Лента добра
Экономика
Больше интересного — в нашем Youtube

На новый уровень

В России стало больше налогов. Почему платежи не вырастут и всем станет только лучше?
Фото: Антон Вергун / ТАСС

Правительство подготовило очередную масштабную реформу — cразу пять неналоговых платежей и сборов получат статус полноценных налогов и будут включены в Налоговый кодекс. Этой реформы бизнес и власти ждали несколько лет — впервые о необходимости масштабной налоговой реформы заговорили еще в 2016 году. С одной стороны, это повысит нагрузку на население и бизнес, с другой — улучшит собираемость, упростит работу налоговиков и наполнит бюджет, что благотворно скажется на возможностях государства тратить деньги, то есть коснется практически всей страны. Долгожданная налоговая реформа — в материале «Ленты.ру».

Пополнение

Автором реформы выступил Минфин. В начале апреля ведомство опубликовало в свободном доступе законопроект, в котором перечислены шесть платежей и сборов — все их предлагается перевести в разряд налогов. Это экологический, утилизационный и курортный сборы, а также плата за негативное воздействие на окружающую среду, за проезд грузовиков тяжелее 12 тонн по федеральным трассам и обязательные отчисления операторов сети связи общего пользования.

Два из них — нынешние экологический сбор и плата за негативное воздействие на окружающую среду (НВОС) — будут объединены в рамках нового экологического налога. Таким образом, общее количество налогов и сборов увеличится до 13 на федеральном уровне и до 4 — на местном. Документ еще не обрел окончательную форму — до конца апреля он будет проходить публичное обсуждение и только потом может быть направлен на рассмотрение в Госдуму, хотя некоторые изменения вносятся уже сейчас, а идея в целом одобрена президентом.

Экологический налог призван компенсировать ущерб, который наносят производители различных товаров окружающей среде. В качестве налоговой базы выступает объем вредных выбросов. Утилизационный налог выполняет похожую роль, но при этом взимается с компаний, которые сами выпускают или импортируют в Россию товары, подлежащие переработке в специальных условиях (особое внимание уделяется автомобилям). С тех, кто утилизирует отходы самостоятельно, налог взимать не станут.

Курортный (или гостиничный) сбор пока действует на территории трех регионов: Алтайского, Ставропольского и Краснодарского краев. Приезжающие туда туристы платят до 100 рублей в день. С 1 мая к «платным» регионам добавится Крым. После реформы налог будут собирать во всех субъектах РФ, а плательщиками станут не отдыхающие, а отели, в которых они остановились. Собранные средства пойдут на развитие туристической отрасли — правда, в отличие от остальных, этот налог начнет действовать только с 2023 года, а не с 2021-го.

Сборы по налогу на мобильных операторов будут, как и сейчас, направляться в специальный резерв, из которого компаниям компенсируются расходы за обеспечение связью жителей отдаленных районов. Сборами за проезд большегрузных автомобилей будет по-прежнему заведовать оператор системы «Платон» — компания «РТ-Инвест Транспортные системы», получившая это право по договору концессии. Вырученные деньги пойдут на ремонт дорог, которые под весом тяжелых фур изнашиваются быстрее.

Закон и порядок

На сегодняшний день в России существует около 70 различных платежей и сборов, которые формально не являются налогами, но при этом фактически выполняют их функции, то есть пополняют бюджеты разных уровней. Их уплата обязательна для всех граждан или организаций (кроме случаев, когда они вводятся на отдельных территориях — например, в качестве эксперимента). К тому же они регулируются множеством отраслевых документов и нормативных актов, что еще больше все усложняет.

Такая ситуация не нравится многим — как плательщикам, так и сборщикам (а ими обычно являются власти или уполномоченные частные компании). Первые недовольны неизбежно возникающей путаницей — далеко не всегда понятно, что именно надо заплатить, когда и в каком объеме. Вторые постоянно сталкиваются с проблемами при администрировании (непосредственном сборе): наказать уклонистов можно только с помощью административного взыскания, а для этого надо отправлять уведомления, привлекать судебных приставов, собирать специальную административную комиссию — и все это ради одного только штрафа.

О необходимости перемен еще в 2016 году заговорил бизнес. Глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин с тех пор неоднократно повторял, что неналоговые платежи необходимо упорядочить и систематизировать, чтобы легче стало всем. При этом, подчеркивал он, предпринимательское сообщество заинтересовано в том, чтобы нагрузка оставалась предсказуемой и неизменной в течение долгого времени. С этой задачей лучше справляются как раз «полноценные» налоги, ведь их гораздо сложнее повысить — для этого надо принимать отдельный закон (федеральный или региональный), а перед этим добиваться согласия кабмина и парламента. В то время как для изменения сбора достаточно указа правительства — без какого-либо согласования.

Особый путь

Государству было бы проще и удобнее оставить все как есть: сохранить за собой возможность в любой момент вводить новые сборы, которые формально никак не сказывались бы на налоговом бремени (которое правительство обещало не повышать в течение нескольких лет). Но президент Владимир Путин три года назад поручил разобраться в вопросе и прийти к взаимоприемлемому и для властей, и для бизнеса решению. Примечательно, что предприниматели предлагали сохранить за неналоговыми платежами нынешний статус, но систематизировать их за счет создания единого перечня. Параллельно они просили принять отдельный закон, в котором было бы прописано все, что связано с их регулированием: установлением, исчислением, взиманием, повышением или же отменой.

Вместо этого Минфин решил пойти другим путем: начать переводить неналоговые платежи в разряд налогов. К такому подходу есть определенные вопросы. Один из главных касается различий в природе платежей: если налоги взимаются безвозмездно по принципу «делиться надо», то сборы идут на конкретные цели. Например, на возмещение нанесенного ущерба (как в случае с платой за проезд тяжеловесных грузовиков и с экологическим сбором) или на создание специального резерва для мобильных операторов. Страховые взносы на пенсии, медицинское и социальное страхование тоже считаются неналоговыми платежами. Можно ли уравнивать такие принципиально разные понятия — многим до сих пор неясно.

Авторы реформы парируют это тем, что на самом деле различия не так велики, как принято считать. Налоги формируют базу для будущих расходов государства, и не так уж важно, имеют ли эти расходы заранее определенные цели и направления. Деньги, собранные в рамках экологического или утилизационного налога, по-прежнему будут направляться на защиту окружающей среды, однако потенциальные излишки смогут пойти на другие, не менее важные задачи — например, на повышение зарплат бюджетникам или на финансирование многочисленных нацпроектов (за шесть лет на них потратят 25,7 триллиона рублей, 13,2 триллиона из которых — бюджетные). Это позволит меньше прибегать к заимствованиям и не наращивать госдолг, на который в условиях западных санкций и без того оказывается повышенное давление. В 2018 году шесть сборов и платежей принесли казне 316 миллиардов рублей.

Больно не будет

Еще один повод для беспокойства — возможный рост налогового бремени для бизнеса и последующее повышение цен на его товары и услуги. Так, производители будут неизбежно закладывать экологический и утилизационный налоги в себестоимость продукции, мобильные операторы не преминут воспользоваться поводом для индексации тарифов, а транспортные компании переложат на клиентов расходы на нашумевшую систему «Платон».

Но и это верно лишь отчасти. Ведь все будущие налоги существуют и сегодня, и все они обязательны к уплате (как уже было сказано, вероятность их повышения при переводе в новый статус значительно сократится). Этому же будет способствовать обещанный недавно премьер-министром Дмитрием Медведевым шестилетний мораторий на любое повышение налогов (который не распространяется на неналоговые платежи). Ставки тоже останутся на прежнем уровне. Исключение — плата за проезд грузовиков: нынешний льготный тариф в 1,91 рубля за пройденный километр маршрута будет заменен на полноценный — 3,73 рубля.

Правильнее говорить, что реформа приведет к улучшению собираемости. За новые налоги (все, кроме сбора с грузовиков) будет отвечать Федеральная налоговая служба (ФНС), подчиняющаяся Минфину. В ее распоряжении есть все необходимые ресурсы и отработанные технологии: машинное обучение, большие данные, достаточный штат сотрудников. Наверняка повысится и дисциплина плательщиков — немногие захотят иметь дело с налоговиками. Как результат — все те же дополнительные доходы для бюджета.

Впрочем, авторы реформы заверяют, что не гонятся за собираемостью. «Мы ни в коей мере не собираемся увеличить нагрузку. Мы не ставим цель увеличить поступления от этих платежей», — говорила директор департамента доходов Минфина Елена Лебединская. По ее словам, главная задача изменений — сделать налоговую систему более стабильной и предсказуемой. Этой же цели служит механизм специального инвестиционного контракта (СПИК), который позволяет гарантировать инвесторам (в первую очередь, иностранным) неизменность условий ведения бизнеса в России при реализации крупных проектов.

Посадки нет

Наконец, многие предприниматели опасаются ужесточения наказания за нарушения, которые сейчас зачастую сходят им с рук. В Налоговом кодексе прописана уголовная ответственность, в том числе крупные штрафы и тюремные сроки до трех лет. Особенно остро дело обстоит с экологическим налогом: его расчет производится «вручную», что может привести к претензиям со стороны налоговиков. На этот случай авторы предусмотрели десятилетний переходный период, в течение которого штрафы за неуплату экологического и утилизационного сбора составят 10 процентов от суммы нарушения вместо нынешних 20, а уголовная ответственность за уклонение от уплаты других налогов и вовсе будет приостановлена. Глава Минфина, первый вице-премьер Антон Силуанов недавно в очередной раз подтвердил, что для улучшения инвестиционной привлекательности России давление на бизнес должно снижаться.

Инициаторы реформы показывают, что готовы прислушиваться к плательщикам, советоваться с ними и даже ждут от них предложений. Старт реформы перенесли на год — на начало 2021-го (гостиничный налог — на 2023-й). По-прежнему обсуждается продвигаемая Минэкономразвития альтернатива в виде создания специального экологического фонда, в который будут поступать платежи по экологическому и утилизационному сборам, а также по НВОС. В этом случае будет гарантирована адресность расходования средств, что и отпугивает Минфин.

Превращение шести неналоговых платежей в пять налогов не решит всех проблем отечественного бизнеса. Законопроекту еще только предстоит пройти общественное обсуждение, и наверняка он претерпит изменения. К тому же пока непонятно, что делать с оставшимися платежами, среди которых, к примеру, плата, взимаемая с победителей проводимых государством аукционов. Но реформа показывает, что российские власти готовы меняться, порой даже в ущерб себе, прислушиваться к потребностям бизнеса и идти ему навстречу.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики