суд.

Благодетельница Роу

«Мы отдаем себе отчет о чувствительной и эмоциональной природе вопроса абортов, о радикально различающихся взглядах даже среди врачей, и о глубоких и кажущихся непреложными убеждениях, которые затрагивают этот вопрос [...] Мы считаем, что право на частную жизнь включает право на аборт, но это право не абсолютно, оно должно сочетаться с интересами штатов», — говорится в эпохальном решении Верховного суда по делу «Роу против Уэйда». Суд не стал толковать вопрос о том, когда начинается жизнь и когда можно говорить о сформировавшемся человеке, он лишь счел, что в вопросе абортов у женщины есть право на защиту от государства.

Суть дела такова: в июне 1969-го жительница Техаса Норма Маккорви узнала, что беременна третьим ребенком. По совету друзей она решила соврать, что ее изнасиловали, чтобы получить право на аборт. Но женщина не учла два момента: во-первых, у нее не было полицейского рапорта об изнасиловании, и во-вторых в Техасе аборты были разрешены лишь в случае угрозы здоровью матери. Попытка сделать аборт нелегально также провалилась — абортарий был разгромлен полицией. В итоге Маккорви обратилась к адвокатам, решив засудить государство (в деле она проходила под псевдонимом Джейн Роу). Окружной суд признал техасский закон об абортах неконституционным, это решение впоследствии подтвердили и в Верховном суде, автоматически распространив практику на всю страну.

В соответствии с решением высшего судебного органа беременность женщины условно делилась на три триместра по три месяца. В первом триместре штаты не имели права ограничивать аборты. Во втором — могли выставлять дополнительные требования. В третьем триместре аборты могли быть запрещены полностью, за исключением случаев возникновения угрозы жизни матери. Впоследствии решение было немного дополнено: жесткое деление на триместры отменили, и аборты было позволено проводить в любом случае до достижения плодом «жизнеспособности» по решению акушера. Дальше — лишь в случае угрозы здоровью женщины.

Но в случае определения угрозы здоровью содержалась важная оговорка — она включала в себя в том числе и психологическое здоровье. То есть женщине было достаточно сказать, что рождение ребенка вызывает у нее страшный стресс и депрессию, и процедура разрешалась.

В общем и целом порядок, предусмотренный делом «Роу против Уэйда», дошел и до наших дней — лишь в 2003 году президент Джордж Буш-младший запретил процедуру «дилатация и эвакуация», когда женщине в течение долгого времени расширяют шейку матки и удаляют плод с помощью электрического вакуумного отсоса. Если плод слишком большой, ему могут или сломать череп механическими методами, или вызвать его декомпрессию путем прокола и высасывания внутричерепного содержимого. Этот метод применяется на втором триместре беременности. Запрет был поддержан Верховным судом пятью голосами против четырех.

Великая Америка и сексуальная забастовка

Возможно, порядок, установленный еще в 1973 году, продержался бы еще несколько десятилетий, однако карты спутало избрание республиканца Дональда Трампа главой государства в 2016 году. Республиканская платформа всегда отличалась негативным отношением к абортам и желанием их ограничить, однако на долю Трампа выпала невиданная для президентов роскошь: назначить сразу двух из девяти судей Верховного суда. В 2017-м это был Нил Горсач, в 2018-м — Бретт Кавано. Это дало консерваторам силы замахнуться на «Роу против Уэйда» и попытаться добиться его пересмотра.

Сторонники и противники абортов

«Тем самым утром в 2016 году, после выборов, я поняла, что это будет, пожалуй, определяющий момент моей карьеры законодателя. Мне придется защищать жизнь, защищать права каждого человека. Смогу ли я делать правильный выбор? — Рассказала Эми Синклейр, член Палаты представителей законодательного собрания Айовы. — Я не считаю это движением против абортов, я считаю — правда считаю, что каждая человеческая жизнь обладает непреложной ценностью».

Больше всего шума наделал именно максимально репрессивный закон в штате Алабама, где, как написали американские СМИ, за него проголосовали 25 мужчин и подписала женщина-губернатор.

Как уже было сказано, все эти законы практически гарантированно будут отменены судами штатов, и если законодательные собрания захотят их оспорить, они смогут обратиться в Верховный суд, где благодаря Трампу большинство у консервативных судей. Те смогут отменить или пересмотреть дело «Роу против Уэйда». Чтобы высший судебный орган принял дело на рассмотрение, достаточно согласия лишь четырех судей, а значит именно сегодня вероятность повсеместного запрещения абортов максимально высока.

Тем не менее триумф консерваторов не гарантирован: судьи Верховного суда традиционно стараются придерживаться максимально неполитизированных позиций, чтобы не подрывать авторитет одной из основных ветвей власти. Вполне возможно, что и Горсач, и Кавано не захотят, чтобы политические противники считали их идеологическим оружием консерваторов, и дело на рассмотрение не возьмут. Многое зависит от председателя суда, судьи Джона Робертса — это человек более правых, консервативных взглядов, но все же рьяный страж независимости и репутации Верховного суда.

Протест в Алабаме

Однако заметная часть американского общества, обеспокоенная мрачными перспективами, устроила акции протеста. Была даже провозглашена «сексуальная забастовка» с целью лишить мужчин близости до отмены скандальных актов. Против законов высказались поп-звезды — например, Рианна и леди Гага. По всей стране активно работают и организации, защищающие право женщин на аборт, такие как Planned Parenthood и Naral.

«Алабама стала поворотной точкой. Подъем, который мы видим, совершенно беспрецедентный, рекордный и за время моего президентства, и вообще за время моей взрослой жизни», — рассказала глава Naral Элайза Хог. Организация даже открыла сайт, где недовольные законодательными инициативами жители страны могут координировать свои действия.

«Мы будем сражаться. Изо всех сил», — пообещали и в Planned Parenthood. Сражаться придется, видимо, и с общественным мнением: по данным опросов Gallup, в США примерно одинаковое количество сторонников и противников абортов. Но 48 процентов считают аборты недопустимыми с точки зрения морали и лишь 43 процента — оправданными. Пожалуй, испытание абортами станет испытанием всего американского общества, максимально разделенного в последние годы.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики