Восточный переворот

Россия уходит из Байконура. Но продолжает вкладывать в него деньги

Наука и техника

Фото: Алексей Филиппов / РИА Новости

В марте «Роскосмос» заявил об отсутствии планов строительства на Восточном стартового стола под ракету «Союз-5» («Иртыш»). Вместо этого госкорпорация допустила появление на дальневосточном космодроме стенда для проведения испытаний первой ступени перспективного носителя. Необходимость подобной установки объясняется созданием сверхтяжелой ракеты «Енисей». Соответствующее финансирование предполагается осуществлять в рамках развертывания инфраструктуры для ракет семейства «Ангара». В целесообразности подобных решений разбиралась «Лента.ру».

Новые партнеры

Контракт на создание «Союз-5» подписан в июле 2018 года. Головным разработчиком носителя стала ракетно-космическая корпорация «Энергия» (Королев), производителем — ракетно-космический центр «Прогресс» (Самара), разработка двигателей поручена научно-производственному объединению «Энергомаш» (Химки). «Затем начинаем работу по сверхтяжу. Это позволит мобилизовать всю ракетно-космическую отрасль, обновить ее и использовать наш мощный конструкторский и производственный потенциал», — заявлял генеральный директор «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин.

Конструктивно «Союз-5» оказывается укрупненной версией советских (российско-украинских) средних ракет семейства «Зенит». Заявляемая стартовая масса двухступенчатого носителя составляет около 530 тонн, длина — 61,87 метра, диаметр — 4,1 метра. Первая ступень ракеты должна получить один двигатель РД-171МВ, практически неотличимый от РД-171М, но снабженный электронной конструкторской документацией. Вторая ступень будет оснащаться парой РД-0124МС — обновленной версией двигателя, используемого в «Блоке И» среднего носителя «Союз-2.1б». Максимальная масса выводимой на низкую околоземную орбиту с космодрома Байконур полезной нагрузки оценивается в 17 тонн.

Опционально «Союз-5» получит третью ступень (разгонный блок) ДМ-03 от ракет «Протон-М», предназначенную для довыведения космического аппарата на геостационарную орбиту. Заявляемый общий бюджет российско-казахстанского комплекса «Байтерек», предполагающего запуск «Союз-5» с Байконура (Казахстан), составляет 14,4 миллиарда долларов. В эту сумму входит 240 пусков, которые планируется осуществить в течение 40 лет. Старт «Союз-5» с Восточного, если и возможен, то не ранее 2028 года.

Первое летное испытание «Иртыша» должно состояться в 2022 году. К этому времени Казахстан, выступающий партнером России по проекту, должен на собственные средства переоборудовать пусковую площадку для «Зенитов» на Байконуре. Ракета «Союз-5» должна запустить на околоземную орбиту многоразовую «Федерацию» (в беспилотном режиме), изначально заявляемую в качестве замены действующих пилотируемых кораблей «Союз МС». Затем та же «Федерация» должна запускаться еще три раза (в 2023, 2024 и 2025 годах). В случае успеха летные испытания ракеты и корабля будут признаны завершенными. Все эти старты предлагается проводить с Байконура.

Ракетой всем

Зачем нужен «Союз-5», если аналогичные задачи могут решать ракеты «Союз-2»? Официальные лица выдвигают несколько причин в пользу целесообразности создания замены «Зенитам», которыми еще в СССР планировалось заместить семейство Р-7.

Во-первых, разработка носителя позволит поддержать потенциал конструкторов «Энергии» и «Прогресса». Во-вторых, таким образом будет задействован самый мощный в мире жидкостной ракетный двигатель РД-171МВ. В-третьих, получают шансы на возрождение проекты «Морской старт» и «Наземный старт», в настоящее время принадлежащие компании S7 Space. В-четвертых, именно в рамках «Союз-5» Россия запланировала продолжение сотрудничества с Казахстаном в космической отрасли. В-пятых, почему-то «Иртыш», а не какая-либо из ракет «Ангара», должен конкурировать с тяжелым носителем Falcon 9 американской компании SpaceX. В-шестых, действующие планы «Роскосмоса» предполагают запуск «Федерации» на «Союз-5». В-седьмых, «Иртыш» должен стать основой для российских сверхтяжелых ракет «Енисей» и «Дон».

Этот список можно продолжить еще несколькими пунктами. Однако уже имеющихся вполне достаточно, чтобы выразить сомнения в реализуемости заявляемых госкорпорацией планов. Если первые два положения, касающиеся вовлечения в проект конструкторов ракет и двигателей ради самого проекта, обычны для российской космической отрасли, что видно на примере семейства «Ангара», то остальные смотрятся странно.

Атлант не расправил плечи

Касательно перспектив «Союз-5» имеются несколько вопросов. Первый о роли в проекте S7 Space. С одной стороны, компания недовольна утвержденной «Роскосмосом» конструкцией ракеты, с другой — заявляет о разработке собственного носителя «Союз-7» (не путать с другим «Союз-7», она же — «Волга», разрабатываемая в качестве центрального блока «Енисея»), которая, однако, проходит не слишком успешно.

В ноябре 2018 года теперь уже бывший генеральный директор S7 Space Сергей Сопов рассказал о бюрократии и незаинтересованности в партнерстве со стороны госпредприятий российской космической отрасли. По его словам, «Роскосмос» проигнорировал предложение компании на общую сумму 2,5 миллиарда долларов по заказу 50 единиц «Союз-5» с авансом на 10 ракет и опционом еще на 35 носителей. Сопов также отметил задержки с поставками комплектующих для ракет «Зенит-3SL», вызванные неспешностью российских властей. Потому неудивительно, что уже в марте стало известно, что S7 Space скорее всего совсем откажется от «Зенитов».

Стоит добавить, что после того как Рогозин возглавил «Роскосмос», из «Энергии» в S7 Space ушли ключевые разработчики «Союз-5» (Игорь Радугин) и «Федерации» (Николай Брюханов). После ухода из компании Сопова ее возглавила бывший руководитель ЦЭНКИ (Центра эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры) Рано Джураева.

В настоящее время в частной компании сформировалась альтернативная команда профессионалов, способная взять на себя компетенции госкорпорации, связанные с гражданской и коммерческой космонавтикой, в частности, запуск иностранных спутников и управление МКС. Последнее с высокой вероятностью может произойти, когда российская пилотируемая космонавтика совсем перестанет интересовать американцев и тем самым перестанет приносить доход. Еще большую долю неопределенности в ситуацию вносит трагическая гибель совладелицы S7 Group Наталии Филевой.

Вспоминая Украину

Другой момент, который вызывает скептическое отношение к «Союз-5», связан с Казахстаном. В проектах «Союз-5» и «Федерация» нет военной составляющей, и для их запуска, казалось бы, должен идеально подходить Восточный, заявляемый «Роскосмосом» в качестве «первого гражданского космодрома России». Вместо этого на Восточном строится площадка для запуска ракет «Ангара-А5», которая, конечно, не останется без внимания Минобороны.

Последний «Протон-М» с Байконура в интересах военных должен полететь в мае 2019 года. Сами эти носители, по всей видимости, перестанут летать к 2023 году. После этого на Байконуре должны остаться только действующие стартовые столы под «Союз-2» и «Сункар» (казахстанское название для «Союз-5»). Последний станет единственным, с которого будет возможен пуск «Иртыша», из-за чего возникает естественный вопрос о целесообразности новую ракету с новым кораблем запускать с космодрома, находящегося на территории иностранного государства. Здесь особенно поучительна ситуация с Украиной, текущий статус отношений России с которой сделал невозможным запуск ракет «Зенит».

Стабильность текущих контактов России и Казахстана в космической отрасли поддерживается фактором МКС, в которой ведущая роль принадлежит США. Именно участие Соединенных Штатов делало возможным бесперебойную поставку различного рода украинских комплектующих, в частности, системы управления для ракеты «Союз-ФГ», с помощью которой американские (и российские) члены экипажа доставляются на околоземную орбиту. В 2020 году, когда НАСА сертифицирует пилотируемые корабли SpaceX Crew Dragon и Boeing Starliner, Москва и Нур-Султан потеряют своего арбитра в лице Вашингтона — третьей заинтересованной стороны.

Вероятно, «Роскосмосу» не нужен «Союз-5», и ракета может вовсе не полететь. Причин для этого достаточно. Это могут быть, например, трудности с казахстанской стороны, включая неготовность стартового стола для нее, за создание которого отвечает Нур-Султан, и ухудшение взаимоотношений с Москвой.

Другой причиной может быть неготовность к 2020 году «Федерации». В феврале Рогозин заявил, что перспективный корабль не имеет смысла использовать для регулярных полетов на околоземную орбиту, для чего предлагается по-прежнему запускать «Союз МС». Вместо этого «Федерацию» якобы планируется готовить для Луны, полет к которой потребует тяжелой «Ангары» или сверхтяжелого «Енисея», стартующих с Восточного.

В любом случае запуск «Союз-5» зависит от одновременного выполнения слишком большого числа факторов. При этом в случае неудачи у госкорпорации появится очередной повод перестать тратиться на пилотируемую космонавтику и направить еще большее финансирование в «Центр Хруничева».

Черная дыра

В действительности разработку «Союз-5» действующий глава госкорпорации хотел притормозить еще в июне 2018 года. Тогда менеджер заявил, что эскизный проект «Союз-5» с керосиновым РД-171МВ будет пересмотрен, а новая ракета может получить двигатели на метане. Однако впоследствии Рогозина поправил президент России Владимир Путин, потребовав ускорения сроков испытаний техники.

В апреле глава «Роскосмоса» во время посещения московского производителя «Протон-М» и «Ангара-А5» фактически признался в том, что «Союз-5» на метане в обозримом будущем был бы невозможен. По мнению руководителя госкорпорации, «метановый двигатель даст нам возможность многократного использования ракет-носителей», а создать такой силовой агрегат можно всего за «пару-тройку лет, но для этого нужны средства, которых пока нет», поскольку они вложены в программу финансового оздоровления «Центра Хруничева».

В настоящее время предприятие, позиционируемое как «один из мировых лидеров в области разработки и серийного производства крупногабаритных орбитальных модулей», неспособно не только произвести, но даже поменять многоразовые топливные баки на одноразовые у модуля «Наука», строящегося почти четверть века. При этом глава «Центра Хруничева» Алексей Варочко отчитывается, что долговая нагрузка предприятия за полгода благодаря государственным субсидиям снизилась более чем на 30 миллиардов рублей и достигла 84 миллиардов.

Крайне нелепым выглядит название ракеты «Союз-5», предложенное лично Рогозиным. Кроме того, что Иртыш — это грязнейшая река Сибири, которая таковой становится сразу в трех странах — Китае, откуда берет начало, Казахстане и России, нельзя не учитывать, что выбранное для конкурента американской Falcon 9 название, вообще говоря, труднопроизносимо для англоговорящих. Впрочем, иностранцам вряд ли потребуется произносить столь непривычные для себя слова, а россиянам к подобным решениям, отличающимся рациональностью и продуманностью, известными лишь их авторам, привыкать не приходится.

Ну а пока «Роскосмос» осторожно заявляет, что может в течение двух-трех месяцев перевести пуски грузовых кораблей с Байконура на Восточный. К пилотируемым стартам с дальневосточного космодрома можно подготовиться за полтора года, что потребует, кроме активной работы, 6,5 миллиарда рублей. Для этого необходимо всего лишь достроить башню обслуживания, открыть районы для приводнения корабля в Тихом океане на случай аварии и создать морские поисково-спасательные отряды.

Андрей Борисов

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности