Лента добра
Экономика

Болезни роста

Почему в России и Америке дети из бедных семей не могут разбогатеть и стать успешными
Фото: Mario Tama / Getty Images

Воспитание детей традиционно считается личным делом каждой семьи, это та зона, куда родители порой просто не пускают. Подход к воспитанию, как все привыкли думать, формируется исходя из психологии, пережитого в детстве опыта и социальных стереотипов. Однако это не совсем так. Экономисты Фабрицио Цилиботти и Маттиас Дёпке считают, что для получения целостной картины необходимо также учитывать экономическую ситуацию в каждой отдельно взятой стране. «Лента.ру» ознакомилась с их новой книгой «Любовь, деньги и воспитание» и рассказывает, что общего у родителей из России и США и почему они никогда не поймут шведов.

Приспособились

Труд Цилиботти и Дёпке увидел свет в начале февраля. Главная мысль книги состоит в том, что экономические условия и то, как они со временем трансформируются, напрямую влияют на подход к воспитанию. По словам авторов, эту взаимосвязь они впервые начали прослеживать на собственном примере и примере своих детей. У Фабрицио есть дочь, а у Матиаса — трое сыновей. Они обратили внимание на то, как разительно отличается их собственный подход к воспитанию детей от подхода их родителей. Детство обоих авторов пришлось на 70-е годы, Матиас родился и рос в Германии, Фабрицио — в Италии. «Несмотря на разные страны, в подходе наших отцов и матерей было много общего», — говорят исследователи. Им предоставляли много свободы и позволяли быть самостоятельными, родители редко вмешивались в их жизнь, разрешали проводить достаточно времени с друзьями и не ругали за плохие оценки.

Фабрицио и Матиас ожидали, что будут такими же либеральными родителями в будущем. Однако, когда они обзавелись собственным потомством, то с удивлением обнаружили, что выбор воспитательной модели в конечном итоге зависел не от их представлений о воспитании и опыта, пережитого в детстве, а от окружающей среды. «Моя семья немного уникальна тем, что мы связаны как минимум с пятью странами. Я итальянец, моя жена испанка, а моя дочь родилась в Швеции», — рассказывает Фабрицио. Пожив в Швеции, семейство Цилиботти перебралось в Великобританию, а затем — в Швейцарию. Сейчас они живут в США, и дочь Фабрицио уже выросла. Меняя страны одну за другой, экономист не мог не обратить внимание на то, что каждой из них присущи определенные поведенческие нормы, которые касаются в том числе воспитания детей.

По словам Фабрицио, в Швеции на него и его супругу нередко оказывали давление, чтобы ни в коем случае не подвергать ребенка стрессу. Например, явное неодобрение со стороны общественности вызвал тот факт, что девочку в раннем возрасте отдали в музыкальную школу к строгому преподавателю из Восточной Европы, или то, что родители хотели отправить ее в школу не с семи, а с шести лет. На фоне шведских детей дочь Фабрицио выглядела более дисциплинированной и ответственной. «Когда мы переехали в Швейцарию, наша семилетняя дочь оказалась совершенно в противоположной ситуации. Швейцария не Китай, но она более ориентирована на правила, чем Швеция», — рассказывает экономист. Теперь в компании швейцарских школьников девочка выглядела менее собранной, поэтому учителям приходилось оказывать давление на ее родителей, чтобы они в свою очередь заставили ребенка подчиняться общим для всех правилам.

Выбор невелик

«Это был интересный опыт, — признает Фабрицио, — мы ведь были одними и теми же родителями, просто жили в другой стране». Это, в частности, натолкнуло его на мысль исследовать подходы к воспитанию детей с точки зрения экономических показателей. «По своей сути экономика — это социальная наука, которая стремится понять, как люди принимают решения. Исходные экономические модели предполагают, что люди сознательно действуют во имя достижения своих целей. В своей книге мы применяем ту же логику к воспитанию детей», — рассуждает Маттиас. В данном случае цель, которую пытаются достичь родители, заключается в том, чтобы их дети были счастливы и преуспели в карьере. Однако на пути к этой цели им приходится идти на компромиссы, поскольку реальность, в которой им приходится существовать, накладывает определенные ограничения.

Психолог Диана Баумринд выделила три подхода к воспитанию детей: авторитарный, при котором родители требуют безоговорочного послушания и устанавливают строгий контроль; разрешительный, при котором детям дается много свободы; и авторитетный — некий срединный стиль, при котором родители стремятся влиять на выбор своих детей и формировать их ценности с помощью логических доводов и рассуждений. Цилиботти и Дёпке утверждают, что эти стили воспитания могут меняться в том числе в зависимости от текущих экономических условий. Например, если речь идет об обществе с высокой конкуренцией, где успех в будущем зависит от поступления в хороший университет, то родители с высокой долей вероятности будут практиковать более авторитарный подход.

Никаких поблажек

По словам исследователей, наиболее важным для воспитания детей в аспекте экономической среды является показатель экономического неравенства. В обществе, где существует большой разрыв между богатыми и бедными, родители ощущают острую необходимость подталкивать своих детей к тому, чтобы они преуспевали в школе, поступили в престижный вуз и в итоге устроились на высокооплачиваемую работу. Так называемое «вертолетное воспитание», при котором родители уделяют чрезвычайно большое внимание ребенку или его переживаниям и проблемам, в частности, в области учебы, характерно для таких стран, как, скажем, Китай, США и Россия. По данным исследования Калифорнийского университета в Ирвайне, ⁠в 60–70-х годах прошлого века американцы проводили с детьми в два раза меньше времени, чем сегодня: 54 минуты в день в 1965-м против 104 минут в 2012 году.

Про «вертолетное воспитание»

С этой точки зрения интересно и другое исследование — сравнение методов воспитания детей в СССР и современной России. Чтобы выяснить, как изменились воспитательные модели, старший научный сотрудник Института социологии РАН Лидия Окольская сравнила выводы двух обширных социологических опросов, которые проводились в 1989 и 1999 годах. И в том, и в другом случае респондентам предлагали список качеств, которые они хотели бы видеть у собственных детей. Выяснилось, что всего лишь за 10 лет — с 1989 по 1999 годы — в обществе значительно усилились эгоистические тенденции. В противовес доминировавшим ранее честности, порядочности и любви к дому и Родине, возросло желание «не упустить своего» и «занять видное положение».

В СССР, как в стране с низким уровнем экономического неравенства, родители могли позволить себе быть более расслабленными и предоставить своим детям определенную свободу. Сейчас такой разрешительный стиль воспитания преобладает, например, в странах Скандинавии. Когда СССР перестал существовать, и экономическая ситуация в корне изменилась, тут же трансформировался и подход к воспитанию детей. «Существует мнение, что сегодня детство перестало быть таким уж радостным и беззаботным периодом жизни. В обществах с высокой конкуренцией детство — трамплин для будущего успеха, в то время как в эгалитарном обществе дети имеют больше возможностей для того, чтобы просто наслаждаться беззаботной детской жизнью», — констатируют Цилиботти и Дёпке.

Опустили руки

С другой стороны, чем выше уровень неравенства, тем разнообразнее могут быть стили воспитания в разных слоях общества. Объясняется это тем, что неравенство влияет на доступ людей к разного рода возможностям. Например, родители из среднего класса будут почти наверняка применять авторитетную или авторитарную модели, поскольку они могут дать ребенку хорошее образование и со спокойным сердцем отпустить его во взрослую жизнь. В то же время в бедных семьях дети могут быть предоставлены сами себе. Родители с низким уровнем доходов зачастую уверены, что их усилия особо ни к чему не приведут, что доступ к лучшей жизни для них и их детей закрыт, а значит, нет смысла стараться.

Примечательно также, что стиль воспитания зачастую взаимосвязан с количеством детей в семье. Когда родители отдают предпочтение авторитетной или авторитарной модели воспитания, становится проблематичным иметь много детей, потому что для их воспитания потребуется невероятное количество времени и усилий. В то же время разрешительный подход позволяет заводить большую семью. Это в какой-то степени объясняет, почему многие люди, имеющие весьма скромные доходы, заводят двоих и более детей. В отличие от представителей того же среднего класса, они изначально не планируют вкладываться в образование детей или обеспечивать их отдельным жильем. В таком случае ребенку приходится учиться быть самостоятельным.

Отвечая на вопрос, могут ли родители избежать давления экономических рычагов, авторы исследования единодушно отрицают такую возможность. По их словам, очень трудно убедить американцев в преимуществах свободного воспитания, так же, как убедить шведов в необходимости оказывать давление на детей. Экономисты подчеркивают, что в текущей ситуации это нормально, поскольку с точки зрения экономики авторитарный стиль воспитания не принесет положительного эффекта в шведском обществе, а разрешительный стиль — в американском. Повлиять на ситуацию с экономическим неравенством и, следовательно, агрессивными воспитательными методами способно только государство, в частности, путем инвестиций в сферу образования.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики