Лента добра
Ценности
Больше интересного — в нашем Telegram

Ледяные страсти

Они выходили на публику в черных балахонах. Теперь танцуют стриптиз и сверкают трико
Татьяна Навка и Роман Костомаров
Фото: Vladimir Rys / Bongarts / Getty Images

Очередной сезон в фигурном катании завершился триумфом россиян на чемпионате мира, где сборная победила в медальном зачете. Пользуясь межсезоньем, «Лента.ру» решила вспомнить, как эволюционировали костюмы фигуристов и фигуристок, пройдя путь от пальто и длинных юбок до синтетических костюмов от топовых дизайнеров.

Фигурное катание — спорт парадоксальный. В нем уже без малого 30 лет нет фигур, а с введением новой системы оценок стало мало и катания. Это едва ли не единственный вид спорта, побывавший в программе и летней, и зимней Олимпиады. И это единственный вид спорта, в котором золотых медалей добивались и Российская империя, и Советский Союз, и Российская Федерация. Наконец, это один из старейших видов спорта — он начал формироваться еще в первой половине XVIII века, а официально был признан в 1871 году на I Конгрессе конькобежцев.

За свою долгую историю фигурное катание прошло огромный путь от неспешного начертания различных фигур на льду в длинных платьях и строгих костюмах до четверных прыжков в юбках, едва прикрывающих пятую точку, и обтягивающем трико. Причем эволюция внешнего вида фигуристов была заметно быстрее, чем изменения в правилах.

Баре на льду

Несмотря на то что катание на коньках было развлечением куда более массовым, чем стрельба, конный спорт или фехтование, на высоком уровне фигурным катанием занимались лишь люди обеспеченные. Поэтому и внешний вид фигуристов призван был демонстрировать элитарность их занятия. Вторым определяющим фактором была необходимость защититься от холода — соревнования проводили на открытом воздухе, а сам соревновательный процесс был не быстрым.

Спортсмены по очереди выполняли каждую из обязательных фигур, так что между выездами на лед проходило много времени. Фигуристы носили шерстяные пиджаки и брюки, белые рубашки со стоячим воротником, шляпы-котелки или кепи. Женщины отдавали предпочтения длинным юбкам, теплым шерстяным жакетам и меховым манто, а на голове непременно возвышалась широкополая шляпа. Пиджаки расшивались яркими нитями, а воротник и рукава оторачивались мехом.

Одним из первых, кто задумался над важностью внешнего облика спортсмена, стал великий шведский фигурист Ульрих Сальхов, который во время чемпионата мира 1903 года в Санкт-Петербурге появился на льду в обтягивающем белом трико и легкой куртке. Создавалось впечатление, что швед буквально парит надо льдом. Впечатленный этим решением Сальхова российский фигурист Николай Панин-Коломенкин сменил широкие шаровары, чулки и пиджак на рейтузы и куртку с тесемками на груди, как у русских стрельцов. Панин был одним из первых, кто внес в костюм национальный колорит.

Коротко и ярко

Женщинам революцию пришлось ждать куда дольше. И первая Олимпийская чемпионка среди женщин Мэдж Сайерс, и все ее конкурентки продолжали кататься в юбках в пол и шляпах. Максимум вольности — отсутствие жакета или манто. Человеком, который изменил правила игры, стала норвежка Соня Хени. Она не только самая титулованная одиночница в истории, но и первая, кто стал кататься в короткой юбке. В лучшем случае она едва прикрывала колени. При этом юбки были свободного кроя, чтобы эффектно развеваться при вращениях.

Но официальные соревнования сдерживали творческий полет норвежки. Когда Соня выступала в шоу с произвольными программами, то выглядела, как настоящая звезда сцены: мини-платья, украшенные блестками и расшитые золотистыми и серебристыми нитями, яркие цвета, кружевные юбки, декольте и открытые плечи, украшения в волосах. На первом послевоенном чемпионате мира по фигурному катанию в 1947 году в коротких, в большинстве своем плиссированных юбках выступали все спортсменки.

Но если Соня и другие звезды фигурного катания выступали в платьях и юбках темных цветов, то первая американская олимпийская чемпионка по фигурному катанию Тенли Олбрайт в 1956 году вышла на лед в ярко-розовом платье. Все большее распространение цветной печати привело к тому, что яркое платье фигуристки быстро стало известно по всей Америке, явившись своеобразной визитной карточкой новой героини американского спорта. Помимо длины и цвета в фигурном катании появились и новые материалы. На смену шерсти и меху пришли нейлон и сатин.

Тем не менее девушки по-прежнему выступали в трико с длинным рукавом и прикрытыми плечами, а декольте отсутствовало как класс. Апофеозом этого застоя стал пьедестал Олимпийских игр в Гренобле в 1968 году. Фисташковое платье чемпионки из США Пегги Флеминг сшила ее мама, да и синее платье серебряной призерки Габриэле Зейферт, представлявшей ГДР, отличалось лишь плиссированной юбкой и другим цветом блесток на воротнике. Больше откровенности в нарядах фигуристок появилось только после сексуальной революции 1960-х годов. Та же Зейферт позволила себе выступать без лифчика, так что ее соски были видны публике.

Приличные люди

Внешний вид фигуристов изменялся вместе с мейнстримовой модой. Так, в 1930-е годы обычным делом стали «плюс четыре» — мешковатые короткие штаны, получившие свое название из-за того, что их нижний край находился в четырех дюймах ниже колена. Брюки заправлялись в гольфы, а на тело надевались пиджаки и рубашки. Галстуки сменили бабочки, а помимо черных и темно-синих костюмов появились и серые. Хотя на соревнованиях самого высокого уровня темные цвета по-прежнему оставались неписанным дресс-кодом.

Единственной возможностью сделать свой внешний облик ярче были шейные платки, галстуки и широкие поясные ремни. А вот шляпы ушли в прошлое, так как теперь спортсмены получали штраф в случае, если во время исполнения программы что-то падало на лед. В 1950-е годы в моду вошли двубортные пиджаки и брюки с лампасами. Именно так выглядел чемпион Олимпиады 1956 года в Кортина-д’Ампеццо Хейз Алан Дженкинс. Свой внешний вид американец дополнил узкой бабочкой, а не более привычным в предыдущие годы галстуком.

Верхом смелости и оригинальности можно считать внешний вид олимпийского чемпиона Санкт-Морица (1948 год) Дика Баттона, который надел поверх рубашки свитер с геометрическими фигурами. Спустя 12 лет в Гренобле внешний вид фигуристов почти не изменился — лишь однобортные пиджаки вновь сменили двубортные. Надеть вместо пиджака жилетку или водолазку вместо рубашки лидеры себе вполне могли позволить. Изменились разве что материалы. Эластичные пиджаки и смокинги шились их синтетических тканей вроде спандекса.

С цепи сорвались

По-настоящему облик фигуристов изменился лишь в 1970-е годы — десятилетие ярких красок, отсутствия всяких правил, рамок, а вместе с ними и хорошего вкуса. В 1972 году в Саппоро мужчины все еще выглядели скромно, зато одиночницы разошлись. На победительнице Трикси Шубе было сверхкороткое платье, напоминавшее скорее длинную куртку. В парах мужчины тоже выглядели консервативно, а вот женщины начали активно экспериментировать.

Например, чемпионы Саппоро в парном катании Ирина Роднина и Алексей Уланов. Если внешний вид Алексея мало отличался от фигуристов прошлого десятилетия, то платье Ирины было коротким, с V-образным вырезом, да еще и расшито узорами. Но уже в следующем цикле внешний вид партнера вполне соответствовал партнерше — Ирина каталась в платье, украшенном блестками, а у ее нового партнера Александра Зайцева блестками была расшита модная тогда рубашка с большими уголками воротника.

Начиная с середины 1970-х годов костюмы фигуристов в парном катании представляли собой единый ансамбль, а их дизайн подбирался исходя из музыки и программы. Так Роднина и Зайцев исполняли свою легендарную программу под музыку народной песни «Калинка», одетые в красное.

Более того, расшитые блестками костюмы были зеркальным отражением друг друга: у Александра блестящий узор располагался с правой стороны груди, а у Ирины — с левой. При этом Зайцев выступал в водолазке без какого-либо пиджака или жилетки, а его брюки по моде были расклешенными. Всего за несколько лет мужской костюм фигуристов пережил невиданную ранее революцию.

Удивительно, но конкуренты советских фигуристов и фигуристок из западных стран одевались куда консервативнее. Внешний вид олимпийской чемпионки в одиночном катании 1976 года Дороти Хэмилл запомнился разве что прической пажа, которая после ее победы стала суперпопулярной в США. Но в 1980-е годы волна экспериментов накрыла фигурное катание по всему миру. Женские платья становились все более прозрачными, воздушными и едва прикрывающими тело, а фигуристы начинают соревноваться в том, у кого на костюме больше блесток, чьи цвета ярче, а фасоны безумнее.

Тон в ледовой моде задавали британцы. Первым экспериментатором стал еще в 1976 году Джон Карри, выступавший в черной жилетке с глубоким вырезом поверх бежевой рубашки с объемными рукавами. Спустя четыре года Роберт Казинс пошел еще дальше и отказался от какой-либо классики в своем внешнем виде. Черный лонгслив с глубоким вырезом, обильно украшенный блестками, и черные слегка расклешенные брюки.

За англичанами последовали канадцы и американцы. Костюмы стали ярче, в моду вошел минимализм, простые геометрические принты, а в парном катании партнеры начали использовать одинаковые принты и цветовые решения. Считалось, что это не только делает катание красивее, но и скрывает некоторые огрехи в исполнении.

О, спорт, ты театр

Начиная с олимпийского цикла, предшествующего играм в Калгари в 1988 году, фигурное катание превратилось в настоящий театр на льду. По крайней мере с точки зрения костюмов. Конец 1980-х вошел в историю спорта как «Битва Брайанов»: одиночников Брайана Орсера и Брайана Бойтано из Канады и США соответственно. Оба часто выбирали яркие, но при этом мужественные образы, схожие с балетными. Бойтано выходит на лед в костюме, напоминающем офицерский мундир уланов или драгунов, а костюм Орсера похож на мундир Щелкунчика, который в свою очередь в балете тоже чаще всего драгунский.

В женском катании продолжался тренд на большую яркость и сексуальность. В конце концов это привело к появлению «правила Катарины», названному так по имени восточногерманской фигуристки Катарины Витт. На играх в Калгари она выступала в костюме, который, по сути, представлял собой закрытый купальник с небольшим числом перьев на бедрах. «Правило Катарины» гласит, что спортсменки обязаны надевать юбки, им запрещено оголять живот, ягодицы и бедра. Удивительно, но до 1988 года внешний вид фигуристов и фигуристок регламентировала исключительно мода и мораль — никакого свода правил не существовало.

После игр в Калгари он появился. Помимо «правила Катарины» в нем существовал и регламент для мужчин. Им запрещалось носить лосины, а также выступать в костюмах без рукавов. Также были прописаны штрафы в один балл за каждую отвалившуюся деталь костюма и штрафы за несоответствие костюмов и музыки друг другу. Впоследствии были прописаны и правила использования спонсорских логотипов, которые активно начали появляться на форме в 1990-е годы. На костюмах, в которых фигуристы выступают на льду, не может быть ни одного логотипа, а на куртках, которые они надевают в так называемой зоне Kiss & Cry, — два.

Как на подиуме

Времена, когда фигуристам шили костюмы друзья или родственники, давно прошли. Сейчас даже детский костюм стоит около 30 тысяч рублей, а взрослый для соревнований международного уровня — несколько тысяч долларов. Костюм, как правило, живет столько же, сколько программа, для которой он был создан, — сезон-полтора. Основной материал — прочная и эластичная синтетика, в качестве украшения используются искусственные перья и кристаллы Swarowski. Последних обычно уходит около пяти тысяч штук, но есть фигуристы, которые облегчают костюмы, ограничиваясь двумя-тремя тысячами стразинок.

Большинство современных костюмов создаются специализированными ателье. Но есть и исключение. Пожалуй, единственным дизайнером из мира большой моды, создающим и костюмы для фигурного катания, стала Вера Вонг, известная своими свадебными платьями, без которых не обходится ни одна по-настоящему роскошная свадьба. Однако в США Вонг не менее известна благодаря мужским и женским костюмам для фигурного катания — долгие годы с американкой китайского происхождения сотрудничали лучшие фигуристы сборной.

На Олимпийских играх 1992 года в Альбервиле и 1994 года в Лиллехаммере с Вонг сотрудничала Нэнси Керриган, на играх 1998 года в Ногано и в Солт-Лэйк-Сити в 2002 году — Мишель Кван, в Ванкувере в 2010 году — Эван Лайсачек, а в Пхенчхане в 2018 году — Нейтан Чен. Еще до того как Вонг переключилась на костюмы для мужчин, ее ввели в Зал Славы фигурного катания США. Это случилось в 2009 году — на три года раньше, чем туда попала Кван и спустя пять лет после введения в Зал Керриган.

Но вне зависимости от авторства костюмы стали такой же неотъемлемой частью великих прокатов, как музыка и собственно само катание. Невозможно представить «Зиму» Алексея Ягудина без его черно-белого костюма или «Девочку в красном платье» Юлии Липницкой без собственно красного платья. А если речь идет о показательных программах, то костюмы и вовсе становятся частью самого шоу.

Пожалуй, самыми яркими примерами являются Sex bomb все того же Плющенко и «Стриптиз» Елизаветы Туктамышевой. И если Елизавета просто эффектно сбросила с себя пиджак, оставшись в одном бюстгальтере, то у Плющенко под одеждой был еще один поролоновый костюм бодибилдера, в котором он и исполняет большую часть номера. Sex bomb оказался настолько удачным номером, что Евгений до сих пор исполняет его в ледовых шоу вместе со своим сыном Александром, более известным как Гном Гномыч.

Правда, оба номера получились довольно скандальными и вызвали неоднозначную реакцию. Плющенко получает критику в свой адрес даже сейчас (во многом за участие в номере с сексуальным подтекстом малолетнего сына), а Туктамышева едва не оскандалилась, когда при детальном изучении фото ее выступления выяснилось, что бюстгальтер на ней держался на одной застежке, так как остальные сломались. Костюмы обсуждают, ими восхищаются, о них спорят. Если в других зимних видах спорта одежда — всего лишь униформа, то в фигурном катании — часть магии и обаяния спорта.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики