Лента добра
Мир
Больше интересного — в нашем Telegram

Друг у ворот

Почему дружили и ссорились Россия и Китай — самые могущественные державы Евразии
Си Цзиньпин и Владимир Путин
Фото: Сергей Гунеев / РИА Новости

Россия и Китай соседствуют уже 400 лет. За это время страны прошли и через горячую дружбу, и через ледяное непонимание и даже открытую неприязнь. Сегодня российско-китайское взаимодействие строится не только на обоюдном уважении и сотрудничестве, но и на личных отношениях глав государств. Владимир Путин и Си Цзиньпин ходят в баню, угощают друг друга мороженым, блинами и даже загадочным блюдом «собака не обращает внимания». «Лента.ру» в рамках совместного спецпроекта с онлайн-кинотеатром Okko рассказывает о непростом пути к дружбе двух крупнейших стран восточного полушария.

2019 год станет определенной вехой в отношениях России и Китая. Одна страна все еще испытывает фантомные боли своего коммунистического прошлого, другая до сих пор претворяет в жизнь идеи социализма. В обоих государствах хорошо знают и помнят, что такое пятилетка, и именно в 2019 году российскому развороту на Восток исполняется пять лет.

В мае 2014 года, спустя несколько месяцев после присоединения Крыма к Российской Федерации, Владимир Путин отправился с визитом в один из самых развитых городов Китая — Шанхай. Там он встретился с председателем Си Цзиньпином и обсудил с ним дальнейшее российско-китайское сотрудничество, на которое многие тогда уповали как на последнее спасение от санкционного режима США и Евросоюза. В заголовках государственных СМИ появилась фраза «поворот на Восток».

Однако несмотря на то, что и журналисты, и эксперты, и политики стали уделять особое внимание новому направлению, некоторые считают, что нет оснований говорить о каком бы то ни было «развороте».

Во-первых, никто из первых лиц официально о новом курсе не заявлял. Бывший первый вице-премьер Игорь Шувалов, к примеру, вообще отрицал его существование. «Даже когда у нас не было всего этого санкционного пакета и вот этой риторики, мы объявили о своих планах развивать торговлю с восточным миром много ранее. Мы считаем, что это экономически целесообразно», — говорил он. Речь шла не только о Китае, но и о других странах Восточной Азии. Однако сути это не изменило: Россия ни к кому неожиданно не разворачивалась, сотрудничество всегда было, — и было последовательным. Спорить с этим сложно, как сложно и не дружить со страной, с которой делишь границу в четыре тысячи километров. Ведь это может оказаться очень дорогим и опасным удовольствием.

Во-вторых, некоторые из тех, кто находится в непосредственной близости от Китая, а именно — жители российского Дальнего Востока, утверждают, что особое внимание восточному направлению Россия начала уделять намного раньше, чем присоединила к себе Крым. В частности, в 2012 году весной было создано Министерство развития Дальнего Востока, а в сентябре на острове Русском во Владивостоке прошел саммит лидеров экономик АТЭС. К этому времени регион, в частности Приморье, успели облагородить: о проведении мероприятия было известно уже в 2007 году. Спустя год бывший тогда премьером Путин говорил о необходимости развивать инфраструктуру региона, а саммит АТЭС — «дополнительный толчок для развития региона, не более того». В общем, российско-китайское сотрудничество имеет куда более долгую историю, а связи соседних стран намного глубже, чем кажется на первый взгляд.

От данника до союзника

С точностью сказать, когда именно появились первые контакты между народами двух стран, сложно. По одной из версий, купцы могли узнать о богатой восточной стране от иностранных партнеров по бизнесу, а Лев Гумилев утверждал, что Китай упоминался уже в «Слове о полку Игореве» (написано около 1187 года). Однако такая версия критику выдерживает довольно плохо. В целом исследователи согласны с тем, что первые знания о Китае русские получили, скорее всего, от других народов.

Само слово «Китай» на самом деле к китайцам отношения практически не имеет, оно происходит от похожего «кидань». Киданями называли народ, проживавший на территории сегодняшнего северо-востока Китая и российского Приморья. С 916-го по 1125 год просуществовало созданное ими государство Ляо. Затем вариация названия этноса «китаи» через тюркский и монгольский попала в русский язык.

По другой распространенной версии, первые китайцы попали на Русь вместе с монголами, которые в первой половине XIII века пришли на запад современной России. Первое задокументированное упоминание Китая относится именно к этому периоду. А вот в китайских письменах о русских впервые говорится в 1330-х годах. «Русский полк», вероятно, попал в Пекин с монгольской помощью: в то время ханы набирали военных на подвластных им территориях. Дальнейшая судьба первых русских в Китае остается неизвестной.

Реальный интерес к восточному соседу у России вслед за Европой появился в XVII веке. В 1618 году в Пекин было направлено первое российское посольство во главе с томским казаком Иваном Петлиным. Путешествие из Тобольска до столицы Китайской империи заняло три месяца, однако визит был довольно коротким и уложился всего в четыре дня.

Само мероприятие вообще закончилось дипломатическим фиаско. Петлина не допустили к императору (еще бы, ведь он был всего лишь обычным казаком), к тому же послы не удосужились привезти достойные дары Сыну Неба. В общем, при китайском дворе так и не поняли, как относиться к «заявившимся в столицу варварам».

Несмотря на фактический провал, экспедиция Петлина проложила сухопутный маршрут до Пекина и установила первый контакт с Поднебесной. Кроме того, китайские чиновники передали российскому правительству документ, который разрешал странам вести торговлю (технически это рассматривалось бы Китаем как подношение дани «варварами», а Пекин посылал ответные дары). Правда, в XVII веке на Руси не нашлось человека с достойным знанием китайской грамоты, поэтому послание осталось нерасшифрованным.

В середине XVII века Российская империя раскинулась на Восток, к ней присоединили Западную Сибирь, а первопроходцы активно изучали дальневосточные просторы. На новых территориях тогда жили отдельные племена и народности, а государственности как таковой не существовало, поэтому вхождение новых земель в состав России было мирным.

Однако китайские историки имеют на этот счет другое мнение. Они указывают, что казаки захватили земли коренных народов и занимались колониальной экспансией. Местные якобы называли их «злобными демонами, питающимися человечиной».

В это же время в Китае произошла смена правящих династий. Маньчжурские завоеватели основали династию Цин. Расширение Российской империи на восток, а Китайской — на север привело к тому, что государства фактически стали соседями. А соседи, как известно, иногда ссорятся. Маньчжуро-казацкие стычки в Китае интерпретировали как карательные экспедиции в стан обнаглевших «варваров», а в России — как посягательство на территорию. Культурный диалог не получался.

Примечательным эпизодом, который показал, насколько глубоким было недопонимание между соседями, произошел в 1654 году. Тогда торговый караван Петра Ярыжкина, а вслед за ним российское посольство во главе с Федором Байковым отправились в Пекин. Ярыжкину при этом не давалось никаких официальных полномочий, но цинские чиновники приняли его за дипломата, а он не стал их разочаровывать. Это стоило Российской империи статуса в глазах китайцев.

Не оповещенный о последствиях, но польщенный отношением китайской стороны Ярыжкин совершил обряд коутоу — поклонения китайскому императору. Поклон этот был не просто проявлением вежливости, он символизировал готовность покориться китайскому правителю, а привезенные им товары рассматривались в качестве дани цинскому двору. Когда же в Пекин прибыло официальное посольство во главе с Байковым, он, не будучи в курсе поклонов Ярыжкина, признавать себя данником отказался. За это его и его свиту отправили обратно в Москву — миссия окончилась неудачей.

В дальнейшем все попытки российской стороны установить дипломатический контакт с Пекином рассматривались Китаем как даннические отношения, а появление большего количества российских подданных — как варварская экспансия. Взошедший на престол в 1662 году император Канси относился к захватчикам с севера довольно жестко: в 1680-м в Пекине был принят «Стратегический план усмирения варваров», который вскоре привели в действие.

После того как китайские войска осадили Албазинский острог (ныне — район Сковородино в Амурской области) в 1685-м, в августе 1689 года в Нерчинске прошли первые полноценные дипломатические переговоры. Тогда же был заключен первый в истории российско-китайский договор, согласно которому Россия уступала Китаю верхнее и среднее течение Амура, Албазинский острог договорились уничтожить, а его жители должны были вернуться на российскую сторону. В то же время российским дипломатам удалось отстоять территорию Забайкалья и берег Охотского моря. Китайцы в свою очередь поклялись не заселять албазинскую землю.

В следующем веке отношения между странами были спокойными. У России появились заботы на южных и западных рубежах, поэтому конфликтов на Востоке старались избегать. В 1727 году стороны подписали второй договор — Кяхтинский. Важно отметить, что в ходе переговоров российская сторона подчеркивала, что не является данником или вассалом Китая. Кроме того, с этих пор между странами установился стабильный товарооборот. Некоторые исследователи оценивают Кяхтинский договор как отправную точку российско-китайской дружбы. К тому же после этого российские и китайские дипломаты установили более тесные связи и стали обмениваться визитами.

В XVIII веке российские обыватели уже могли узнать что-то о Поднебесной из «Ведомостей». В Китае же заметки о России иногда публиковали в официальной газете «Цзин бао» («Столичный вестник») и в хрониках деятельности императоров. Представление китайцев о русских тоже изменилось: они поняли, что имеют дело с развитым государством, а не с варварской периферией.

В 1851 году товары обеих стран были освобождены от таможенных пошлин. Спустя семь лет был заключен Айгунский договор, по которому российско-китайская граница разделялась по реке Амур, а Приморье стало российским. Позднее Пекинский договор 1860 года подтвердил условия заключенных ранее договоренностей, уточнялась граница между странами. В то же время расстановка сил на Дальнем Востоке в это время изменилась радикально. После вторжения западных войск в Китай и развязывания Великобританией двух опиумных войн, в которых Цинская империя потерпела сокрушительное поражение, стало понятно, что относиться к западным странам как к варварским уже нельзя. Пекинский договор, однако, как отмечают историки, отличался от тех, что Китай заключал с западными державами, и был более равноправным.

К концу XIX века Россия и Китай заключили первый союзный договор. Это случилось в 1896 году — после того, как Китай потерпел поражение в Первой японо-китайской войне. Документ предусматривал военную помощь в случае японской агрессии.

Тогда же началось строительство Китайско-восточной железной дороги (КВЖД), которая через Северо-Восточный Китай соединяла Читу и Владивосток. Вокруг ее постройки было много дебатов, главным образом потому, что вдоль нее создавалась особая полоса отчуждения, а общество КВЖД получало право «безусловного и исключительного управления своими землями», которые освобождались «от всяких поземельных налогов».

Неспокойный рубеж

В XX век Россия и Китай вступили как страны с самой протяженной сухопутной границей в мире. Однако земли от Афганистана до побережья Тихого океана и Корейского полуострова, по которым проходил рубеж, не были испокон веков заселены русскими и китайцами. Там, где соприкасались две империи, проживало большое количество народов. Предстояло решить вопрос их самоопределения, ведь некоторые территории были буквально разделены пополам российско-китайской границей.

Тем не менее демаркация границы уже не была большой проблемой, и нюансы решались последовательно — на основе обсуждений и договоров.

Спокойствие было нарушено, когда в начале столетия обе страны были потрясены масштабными революциями. В 1911 году под предводительством отца китайской нации Сунь Ятсена в Китае началась Синьхайская революция. Вместе с падением маньчжурской династии Цин прекратилось и правление маньчжуров во Внешней Монголии, в 1912 году она стала независимой. Гарантом ее существования отдельно от Китая стала Россия, однако китайцы все же не оставляли попыток вернуть вновь образовавшуюся страну в свои владения. В то же время о желании самоопределиться заговорили тувинцы, захваченные маньчжурами еще в XVIII веке. Монгольский и тувинский вопросы на некоторое время омрачили отношения России и Китая.

После Октябрьской революции 1917 года российские границы на западе сильно изменились: Финляндия, Польша, Литва, Латвия и Эстония стали независимыми. На востоке к этому времени российско-китайская граница была разделена на два участка, между которыми находилась Внешняя Монголия.

До 1926 года советское руководство поддерживало новую китайскую власть — националистов из партии Гоминьдан — и в то же время помогало зарождающемуся коммунистическому движению. В целом обстановка в Китае была далека от стабильной: на севере власть фактически принадлежала милитаристским группировкам, а внутри страны разгорался конфликт между националистами-гоминьдановцами и коммунистами.

Внутрикитайская смута задела и российские интересы. В 1929 году произошел конфликт на КВЖД, но Красной армии удалось разгромить маньчжурские формирования. Вскоре работа железной дороги была восстановлена, а советские власти пытались убедить китайцев, что СССР им не враг.

В 1930-х годах Северо-Восточный Китай уже был захвачен японскими оккупантами, а на его территории создано марионеточное государство Маньчжоу-го, которому в итоге была продана КВЖД. Хотя японцы и угрожали вторжением на территорию СССР, серьезно российско-китайскую границу они все же не нарушили. Маньчжурское правительство даже вело переговоры с советским по вопросам пограничного речного судоходства.

После окончания Второй мировой войны китайское правительство Гоминьдана понимало, что формирование границы с Россией уже закончилось, а потому серьезных претензий у стран друг к другу не было.

Очередная волна напряженности нависла над границей после того, как гоминьдановцы потерпели поражение в гражданской войне, и в 1949 году коммунистический лидер Мао Цзэдун объявил о создании Китайской Народной Республики. Придя к власти, он заявил о праве Китая на «спорные» пограничные территории — около 40 тысяч квадратных километров земли. Об этом советское руководство узнало лишь в 1964 году, когда стороны обменялись картами в ходе консультаций по уточнению советско-китайской границы. Китайское правительство заявляло о неравноправности заключенных ранее договоров, и, по его мнению, «возврату» подлежало 1540 тысяч квадратных километров земли, в том числе все Приморье и Приамурье, а также часть территорий Казахстана, Киргизии и Таджикистана.

Если не брать в расчет территориальные притязания, в середине XX века две страны коммунистического лагеря неплохо ладили. В феврале 1950 года главы МИД двух стран — Чжоу Эньлай и Андрей Вышинский подписали сроком на 30 лет Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи. Советская власть взяла курс на полную поддержку соратника по коммунизму. Правда, геополитические причины для этого были обдуманы гораздо в меньшей степени, нежели идеологические. Некоторые историки считают, что всестороннюю помощь Пекину Москва оказывала исходя из личных марксистских взглядов Иосифа Сталина.

Евгений Бажанов, российский китаевед, доктор исторических наук и ректор Дипломатической академии МИД России, отмечает: «В целом в 1950-х годах Советский Союз помог КНР в сооружении свыше 250 крупных промышленных предприятий и других объектов, предоставил льготные кредиты почти на два миллиарда рублей. СССР внес вклад в создание авиационной, радиоэлектронной, автомобильной и других ключевых отраслей промышленности. В Китае работало свыше 10 тысяч советских специалистов в различных областях экономики, образования и культуры (не считая военных), в СССР получили дипломы о высшем образовании более 11 тысяч китайцев, еще около трех тысяч специалистов и ученых прошли производственную практику. СССР предоставил Китаю 11 льготных долгосрочных кредитов на сумму около двух миллиардов инвалютных рублей. В Пекине поддерживали все внешнеполитические шаги Кремля, выражали солидарность с советским руководством в критические моменты. Обе стороны выступали с одинаковых позиций по основным проблемам современности, региональным конфликтам, заявляли о своей решимости совместно противостоять "провокациям империалистических сил"».

Однако после смерти Сталина и развенчания культа его личности Мао обвинил советские власти в ревизионизме, отношения стали ухудшаться. Тогда же председатель КНР объявил договор 1950 года неравноправным. «В 1950 году из-за большой разницы в государственной мощи СССР относился к Китаю как к младшему брату. В связи с этим я считаю, что по сути Договор о дружественном союзе и взаимной помощи между КНР и СССР является неравноправным договором», — заявил он в интервью.

Если еще в 1950-х годах китайское руководство говорило о положительной роли СССР в развитии Китая, то спустя десять лет о советской помощи уже либо умалчивалось, либо говорилось предвзято. Упор делался на снисходительное отношение Москвы к Пекину в формате «старший — младшему».

Отношения вновь потеплели только после смерти Мао в 1976 году. К началу 1980-х возобновились политические консультации, к середине десятилетия страны открыли генеральные консульства в Шанхае и Ленинграде. В 1989 году с визитом в Китай генсека ЦК КПСС Михаила Горбачева межгосударственные связи полностью восстановились.

***

После распада Советского Союза в 1991 году в отношениях России и Китая начался принципиально новый этап. В него страны вступили, будучи дружественными государствами, не имеющими друг к другу территориальных претензий (в 2004 году российский лидер Владимир Путин подписал Дополнительное соглашение о российско-китайской государственной границе на ее восточной части, согласно которому Китаю передавались остров Тарабаров, части Большого Уссурийского острова в Хабаровском крае и острова Большой в Читинской области — прим. «Ленты.ру»).

В 1996 году страны перешли к стратегическому взаимодействию, а спустя шесть лет был подписан Российско-китайский договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. Тогда же была создана Шанхайская организация сотрудничества, в которую вошла Россия.

С начала 2000-х страны проводят совместные военные и антитеррористические учения, проходят перекрестные годы русского и китайского языков. Свой первый государственный визит нынешний председатель КНР Си Цзиньпин в 2013 году совершил именно в Москву. С каждым годом интерес к Китаю в России растет, в вузы приходит все больше абитуриентов, желающих изучать китайский язык и культуру, постепенно пропадает страх перед китайцами как перед кем-то чужим, незнакомым и непонятным.

Конечно, в России и в Китае существуют разные взгляды на происходившие в истории события, и это нормально. Однако страны проделали долгий путь от трудностей перевода и дипломатических провалов до всеобъемлющего взаимодействия и партнерства — уровня, которого раньше достичь не удавалось.