Лента добра
Ценности
Больше интересного — у нас во «ВКонтакте»

Краденый мир

Почему модные дизайнеры все чаще воруют идеи друг у друга
Фото: Off-White

Креативный директор брендов Louis Vuitton и Off-White Вирджил Абло оказался в центре скандала. Его обвинили в незаконном копировании одежды независимого немецкого дизайнера во время работы над новой коллекцией Off-White. «Лента.ру» разобралась в причинах скандала и вспомнила другие нашумевшие случаи плагиата.

На хайпе

Вирджил Абло — один из самых популярных дизайнеров в мире, прошедший путь от рядового члена креативной команды Канье Уэста до создателя популярного бренда и креативного директора культового Louis Vuitton. Его боготворят юные хайпбисты, хвалят модные критики, дружбой с ним гордятся звезды первой величины, а его назначение разом привлекает к бренду новую аудиторию. Абло называют чуть ли не единственным, кто умеет успешно соединять мир высокой моды и уличной одежды.

Любой показ Off-White и Louis Vuitton становится событием, привлекает повышенное внимание и разбирается до мелочей, что регулярно приводит к скандалам. Последний развернулся вслед за показом Off-White в январе 2019 года. Продемонстрированный на нем желтый ансамбль администраторы Diet Prada — популярного аккаунта в Instagram, который ищет плагиат в модной индустрии — посчитали копией куртки и штанов расположенного в Кельне бренда COLRS, впервые представленных на неделе моды в Лагосе в январе 2018 года.

При этом Вирджил умудряется удивительным образом выходить сухим из воды многочисленных скандалов, сопровождающих показы. В марте 2018 года блогеры устроили настоящую потасовку перед входом на показ Off-White, а некоторым удалось прорваться в зал без пригласительных билетов. В июле уже на показе Louis Vuitton Абло посадил в первый ряд своего друга Иана Коннора, обвиненного в изнасиловании. Каждый раз Абло или уклонялся от комментариев, или делал вид, что ничего не произошло.

Так же мэтр поступил и на этот раз. В недавнем интервью журналу The New Yorker Вирджил отверг все обвинения: «Использование желтой ткани с узором [в виде граффити] и было основной претензией. Поднимайте тревогу! Я мог бы долго говорить про человеческую природу и про то, что негатив для людей выступает неким магнитом. Поэтому мир такой, какой есть. Добро не может победить, когда кругом столько негативной энергии». Попутно Абло намекнул на расизм своих критиков: «Очень удобно тыкать оттуда в кого-то и говорить: “Ты не можешь быть дизайнером. Завязывай. Чтобы быть дизайнером, нужно было родиться в Бельгии”».

C Diet Prada у дизайнера давние счеты. В августе 2018 года администраторы аккаунта обнаружили, что солнцезащитные очки из коллекции Off-White подозрительно напоминали очки Onkler 2016 года. Та же леопардовая расцветка и та же надпись For your eyes only — «Только для ваших глаз» на внутренней стороне дужек. Вся разница в форме оправы и в том, что у Абло фраза взята в кавычки. В защиту Вирджила нужно отметить, что популярным эту фразу сделал двенадцатый фильм о Джеймсе Бонде с Роджером Муром в главной роли, вышедший на экраны еще в 1981 году.

В том же 2018 году Diet Prada уличила его в копировании стула легендарного Пола Маккобба. Стул стал частью линейки Markerad — коллаба Абло и Ikea. За два года до этого Off-White выпустил белую футболку с принтом, шрифт которого был придуман домом AG Fronzoni в 1966 году.

В поисках вдохновения

Как правило, все обвиненные в плагиате дизайнеры отвечают однообразно. Или они не видят самого плагиата, а сходство считают лишь базовым, или называют объект копирования источником вдохновения, или заявляют, что у них с дизайнером оригинального изделия был одинаковый источник этого самого вдохновения. Если речь идет о представителях высокой моды, то дальше обсуждения в интернете и СМИ дело не доходит. Другое дело, если фактически реплика показанного на подиуме поступает в продажу массового бренда вроде Zara, H&M или Forever 21.

Если на тяжеловесов индустрии и подают в суд, то делают это в основном небольшие бренды, для которых это шанс не только заработать, но и привлечь к себе дополнительное внимание. Украинский дизайнер Ксения Шнайдер в марте 2018 года обвинила испанского производителя одежды Zara в использовании своего принта на свитшоте Zara Kids. Надпись Sample Not For Sale («Не для продажи») использовалась брендом Ksenia Schneider в коллекции весна/лето 2017.

Еще один пример платы за копирование — судебные иски со стороны далеких от модной индустрии компаний. Например, американская корпорация Car-Freshner обратилась в суд с иском против модного дома Balenciaga. Компания обратила внимание на брелоки, практически полностью повторяющие ее продукцию — освежители воздуха Little Trees. Пресловутая «Елочка» — зарегистрированный товарный знак с 1952 года.

Если сходство чересчур очевидно, дело кончается многомиллионным судебным иском. Например, Gucci подал в суд на Forever 21, когда в итальянском доме посчитали, что новый бомбер американского бренда — копия их куртки. Американцы попытались выкрутиться, заявив, что сине-красно-синие и зелено-красно-зеленые полоски не являются интеллектуальной собственностью Gucci. Проблема была в том, что, во-первых, с 1979 года они являются зарегистрированным товарным знаком, а во-вторых, сходными полосками дело не ограничивалось: совпадало и их расположение, и основной цвет и фасон бомбера.

Dura lex

Именно полоски и подвели американцев — суд посчитал, что они являются интеллектуальной собственностью Gucci и удовлетворил иск итальянцев. Это поражение стало для Forever 21 первым за 27 лет, при том что за эти годы на нее подавали в суд 50 раз и ни разу не выиграли. Все дело в том, что доказать факт плагиата практически невозможно — изделия разных брендов хоть чуть-чуть, но отличаются по цвету, оттенку, содержанию надписей и так далее.

Да и законы главных рынков мира — США и КНР — скорее на стороне тех, кто копирует. Китай известен своим лояльным отношением к подражателям, особенно когда они доморощенные. И речь не только об индустрии моды: в Поднебесной копируют электронику, смартфоны и даже автомобили. В Соединенных Штатах споры о копировании регулирует закон Чака Шумера от 2010 года: «Дизайнер, который утверждает, что его работа была скопирована, должен показать, что его дизайн имеет “уникальные, легко отличимые, нетривиальные и не утилитарные отличия от уже существующих экземпляров”. Также дизайнер должен доказать, что копия в значительной степени идентична оригиналу, так что может быть принята за него».

При этом факторами, которые нельзя использовать при определении уникальности дизайна, закон определяет цвет, узоры и графику. Но самое главное — закон касается всех продуктов модной индустрии, включая сумки и солнцезащитные очки. При этом защита прав дизайнера действует лишь в течение трех лет после первого показа вещи на подиуме. Так что половина претензий к Абло как минимум не имеют юридической силы из-за срока давности, а оставшиеся разбиваются о пункт закона об идентичности.

В суде, прибегнув к различным экспертизам, легко доказать, что предметы не являются идентичными. Собственно, именно этим и пользуются в Forever 21 и Zara — другом известном любителе выпускать вариации на тему подиумных коллекций. В том или ином виде срок давности существует и в других странах. Удивительно, но до принятия закона Шумера в законодательстве США не было нормативного акта, регулирующего споры в индустрии моды, так что копировать было еще проще.

Все это приводит к тому, что публично предъявлять друг другу претензии у дизайнеров с мировым именем оснований нет: доказать факт плагиата почти невозможно, а выносить сор из избы в индустрии не принято. Редкий случай — многолетняя войны между Роберто Кавалли и Томом Фордом. Итальянец даже назвал американского коллегу «самым большим плагиатором в мире». На другом краю спектра — Канье Уэст, Херон Престон и все тот же Вирджил Абло, которые не только не подали иск против молодого плагиатора, но и поддержали его почин.

Хороший мальчик

В 2016 году Канье выпустил седьмой студийный альбом The Life of Pablo, а его друзья и соратники Престон и Абло разработали коллекцию мерчендайза Yeezy в поддержку пластинки. На груди футболок, лонгсливов и худи красовалась надпись «I feel like Pablo» («Чувствую себя Пабло»), а на спину был нанесен текст открывающего альбом трека Ultralight Beam. Коллекция пользовалась сумасшедшим успехом — перед точками продаж выстраивались огромные очереди из фанатов творчества Канье, Престона и Абло.

Самые ушлые из них тут же стали выпускать фейковые копии, которые предлагали купить в очереди. Но умнее всех оказался 17-летний Остин Баттс, который запустил собственный бренд Pablo. Начинающий дизайнер выпустил небольшую партию футболок с надписью Pablo, выполненную тем же шрифтом, что и на официальной одежде Yeezy. Так как шрифт по закону Шумера не является фактором уникальности, подать в суд на Баттса было нельзя. Поэтому Абло и Престон просто предложили продавать вещи Pablo через бутики Yeezy параллельно с официальной коллекцией I feel like Pablo. Дизайнеры похвалили юного коллегу и высоко оценили его труд.

Конечно, с откровенными подделками и фейком производители и продавцы брендовой одежды все же борются — впрочем, не особенно успешно. В век социальных сетей торговля нелегальными копиями и подделками процветает в интернете. Самые продвинутые дизайнеры научились иронизировать и над этим. Демна Гвасалия привез в Сеул коллекцию Official Fake — пародию на корейские подделки Vetements, а Алессандро Микеле разработал футболку Fake Gucci. Если не можешь бороться с восстанием, возглавь его. В условиях существующего законодательства только это и остается.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики