Лента добра
Силовые структуры

Настоящие полковники

Пять офицеров ФСБ задержаны за вымогательство и взятки. В спецслужбе разгорается скандал
Фото: Михаил Джапаридзе / ТАСС

Минувшая пятница ознаменовалась громким арестом — суд отправил в СИЗО полковника Кирилла Черкалина, начальника 2-го отдела управления «К» Службы экономической безопасности ФСБ России. По данным следствия, Черкалина подозревают в получении взяток на десятки миллионов рублей. Арестованы и два бывших сотрудника того же управления — полковники Андрей Васильев и Дмитрий Фролов; следствие считает, что они похитили имущество на полмиллиарда рублей. Всех троих арестовали вскоре после задержания двух офицеров ФСБ, обвиненных в вымогательстве миллиона долларов. Таким образом, нынешний апрель может стать черным месяцем в истории главной российской спецслужбы. Кто и почему объявил охоту на офицеров ФСБ, разбирались корреспонденты «Ленты.ру».

Криптовалютный след

Громкие аресты среди офицеров ФСБ начались на минувшей неделе. Сперва сотрудники управления собственной безопасности (УСБ) ведомства задержали старшего следователя по особо важным делам майора Сергея Белоусова и его бывшего подчиненного — капитана Алексея Колбова. Им вменяется вымогательство взятки в один миллион долларов в биткоинах у семьи бывшего гендиректора издательства «Известия» управления делами президента России (УДП) Эраста Галумова, уголовное дело в отношении которого они расследовали.

Следователи попали в оперативную разработку после заявления сына Галумова Александра, который сообщил в УСБ ФСБ о требованиях вымогателей. В феврале 2018 года бывшего гендиректора «Известий» задержали — и сразу же на его родных вышел неизвестный по имени Миша. Он стал требовать деньги, угрожая большими неприятностями. Одновременно с этим следователи заставляли Галумова признаться в мошенничестве, грозя в противном случае посадить и его детей.

Спустя месяц в СИЗО «Лефортово» гендиректор «Известий» признался в хищении 43 миллионов рублей при утилизации печатного станка, хранившегося в издательстве. Следственную группу по этому делу возглавлял Белоусов вплоть до своего задержания в апреле. Как рассказал «Ленте.ру» адвокат Владимир Семенцов, на протяжении восьми месяцев УСБ ФСБ работало над установлением личности Миши.

Он принял меры конспирации: вел переговоры и переписку только в WhatsApp и Telegram, используя специальную программу, которая через 30 секунд после прочтения стирает сообщения и зачищает следы на сервере, а взятку требовал в биткоинах. Осенью 2018 года Александр Галумов перевел три миллиона рублей вымогателю. Деньги поступили на электронный кошелек, а затем были переведены в криптовалюту.

Такой вид взяток пользуется огромной популярностью у чиновников и силовиков. Подобные сделки могут отслеживаться, но ни фактически, ни юридически их нельзя привязать к человеку. То есть формальных доказательств для следствия и суда априори получить невозможно. Более того, криптовалюта сразу оказывается за пределами России и конфисковать ее практически невозможно.

Месяц назад Миша допустил ошибку в переговорном процессе, которая позволила его вычислить. Сотрудники УСБ ФСБ установили, что это следователь Колбов, а уже через него вышли на Белоусова. 15 апреля оперативники УСБ ФСБ и следователь Следственного комитета России (СКР) задержали 31-летнего Колбова. У него дома и на даче был проведен обыск, изъяты компьютер и телефон, которые были немедленно переданы криминалистам (в настоящее время следствие уже получило данные о причастности Колбова к вымогательству).

Оба фигуранта дела трудились в 7-м отделе следственного управления (СУ) ФСБ, который занимается преступлениями в сфере высоких технологий. Все сотрудники этого отдела в количестве 15 человек входили в следственную группу по уголовному делу Эраста Галумова.

«Нам заткнули рты»

После задержания Белоусова и Колбова в СУ ФСБ разразился скандал: на материалах уголовного дела Галумова есть подписи всех заместителей начальника, а это означает, что формально все без исключения руководители и все без исключения следователи должны быть как минимум отстранены от работы и пройти внеочередную проверку на благонадежность.

«Мы не можем доверять всему следственному управлению ФСБ. Получается, либо генералы недоглядели, либо их обманули подчиненные, либо они в доле были. Нам сейчас в следственном управлении говорят: вот есть два подонка — их заберите, но в деле Галумова все правильно генералы подписали, и поэтому его собираются передать в суд. А он сидит из-за бумаг, которые подготовили вымогатели и подписали их начальники. Там вскрывается какая-то круговая порука», — говорил адвокат Владимир Семенцов, обещая заявить отвод всей следственной группе по делу Галумова.

После интервью «Ленте.ру» следователь военно-следственного управления СКР взял с защитника, а также с сына Галумова Александра подписку о неразглашении тайны следствия. «Нам заткнули рты, ничего говорить больше не можем», — объяснил Семенцов.

Уважаемый человек

Не прошло и двух недель после громких арестов Белоусова и Колбова, как еще один сотрудник ФСБ России оказался в статусе задержанного. Причем на этот раз — сотрудник высокопоставленный: полковник Кирилл Черкалин, начальник одного из отделов спецслужбы, которого заподозрили в получении взяток в особо крупном размере. Одновременно сотрудники УСБ ФСБ задержали двоих бывших сотрудников того же управления «К», где служит Черкалин, — полковников в запасе Андрея Васильева и Дмитрия Фролова. Их обвинили в мошенничестве в особо крупном размере.

Полковник Черкалин, начальник 2-го отдела управления «К» Службы экономической безопасности ФСБ, по сути был одной из редких относительно публичных фигур среди чекистов. Он входил в состав нескольких комитетов, постоянно принимал участие в работе межведомственных комиссий (например, комиссии по борьбе с отмыванием преступных доходов, финансированием терроризма и распространением оружия массового уничтожения), осуществлял связь Лубянки и Росфинмониторинга, а также появлялся на отчетах перед Федеральным собранием.

По отзывам многих коллег, Черкалин был не только потомственным, но и весьма перспективным чекистом: он пользовался доверием внутри ФСБ и имел поддержку у представителей других служб. «Хотя бы просто потому, что был милым, улыбчивым и всегда внимательно выслушивал, часто давая советы и оказывая помощь», — говорит один из финансистов, регулярно общавшийся с ним по долгу службы. Более того, Черкалин стоял в списке на повышение. Да и карьера его складывалась удачно — два звания он получил досрочно, за пять лет из капитанов превратившись в полковника.

А то, что Черкалин явно жил не по средствам, долгое время никого не смущало. Хотя он это и не скрывал.

Нужные решения

По данным «Ленты.ру», Черкалин причастен к деятельности преступных группировок, работавших в финансово-кредитной сфере, и к получению взяток — он, будучи начальником «банковского» отдела, прекращал доследственные проверки. Кроме того, Черкалин принимал решения по собранным оперативниками материалам. Вместе с тем один из источников «Ленты.ру» уточняет, что часто Черкалин действовал в контакте со следователями ФСБ. Поэтому его дело и дело следователей Белоусова и Колбова хоть и являются отдельными, но вскоре могут быть объединены. Отдел Черкалина очень тесно взаимодействовал со следователями Следственной части ФСБ, в том числе с Колбовым (в период его службы) и с Белоусовым.

Кроме того, есть еще один важный аспект: аналитические обзоры по банковской деятельности от имени ФСБ готовил именно отдел Черкалина.

«То есть он имел возможность влиять на формирование государственной политики в области борьбы с экономическими и киберпреступлениями, — отмечает один из источников «Ленты.ру». — Некоторые несостоявшиеся решения, о необходимости которых активно говорили специалисты, могли оказаться "под сукном" именно из-за бездействия Черкалина. И наоборот — несколько невнятных и ненужных решений, которые произвели на профессионалов странное впечатление, могли появиться именно с его подачи».

К таким историям собеседники издания, например, относят явные задержки в реагировании на появление криптовалют и майнинговых ферм, и, наоборот, поспешные решения в вопросах контроля за электронными платежами и контрольно-кассовыми системами, которые, как оказалось, содержат огромные бреши именно из-за неточностей в формулировках.

След Захарченко

Все собеседники «Ленты.ру» практически в один голос опровергли информацию о том, что задержание Черкалина связано с делом банка «Югра». «Скорее всего, речь идет об обналичивании очень крупных сумм, в том числе — от деятельности современных "цеховиков" (лиц, специализирующихся на производстве в промышленных масштабах контрафактной продукции).

«Спокойствие Черкалина можно объяснить одним: он, будучи опытным чекистом, абсолютно убежден в том, что доказательств его противоправной деятельности найти не удастся. Более того, сразу после информации о задержании следователей Черкалин наверняка насторожился — и предпринял шаги в свою защиту. В частности, мог предупредить своих возможных высокопоставленных покровителей в системе и своих богатых товарищей вне ее», — отмечает один из собеседников.

Никто из них не смог точно сказать, что именно изъяли у полковника Черкалина при обысках — но многие убеждены, что наличных там было не меньше, чем у полковника МВД Дмитрия Захарченко. При обыске в квартире высокопоставленного полицейского нашли 8,5 миллиарда рублей в валюте. Что до Черкалина, то, по данным «Ленты.ру», по роду службы он и Захарченко часто пересекались, в том числе и в неформальной обстановке. Более того, по некоторым данным, часть своей коллекции часов Черкалин приобрел у Захарченко — но это известно со слов третьих лиц.

Официально следствие подозревает Черкалина в неоднократном получении особо крупных взяток (часть 6 статьи 290 УК) на десятки миллионов рублей. Эти взятки могут быть связаны с уголовными делами о банковских махинациях. Дело ведут следователи, занимавшиеся чиновницей Минобороны Евгенией Васильевой в рамках расследования махинаций в «Оборонсервисе». Уже вечером в день задержания полковника Черкалина арестовали на два месяца — об этом «Ленте.ру» сообщил источник в правоохранительных органах.

Запоздалые откровения

Полковник Дмитрий Фролов до отставки возглавлял банковский отдел в управлении «К», а Черкалин был его заместителем, позже заняв место шефа. Фролова доставили для избрания меры пресечения в Басманный суд Москвы днем 26 апреля. На заседание его привели с загипсованной рукой — при этом как именно он получил травму, никаких данных нет. Он отверг все обвинения в крупном мошенничестве и не признал свою вину.

По версии следствия, в 2011 году, действуя в составе преступной группы, Фролов и Васильев убедили потерпевшего передать им имущество на общую сумму 490 миллионов рублей, пообещав прекратить за это уголовное преследование. Как и Черкалин, Фролов с Васильевым арестованы до 25 июня.

Интересна личность потерпевшего, по заявлению которого УСБ ФСБ начало проверку своих сотрудников. Это Сергей Гляделкин — бывший чиновник Стройкомплекса Москвы, генеральный директор Государственного унитарного предприятия «Центр-Москва», который одновременно возглавлял компанию Avenue Group, занимавшуюся застройкой столицы и считавшуюся одной из очень близких тогдашнему руководству Москвы.

После того как Юрий Лужков был освобожден от должности мэра из-за утраты доверия президента Дмитрия Медведева, Гляделкин стал фигурантом нескольких уголовных дел, но везде — как потерпевший. В частности, именно по его заявлению был арестован и осужден вице-мэр Александр Рябинин — причем взятку ему заявитель давал в 2005 году, а в ФСБ заявил об этом лишь четыре года спустя.

Любопытно, что сейчас ситуация аналогична: согласно заявлению Гляделкина, офицеры ФСБ отобрали у него долю в управляющей компании в 2011 году, во время суда над Рябининым. Но впервые Гляделкин заявил об этом лишь в 2019 году.

Золотое дно

Дмитрий Фролов и Андрей Васильев, полковники ФСБ в запасе (как утверждают несколько источников «Ленты.ру», они продолжали активную работу в действующем резерве), сделали неплохую карьеру в центральном аппарате. Причем Фролов и Васильев работали все в том же «банковском управлении» ФСБ и принимали участие в работе по делу Сергея Гляделкина — в 2009-2011 годах, когда был задержан вице-мэр Москвы Рябинин.

Именно тогда, по версии следствия, и было совершено преступление: Васильев и Фролов, действуя согласовано и совместно, сообщили Гляделкину, что он будет привлечен к уголовной ответственности за незаконные финансовые операции, и потребовали в обмен на отсутствие уголовного преследования долю в уставном капитале частной компании, осуществляющей инвестиции в строительство на территории Москвы. Причем это было хоть и малоизвестное, но ключевое предприятие в структурах Гляделкина. В итоге сотрудники ФСБ получили эту долю.

«Для оперативников ФСБ получить контроль, пусть и не полный, над фирмой, активно и давно работающей с иностранными банками и компаниями, и при этом имеющей репутацию надежной — значит приобрести курицу, несущую золотые яйца. Особенно если эти оперативники занимаются экономическими преступлениями и прекрасно знают все черные и серые схемы обогащения. Маловероятно, что доля в компании была нужна Васильеву и Фролову только для получения дивидендов, скорее даже наоборот — они приобрели не кошелек, а инструмент», — рассказал «Ленте.ру» один из источников.

Получив контроль над компанией Гляделкина, Фролов и Васильев немедленно на несколько ключевых постов поставили своих людей, причем — не только бывших сотрудников ФСБ. Примечательно, что в настоящее время архив компании списан и уничтожен — в установленном законом порядке. Надо отметить, что в суде название фирмы звучало только как управляющая компания, хотя, по данным источников «Ленты.ру», это весьма авторитетная финансово-юридическая фирма, с начала 90-х годов работающая на международном уровне.

Сейчас в этой истории интересно другое: компания, долю в которой получили Фролов и Васильев, может быть причастна к операциям с битокоинами — а с ними, в свою очередь, связаны Алексей Колбов и Сергей Белоусов. Стоит отметить, что подразделение оперативников ФСБ Фролова и Васильева практически постоянно осуществляло оперативное сопровождение уголовных дел, которые расследовали следователи ФСБ Колбов и Белоусов. В 2014-2015 годах Фролов и Васильев прекратили службу в ФСБ — у них истекли сроки контрактов, и продлевать их ни одна из сторон не захотела. Но, по данным нашего источника, дело в том, что ни Фролов, ни Васильев в том году не смогли пройти проверку на полиграфе.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru
Что происходит в России и в мире? Объясняем на нашем YouTube-канале. Подпишись!
< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики