Лента добра
Россия
Больше интересного — в нашем Telegram

«Хватит делать дураков из сибирских мужиков!»

Комедийный артист вдруг стал серьезным политиком и выиграл выборы. И все это в России
Кадр: фильм «Не валяй дурака...»

Всего через пару дней на Украине во втором туре президентских выборов сойдутся действующий глава государства Петр Порошенко и шоумен Владимир Зеленский. Между тем в России ровно 15 лет назад, в апреле 2004 года, уже было похожее: один из самых популярных юмористов страны Михаил Евдокимов вдруг превратился в серьезного политика, пошел на выборы главы Алтайского края и победил. Как актер, историю которого сравнивали с Шварценеггером и Рейганом, пришел к власти, какие ошибки совершил на посту губернатора, что происходило перед его трагической гибелью и чем кампания Зеленского похожа на кампанию Евдокимова, — «Ленте.ру» рассказал доктор исторических наук, профессор и председатель Алтайского отделения Российской ассоциации политической науки Юрий Чернышов.

«Лента.ру»: Почему Евдокимов вдруг решил пойти в политику?

Чернышов: Мне кажется, в нашей стране тогда стали осваивать новые технологии продвижения имиджа известных деятелей культуры в политике. Это примерно то, что мы сейчас видим на Украине — там тоже артист комедийного жанра раскрутился сначала через сериал «Слуга народа», вошел там в образ действующего президента из народа, а сейчас использует этот образ в реальной политике. По сути, Евдокимов этот путь прошел гораздо раньше.

Популярность и известность у него были — можно было конвертировать это в политический капитал. Специалисты даже отмечают, что некоторые приемы пиара и рекламы, которые использовала команда Евдокимова, всплывают и там тоже. Очень похожие приемы.

Об этом, если можно, поподробнее.

Это прием эксплуатации имиджа «простого человека из народа», который идет во власть, чтобы добиться справедливости. Этот образ у Евдокимова наиболее четко был представлен в фильме «Не послать ли нам… гонца?» Был такой фильм, снятый еще в 1998 году, где он едет на «Запорожце» в Москву, пытается встретиться с президентом, чтобы донести правду и так далее. И фильм был не столько комедийный, сколько социально-сатирический. То есть человек уже тогда пытался донести какие-то идеи, которые его волновали: борьба с коррупцией и то, что проблемы простых людей мало интересуют бюрократов. Вот такие отчасти популистские лозунги там уже просматривались.

Евдокимов, может быть, в отличие от Зеленского, все-таки, не настолько циничный был человек. У него были определенные представления о справедливости, об идеальном общественном устройстве и так далее. И когда он начал больше общаться с простыми людьми, он ощутил на себе вал протестных настроений в нашем регионе. Он родом с Алтая — и приезжал сюда периодически. А здесь, если коротко, губернатором был Александр Суриков, при котором тон задавал сложившийся еще в брежневские времена партийно-хозяйственный актив. Активность независимых гражданских структур свернулась, зато обласканы были официозные льстецы. СМИ тоже были практически все под контролем, за редким исключением. То есть атмосфера сложилась душная, застойная. И, главное, что регион у нас традиционно бедный, занимал всегда последние места по зарплате.

Евдокимов, приезжая из Москвы, видел этот контраст особенно ярко. Возвращаясь сюда, в алтайское село, он видел нищету и беспросветность. И у него, очевидно, родилась идея попробовать как-то изменить эту ситуацию, помочь своим землякам. И тут ключевым был, наверное, момент, когда в 2003 году на Алтай приезжал Владимир Путин. Он был у Евдокимова в гостях, на его родине в селе Верх-Обское. И есть даже фотография, где они о чем-то беседуют. Причем это очень характерная фотография. Евдокимов как бы предлагает что-то сделать, а Путин так заинтересованно слушает.

Да, я, кажется, припоминаю эту фотографию.

Да, есть такая. И Путин как бы взвешивает, стоит или не стоит. Я думаю, вряд ли он «протокольно» дал согласие. Скорее всего, он просто не стал возражать. Но лучше не по словам судить, а по фактам. А по фактам видно, что поддержка Евдокимова на этом этапе была.

«Не волнуйтесь, будет как в Париже!»

Итак, началась подготовка к выборам.

Да, по всей стране были собраны политтехнологи. Об этом мало известно, но уже в начале 2004 года вовсю велась подготовка к избирательной кампании. Из Краснодара, из Приморья, из Москвы были вызваны специалисты по избирательным кампаниям. Еще и подыскали кандидатов из Москвы, из Ростова-на-Дону, из Новосибирска, — и просчитали, как будут растягиваться голоса. В частности, был еще один кандидат по фамилии Суриков, который собрал ровно столько голосов, сколько не хватило действующему губернатору Сурикову для победы в первом туре.

Да, там действительно получилось же впритирку — три процента.

На самом деле, конечно, «отъем голосов» происходит не так арифметически четко. Но тем не менее Суриков недавно давал интервью и сказал: что-то мы тогда расслабились, а вот если бы сняли того кандидата, то я бы не проиграл выборы. За Евдокимовым стояла достаточно сильная и креативная команда. Но ему пришлось бороться с региональным режимом. Это интересный эпизод в новейшей истории России и мало освещенный. Когда губернатор пытался противодействовать негласно поддержанному из Москвы кандидату.

Были эпизоды, которые еще не освещены толком нигде. Скажем, когда накануне второго тура из Москвы прилетели два самолета. Из них высадились около 300 мужчин в гражданской одежде, но с военной выправкой. Они изображали из себя туристов, приехавших на Алтай поесть кедровых орешков. Но их блокировали в аэропорту, и они улетели обратно. Это была уже агония режима Сурикова, скажем так.

Реально, конечно, главную роль там сыграло то, что Евдокимов сумел собрать весь протестный электорат. Конечно, это был во многом типичный популизм. Я прекрасно помню, как его спрашивали, какая у вас будет команда, какие вы сделаете первые шаги? А он отвечал, давайте сначала свалим «Алтай-баши», то есть Сурикова, и дождемся, когда я стану губернатором, вот тогда и увидите. Характерный лозунг: «Хватит делать дураков из сибирских мужиков!» Ничего конкретно не обещал, но зато объединил недовольных вокруг себя. Ну и потом, когда он уже стал губернатором, я помню, приезжала из Франции журналистка и тоже спрашивала, что он собирается делать? Как будет налаживаться управление? Что нового будет? Какие реформы? А он пошутил: не волнуйтесь, будет как в Париже!

«Он вышел за рамки той игры»

Но почему тот, кто помогал ему с кампанией, не помог с созданием команды после победы? Ведь с этим явно были проблемы.

Наверное, в какой-то момент все-таки он вышел за рамки той игры, которая ему была предназначена. Я думаю, ему была предназначена функция такого тролля, который бы просто раскачал позиции Сурикова как регионального барона (чтобы тот стал уступчивее перед центром).

Получилось так, что Евдокимов то, для чего его хотели использовать, сделал, но сделал намного больше — он на волне протестных настроений незапланированно сместил губернатора. А дальше началось его короткое самостоятельное плавание в политике.

После этого его фигуру использовали уже в негативном плане. То есть его стали использовать как пример того, что наш народ не способен выбирать достойных, серьезных кандидатов, а выбирает шутов. И он был одним из последних всенародно избранных губернаторов. А потом выборы отменили под предлогом «борьбы с терроризмом». Даже фильмы снимались, где он был как бы прообразом, а выборы представлены как сплошной фарс.

Вы имеете в виду сейчас фильм «День выборов»?

Да, «День выборов» в первую очередь. Там есть даже некоторые характерные детали (например, использование для рекламы кандидата этикеток на бутылках со спиртным), которые напоминали именно о кампании Евдокимова.

Действительно, команда у него получилась очень пестрая, случайная и ненадежная. Это было его самое слабое место. Он не имел опыта управления, опыта администратора. Не имел опыта общения с чиновничьей средой. И как политик — немного наивный и не очень опытный был. Ему очень трудно пришлось работать в окружении старой региональной элиты, которая его всячески травила, использовала все его промахи и не помогала, а мешала. Поэтому губернаторство шло тяжело. Одним из его главных оппонентов стал Александр Назарчук, бывший министр сельского хозяйства. Он тогда возглавлял краевой Совет. И дважды Евдокимову депутатами был вынесен вотум недоверия.

Что же за такое короткое время пребывания на посту губернатора Евдокимов успел сделать?

Главное, что он сместил всю верхушку административной команды Сурикова. И это, конечно, сняло многие прежние заторы, которые мешали развитию региона. Я уже говорил о застое. Определенный прорыв произошел. Евдокимов был из тех политиков, которые могут успешно смести старое и отжившее, но не всегда могут эффективно выстроить новое.

Ну и еще он пытался продвигать на внешних рынках регион, привлекать в него инвестиции. Эпизодически это ему удавалось. И в целом стиль его поведения был совершенно новым — он запросто общался с народом, выходил на сцену петь песни, будучи губернатором. Это, наверное, все-таки способствовало сближению власти с населением. Но это же и раздражало старую элиту, которая считала, что это недостойное поведение для губернатора.

Была определенная надежда в конце, когда он фактически стал создавать правительство. Там уже появились вполне адекватные управленцы, которые могли бы наладить нормальную работу. Я еще тогда давал интервью и говорил, что выход из кризисной ситуации мог бы быть в том, что Евдокимов остался бы представительской фигурой, был бы «лицом региона». То есть он мог бы вести переговоры, приглашать инвесторов и так далее. Но реальной повседневной административной работой должны были заниматься опытные управленцы. Если бы эта схема начала работать — а она уже намечалась — то, может быть, и вырулили бы мирно из той ситуации.

Можно ли говорить, что в последние месяцы губернаторства Евдокимова нормальная, работоспособная команда была создана?

Я думаю, что да, она могла бы работать, если бы ей не мешали, а помогали. Но проблема была в том, что, во-первых, Евдокимов противопоставил себя не только этим депутатам, которые выразили ему недоверие, но и фактически Кремлю. Если вотум недоверия объявлен, то, по идее, надо снимать губернатора. Но Кремль не хотел брать на себя реализацию инициативы региональных депутатов. Поэтому Евдокимову было предложено уйти в отставку добровольно. И тут он в мае 2005 года в интервью на «Эхе Москвы» весьма смело сказал: «Народ меня избрал, и пока народ не скажет, я не уйду».

«Он был как загнанный зверь»

Плюс ко всему в защиту Евдокимова выступили его сторонники, они угрожали пикетировать органы власти, поставить желтые палатки на центральной площади Барнаула и так далее.

Майданом попахивало?

Да. И некоторые московские эксперты начали говорить уже прямым текстом, что он теперь не жилец. Есть такие цитаты, они датированы весной 2005 года. Он им просто стал казаться опасной фигурой. Слухи пошли, что у него амбиции такие, что он собирается идти на президентские выборы. Это было бы, конечно, непредсказуемо, потому что он был человек популярный, известный по всей стране. И примерно то, что мы видим сейчас с Зеленским, могло (гипотетически, конечно) и тогда произойти.

Надо полагать, это не было секретом ни для кого. Но можно ли говорить, что кто-то ему активно противостоял?

Он сам об этом говорил, высказывая опасения, что его жизнь плохо закончится. Разные есть версии, тут много непроверенной информации — например, что якобы он какой-то чемоданчик с компроматом возил с собой. Слухов много, но тут, к сожалению, твердо ничего нельзя сказать. Ясно, что в последние месяцы он уже был как загнанный зверь. И чувствовал слежку за собой, и милицейские машины сопровождения у него отняли. Хотя он сам закупил эти машины для местных милиционеров, чтобы они его сопровождали. Тем не менее их сняли прямо перед аварией. Конечно, шли определенные сигналы о том, что человек находится в опале.

Существует мнение, что гибель Евдокимова была подстроена. Что вы об этом думаете?

Как ученый я должен исходить из фактов, твердо установленных. На интернет-форумах много высказывается версий — о простреленном заднем колесе «Мерседеса», об исчезнувшей с места происшествия третьей машине и тому подобное. К сожалению, эти версии фактически не проверялись, поскольку «сверху» сказано было сразу, что это обычное ДТП.

Я могу отметить только то, что было много странностей и в расследовании, и на судебном процессе. Суд, проходивший в отдаленном районе, сразу объявили закрытым, ссылаясь на желание родственников, хотя родственники потом отказались подтвердить такое желание. И даже сравнительно мягкий приговор этого суда потом отменили и совсем оправдали водителя Щербинского, машина которого участвовала в аварии. Более того — Щербинского даже объявили «Сибиряком года»…

Неудивительно, что у значительной части населения осталось много вопросов. И осталось мнение, переходящее иногда в такой мифологизированный образ, что Евдокимов — это герой, который погиб за правду. Его до сих пор превозносят в стихах, песнях и фильмах-воспоминаниях. Иначе говоря, сложился несколько идеализированный образ мученика. А что реально, что было на самом деле, — этот ответ можно получить, если провести независимое расследование, поднять все факты. И только тогда, когда будут сняты многие вопросы, можно будет делать выводы.

«Такие политики стоят на запасном пути»

Если снова вспомнить Зеленского. По-вашему, есть ли опасность, что он повторит судьбу Евдокимова?

Если он станет президентом, для него вполне вероятен похожий путь, поскольку он тоже популист. Это не какое-то негативное определение, просто это тип политика, который опирается на протестные настроения и дает расплывчатые обещания. Приходя во власть, он сталкивается с огромными проблемами, к которым не вполне готов. Такой политик не является профессионалом, у него нет серьезной команды. Вряд ли он долго продержится, если не прибегнет к экстраординарным мерам. А на Украине президенты вообще долго не держатся. Там такая традиция политическая. Один срок отработал — и дальше народ разочаровывается.

Есть ли сейчас в России артисты, музыканты, шоумены, способные с полной серьезностью пойти в политику?

Собственно, попытки есть. Скажем, участие в выборах Ксении Собчак, мне кажется, тоже строилось на том, чтобы использовать раскрученного, известного человека, но в своих целях. А если говорить о реальной оппозиции, то там на дальних подступах принимаются превентивные меры, чтобы такие люди далеко не заходили. Тот же Павел Грудинин, например, тоже во многом популист, хоть не лишенный харизмы.

Пока же такие люди у нас не очень заметны, они как бы стоят на запасном пути. Так всегда в истории было. И все зависит от того, сложатся ли благоприятные условия для их выхода на арену или нет. Может быть, они так и простоят там всю жизнь. Но в целом не только в обществе, но даже и в природе все устроено так, чтобы в запасе всегда были альтернативы, чтобы появлялись возможности обновления, чтобы открывались новые пути развития.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики