«Сейчас кого угодно можно выселить за пять минут»

Муж лишил россиянку прав на общее имущество. Но она не сдается

Дом

Кадр: фильм «Любит / Не любит»

Имущественные разбирательства — самые неприятные в процессе развода, хуже только борьба за детей. Но некоторые супруги умудряются разжечь конфликт из-за материальных благ еще будучи в браке и даже не собираясь разводиться. Всему виной жадность, или, возможно, разумная расчетливость.

Татьяне (имя изменено по просьбе героини) 32 года, мужу — 40, в семье двое малолетних детей. На протяжении всего брака — а это без малого пять лет — женщина думала, что живет с состоятельным человеком и никогда, даже в случае расставания, не останется с пустыми руками. Но реальность оказалась интереснее. Свою историю Татьяна рассказала «Ленте.ру».

Сказки не было

Начну с истоков. Моя история не про бедную провинциалку, которую из говна достали, обули, одели, короной снабдили, а потом отправили обратно в деревню Малое Грязево. Я родилась в Подмосковье, родители мои оттуда же. Жили всегда хорошо — отец сначала был обычным сотрудником на одном агропромышленном комбинате, мать там же работала. Потом, в 1990-х, комбинат реорганизовали, отец возглавил службу безопасности, а мать ушла в декрет и больше никогда в жизни не работала — семью содержал отец. Это важно, чтобы понять, с каким мировоззрением я росла: отец — стена, мать — хозяйка. Богатыми мы не были, но все, что тогда ценилось детьми и подростками, у меня было, — и компьютер, и CD-плеер, и шмотки всякие…

В институт поступили московский — другие варианты даже не рассматривались. Образование гуманитарное, но работать в итоге пошла в одну IT-фирму, в отдел маркетинга. Был 2009 год. Денег хватало на то, чтобы одеваться, покупать кое-какую косметику и изредка ходить с подругами в кафе. Квартиру для меня снимали родители, за что им большое спасибо.

Проработав чуть больше года, я вышла замуж в первый раз — за коллегу, естественно. Но он оказался, как говорила моя бабушка, «муж Иван, не приведи бог и вам». Образцовый провинциал — мелочный, склочный, занудный. Пилил меня, например, за любовь к «дорогим» туфлям. А туфли-то были копеечные. Ну и все в таком духе.

Квартира у него была своя, купленная в кредит до брака. И вот он просто одержим был этой ипотекой. Реально, до смешного доходило: пирожок боялся лишний купить. Если мне что-то было нужно сверх необходимого, вроде путевки в Испанию, я обращалась за помощью к родителям. Вместе мы отдыхать не ездили — дорого. Спасибо, хоть родить мне разрешил. Когда сыну исполнилось полтора года, я ушла.

Полная чаша

Уходила, конечно, не в никуда, а к своему нынешнему мужу. Он работал вместе с нами, сначала начальником отдела, потом вырос до финансового директора. Симпатии там были изначально, но я свернула не туда и оказалась в плену у своего ипотечника. Сбежала в один день — взяла ребенка и одну сумку вещей. Делить нам было нечего, развелись без конфликтов. Я думала, мой первый муж уволится, не станет работать с тем, кто разрушил его семейное счастье — если его можно так назвать. Но ничего, съел и не подавился. До сих пор трудится на той же позиции.

Сережа (имя изменено по просьбе рассказчицы — прим. «Ленты.ру») человек совсем другого уровня. Во-первых, он был элементарно обеспеченнее, но это не столь важно. Он состоятельный изнутри — вернее, так мне казалось. Никогда не жадничал, не было в нем этого. Ухаживать не ухаживал — какое там, когда я из одной семьи практически перепрыгнула в другую, да еще с ребенком. Но он все это нормально воспринял.

Расписались мы не сразу, только в 2014 году, после рождения первого совместного ребенка. Ни о каких брачных контрактах — и вообще ни о чем таком я не думала. Сережа умел внушить доверие. Квартира есть, машину он мне купил сразу же, еще задолго до свадьбы, — у меня и своя была, но очень старая. Что там на кого оформлено — ну откуда мне было знать?

Хочу пояснить — я никогда, вообще никогда не занималась дома никакой бюрократией — по счетам платил Сережа, налоги — тоже он, кредитка и так далее — все это меня не касалось. Я даже на визу документы ни разу сама не собирала — Сережина помощница все организовывала. Мое дело — воспитывать детей, хорошо выглядеть, ухаживать за мужем. Чистый домострой. Так было принято и у моих родителей, поэтому для меня эта схема абсолютно нормальна.

Первый звонок

А засвербило в моей голове только пару лет назад, когда Сережа решил, что нам нужна квартира побольше. Вот тут-то я узнала, что та, в которой мы живем, даже не оформлена на мужа — как оказалось, она принадлежала Сережиной маме. Я, конечно, видела ее фамилию в квитанциях за коммунальные услуги, но мельком, и значения этому не придавала.

Квартиру продали, взамен купили другую — красивую четырехкомнатную в старом доме около «Белорусской». В ней сейчас и живем. Проблема в том, что и эта квартира не наша — хотя, как и предыдущая, приобретена она была на деньги мужа. Но он снова все оформил на маму, и тогда я впервые задумалась — а что, собственно, происходит и почему.

Надо сказать, что никаких претензий непосредственно к свекрови у меня нет — она замечательная женщина, немного странная, правда. С отцом своих детей (у Сережи есть младший брат) развелась очень давно, сама их не воспитывала — скинула бабушке с дедушкой. Занималась своей личной жизнью, но как-то ничего из этого не вышло. Она и сейчас очень красивая, но одинокая. С внуками не то чтобы очень любит возиться — приедет, час — два пообщается и уезжает обратно. Когда нам нужно уйти куда-то без детей, вызываем няню.

Никаких причин одаривать ее дорогостоящей недвижимостью нет, вот к чему я все это рассказываю. Более того, у нее есть младший сын, а это значит, что после кончины мамы он сможет претендовать на нашу квартиру.

...И все последующие

Начинать конфликт из-за квартиры мне не хотелось — хотя представьте себе, что это такое — внезапно обнаружить, что ты живешь на чужой жилплощади. Накоплений нет — все где-то на счетах Сережи, а может и на счетах его мамы. Этого, к сожалению, мне никак не выяснить.

Впоследствии путем сложных изысканий я узнала, что на маму также оформлены две Сережиных машины, квартира в Болгарии, которую мы тоже купили, когда уже были женаты, и коттедж в районе Зеленограда. То есть фактически все имущество нашей семьи принадлежит маме.

Бежать к юристам я не стала — разводиться никто не собирался. Но у подруг совета попросила, хотя лучше бы молчала. Теперь меня все жалеют. Уверенность стопроцентная, что Сережа все записал на маму, чтобы в случае развода оставить меня с голой, простите, жопой.

А кое-кто считает, что это нормально — и на маму все оформлять, и оставить меня ни с чем. «А ты как-то вкладывалась? Ты же не работаешь», — заявила мне моя младшая сестра. Зависть — страшное дело. Я, конечно, ни копейки не заработала за последние восемь лет. Но содержать в порядке дом, ухаживать за детьми, за мужем, — это тоже работа. Где-то недавно прочитала, что американцы годовую зарплату домохозяйки оценивают в какие-то бешеные тысячи, кажется, больше 200 тысяч долларов. Только нам никто этих денег не платит.

Расходимся?

Неприятный разговор с Сережей у меня все же состоялся — в начале января этого года. Дело в том, что он собрался купить сразу две квартиры в новом жилом комплексе в Албании. Там же планируют купить квартиры его друзья и их знакомые. Идея такая — сделать дом «для своих», чтобы все жильцы друг друга знали. Ну, он мне, конечно, об этом рассказал. А я спросила, собирается ли он и это жилье оформить на маму.

Реакция была однозначно неадекватная. У меня муж вообще спокойный, орет крайне редко, а на меня — вообще никогда. А тут я получила по полной программе. Если коротко — я завистливая, жадная, всем обеспечена, зажралась, и вообще не мое это дело — на кого, что записано.

Ни с одним из этих утверждений я не согласна. Ну где я зажралась? Могу на маникюр месяц не ходить, все время с детьми. Дорогих подарков не требую, машина у меня пять лет одна и та же. Вообще никогда ничего не прошу — сам дарит иногда какие-то вещи, так что — отказываться?

С другой стороны — я же в уязвимой позиции, а хочется чувствовать себя уверенно. Вот не дай бог, с ним что-нибудь случится. Где гарантия, что на следующий же день его мама не отправит меня на выход с вещами? А главное — дети совершенно не защищены. Ну, есть у них прописка. Но сейчас же кого угодно можно выселить за пять минут, было бы желание.

Я бы поняла, если бы муж был владельцем бизнеса, индивидуальным предпринимателем — тогда ясно, спрятал имущество на случай банкротства. Но он же нанятый сотрудник, личной финансовой ответственности за дела компании не несет. И у компании, кстати, дела в полном порядке.

Вот как объяснить такое поведение, кроме как желанием обезопасить себя от возможных имущественных притязаний? Никак. Значит, человек уже заранее, будучи в полной гармонии со мной, думал о разводе. Просчитывал варианты. Это так противно, слов нет. И откуда такая предупредительность? До меня никаких жен не было, печальный опыт отсутствует.

Сейчас мы друг с другом не разговариваем — второй месяц уже. Стараемся на расстоянии держаться. В доме, конечно, ненормальная обстановка. Сдерживаемся ради детей. На сколько меня еще хватит — не знаю. Если будет ор, нежелание как-то пойти навстречу, — найду грамотного юриста, чтобы оценить перспективы. Я оказалась в очень шатком положении — по собственной дурости. И сыновей подставила.

***

Обратная связь с отделом «Дом»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: dom.lenta@rambler.ru

Мария Волкова

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности