Лента добра
Россия
Партнерский материал

«Сейчас время эмоций, время звезд»

«HEADLINER Года 2018»: у кого сегодня больше шансов стать успешным и знаменитым
Фото: Shutterstock

Цель всероссийской премии «HEADLINER года 2018» — найти и поддержать идейных лидеров из разных областей культуры, науки, спорта, бизнеса и общественной жизни. В 2019 году в жюри конкурса вошли журналист Алена Долецкая, нейролингвист Татьяна Черниговская, арт-продюсер Софья Троценко, писатель Александр Цыпкин, бизнес-тренеры Михаил Воронин и Владимир Герасичев и председатель ассоциации социально ориентированных НКО «Благотворительное собрание ''Все вместе''» Татьяна Тульчинская. «Лента.ру» спросила некоторых членов жюри, кого они сегодня готовы назвать хедлайнером и всегда ли известность — синоним успеха.

Татьяна Тульчинская, председатель ассоциации социально ориентированных НКО «Благотворительное собрание "Все вместе"»:

«Лента.ру»: Кто такой «хедлайнер» сегодня?

Татьяна Тульчинская: Во-первых, это лидер мнений. В каком-то смысле хедлайнерами можно назвать людей, которые являются авторитетами, к которым прислушиваются. Это важно, потому что в наше время таких людей мало. Впрочем, их всегда мало, но когда-то так было потому, что в информационное пространство могли попасть единицы, а сейчас их мало, потому что в информационном пространстве слишком много мусора, и трудно прозвучать таким образом, чтобы значимое большинство тебя услышало и к тебе прислушалось.

Во-вторых, хедлайнеры — это люди, которые формируют тренды. Они предлагают что-то новое, то, чего еще не было до них, и преуспевают в реализации этого нового.

В ХХ веке нередко можно было услышать про кого-нибудь известного: «подлец, конечно, но абсолютный гений». В последнее время тема этики и этичности поведения публичного человека занимает в общественных дискуссиях одно из главных мест. Насколько для вас важно, чтобы условный «хедлайнер» был условным «хорошим человеком»?

Для меня этический облик человека важен всегда, независимо от того, хедлайнер он или нет. Другое дело, что личные этические нормы, в соответствии с которыми человек живет, либо влияют на его профессиональную деятельность, либо не влияют. Если спортсмен хорошо бегает стометровку, но при этом последний подлец, бегать он от этого хуже не станет. Но если мы говорим о социальной сфере, этический аспект не может не приниматься во внимание.

Другое дело, что я против оценочных категорий вроде «хороший человек», «плохой человек» — это все довольно условно. Есть этические нормы профессиональных сообществ. Если человек работает в определенной области, он должен соответствовать этическим нормам, принятым в данной области. Это важно.

Есть ли с вашей точки зрения какие-то общественные нагрузки, которые накладывает на человека известность? Скажем, довольно много публичных людей занимаются благотворительностью. Как вам кажется, это всегда строго веление души или еще и отклик на общественные ожидания?

Я не считаю, что участие в благотворительности является обязательным для каждого. Каждый человек сам для себя решает, хочет он это делать или нет, и по каким причинам. Кроме того, заниматься или не заниматься благотворительностью — это решение, которое человек принимает не раз и навсегда, а каждый раз — в конкретный момент. Когда я веду семинары, в том числе по работе с волонтерами, я всегда говорю, что человек имеет право прекратить свою деятельность в любой момент. Никто никому ничем не обязан. Если человек использует свою публичность для продвижения благотворительных инициатив — он молодец. Если он так не делает — он тоже имеет на это полное право.

Если благотворительность нужна ему только для пиара — жаль, и показуха всегда видна и считывается. При этом я не считаю благотворительность обязательной историей. Если человек известен, но не отдал свои три рубля на сирот, это не значит, что он непременно плохой человек. Но здорово, что тех, кто помогает совершенно искренне, так много.

Что для вас важно в номинантах премии «Хедлайнер»?

Это возвращает нас к началу нашего разговора — по этим критериям я и буду смотреть. Мне интересно, как, в каком качестве эти люди способны выступать в роли лидеров мнений. У нас кризис моральных авторитетов в социальной и благотворительной сфере. А еще хочется, чтобы представленный проект был оригинальным, интересным, необычным, прорывным.

Я стараюсь быть ответственной в своих оценках и очень бы не хотела, чтобы эти оценки были субъективными. Потому что критерий «нравится/не нравится» в данном случае не работает. Я могу посмотреть шорт-лист и подумать, что вот этот человек мне интуитивно симпатичен, но было бы безответственно с моей стороны руководствоваться только самоощущением.

Я была экспертом большого количества разных конкурсов и выступаю за максимальную формализацию. Должны быть четкие критерии, баллы, коэффициенты. Простор для субъективного мнения всегда должен оставаться, но лишь в соседстве с внятными критериями.

Какой вы хедлайнер?

Я не настолько публична, чтобы это могло быть предметом рефлексии. Моя публичность скромна и больше напоминает широкую известность в узких кругах. Ну да, количество людей, которые знают меня, давно превысило количество людей, которых знаю я. Бывает, что меня узнают, что забавно. Но это ровным счетом ничего не значит. Иногда мне это немножко помогает чисто технически. Скажем, когда люди, с которыми я хочу выстроить отношения, говорят: «Мы про вас слышали». Это упрощает коммуникацию на первом этапе, но это сугубо рабочий момент. Я же не Филипп Киркоров, чтобы всерьез говорить о моей публичности (смеется).

Александр Цыпкин, писатель, сценарист, попечитель фонда «Дети БЭЛА» и Фонда профилактики рака:

Мы живем в мире маркетинга и пиара, поэтому часто хедлайнер — это не только человек, который что-то важное сделал и тем прославился, но и тот, кто сумел себя грамотно преподнести заинтересованной аудитории. Тебе, как профессиональному маркетологу, какие-то скрытые механизмы хедлайнерства видны?

Александр Цыпкин: Совершенно верно, сегодня уже действия не так важны как правильное их представление в сети. Иногда и действия-то не происходят, лишь слова о них, а эффект колоссальный. Как помнишь, с миллиардом мелочью от «Самсунга»«Эпплу». Никто не знает, был ли сам миллиард, но необходимые реакции в головах уже произошли. Сейчас время иллюзий, время эмоций, а значит, время пиара и пиарщиков, время звезд. Сеть дала шанс абсолютно любому человеку стать звездой за счет своего таланта и трудолюбия, и постепенно мы пришли к тому, что успешный человек сегодня практически обязан быть публичным, ярким. Идет ли речь о главе компании или о враче. Согласитесь, врач с именем, с известностью, с какой-то публичностью выигрывает у равно талантливого, но не публичного коллеги. Аналогично во всех отраслях. Взять хотя бы политику. Ведь победа Трампа — это победа селебрити и хедлайнера, а не победа политика. В каком-то смысле «пиарщик» сегодня — это такой же встроенный навык у успешного человека, как у айтишника (в смысле умения применять новые технологии) и лингвиста.

По каким критериям ты будешь отбирать номинантов? Что для тебя важно в человеке?

Как человек старорежимный, аналоговый я все-таки уделю внимание содержанию того, чем занимаются номинанты, но при прочих равных отдам свой голос тому, кто правильнее представляет результаты своего труда, тому, кто может повести других за собой. Ведь по сути хедлайнер это тот, кто идет в первых рядах. Остальные идут за ним.

Какой ты сам хедлайнер?

Наверное нужно спросить об этом других. Но я точно родился вовремя. Мне необходимо всему миру рассказать о том, чем я занимаюсь, и без соцсетей меня, наверное, разорвало бы это стремление. Другой вопрос, достойный ли у меня повод. Надеюсь да, но я с не меньшим удовольствием рассказываю об успехах других, это хоть как-то меня оправдывает. С точки зрения прикладного применения навыков хедлайнерства я отдаю себе отчет в том, что значительную роль в успехе моих творческих проектов сыграли мой опыт пиара и маркетинга.

Еще важный момент. Если ты уже известен, ты можешь позволить себе бОльшую свободу. Потому что если ты попал на позицию хедлайнера, то тебе простительно чуть больше. То есть я могу написать один-два не очень высокого уровня текста, и они какое-то время продержатся в рейтинге, их прочтут. Если это будет третий, четвертый или шестой небрежные тексты, то читать уже не станут и скажут, что он исписался. Но если три года назад каждый мой текст обязан был быть безупречным, то сегодня мне позволено чуть больше.

И последнее. Человек высокого уровня развития должен отдавать себе отчет, что, получив что-то от общества, он должен что-то обществу возвратить. Это может быть благотворительность или что-то другое. Я пока еще на самом нижнем этапе, пытаюсь что-то давать обществу, но пока меньше, чем это делают другие люди. Знаю, что есть гораздо более осознанные хедлайнеры, чем я.

Михаил Воронин, старший партнер Atlanty Group, создатель первого российского бизнес-форума «Атланты»:

Стоит предположить, что вы взяли название для бизнес-форума «Атланты» не без оглядки на Айн Рэнд. Кто такие «атланты» сегодня, с вашей точки зрения?

Михаил Воронин: Для меня «атланты» — это люди, которые что-то созидают, а не сидят на попе ровно. При этом не только предприниматели, у которых свой бизнес и зарегистрированные ООО. Это может быть врач, учитель, художник, бизнесмен, который ищет какие-то необычные комбинации, способные стать ценностью для общества и для отдельных людей.

А хедлайнер, по вашему мнению, это кто?

Смотря в какой сфере. Для кого-то Филипп Кирокоров хедлайнер. Для кого-то Илон Маск. Наша большая идея и то, зачем мы делаем «Атлантов», в том, чтобы популяризировать предпринимательство в России за счет создания ролевых моделей и продвижения их в обществе.

Мы ездили недавно в Казань, такое небольшое роуд-шоу, встречались там с разными группами предпринимателей и спрашивали их, кого они знают из известных бизнесменов. Люди называют Игоря Манна или Радислава Гандапаса, например, но не знают, кто такой Александр Тынкован, Владимир Седов, Марк Курцер, Андрей Трубников и так далее.

Я с большим уважением отношусь и к Манну, и к Гандапасу, они делают важную вещь для популяризации бизнеса, но при этом предприниматели не знают других героев, которые построили бизнес с нуля. Тынкован создал «М.Видео». Курцер — клинику «Мать и дитя». Трубников — Natura Siberica и так далее. Для меня они являются хедлайнерами. Я очень хочу, чтобы не только предприниматели, но и широкая аудитория знала людей, которые являются двигателями развития общества.

И, проводя параллели с Айн Рэнд, не хочу, чтобы все эти люди, убедившись, что их недооценивают, уехали и создали свой отдельный город.

Насколько человеку, который занят своим важным делом, увлечен им, и все у него получается, необходима известность?

Это каждый определят для себя сам. Есть люди, которые готовы делиться своими знаниями, опытом, историями, ошибками. Есть те, кто видит в этом бизнес-цели, продвигает свой личный бренд, увеличивает финансовые показатели. Кто-то ищет новые проекты, новых людей. Кому-то это не нужно. Роман Абрамович не дает интервью, не выступает — это его выбор, ему так комфортней.

Когда самый успешный предприниматель будет известней Ольги Бузовой, тогда я скажу, что достиг своей цели. Хотя Ольга Бузова — крутой предприниматель, на мой взгляд.

Читая ваши интервью, я обратила внимание, что вы регулярно высказываетесь о тайм-менеджменте сотрудников, часто говорите о работе в выходные. Как, с вашей точки зрения, должен выглядеть выходной успешного человека?

Мне нравится работать, общаться и жить со свободолюбивыми людьми, у которых есть свое мнение. Которые кайфуют от своей работы, а не тянут лямку. Если эти критерии соблюдаются, то каждый определяет свой выходной для себя сам.

Я, например, с большим удовольствием могу засесть на всю субботу за разработку нового продукта. Облазать кучу сайтов, посмотреть часы разных видео, чтобы сформировать идею и концепцию. Вечером погулять с женой, в воскресенье приготовить завтрак и поехать куда-то. При этом во вторник могу почувствовать, что устал и пойти в кино или остаться дома и смотреть сериалы.

Есть те, кто четко для себя разграничивает эти вещи. Тоже круто.

Как вы будете выбирать среди номинантов вашего хедлайнера?

Мне нравятся люди, у которых есть мечта и которые, несмотря ни на что, к ней идут.

А вы какой хедлайнер?

Такой, у которого есть мечта.

Владимир Герасичев, бизнес-тренер и основатель международной компании Business Relations:

«Хедлайнер» — синоним «успешного человека» или все сложнее?

Владимир Герасичев: Хедлайнер — хедлайнеру рознь. Можно стать хедлайнером, но при этом не быть успешным. Да и понятие успеха у каждого свое. Участие в проекте «Дом-2» — тоже своего рода успех. Ведь огромное количество людей смотрят его, и для них его герои — тоже хедлайнеры. Хотя для меня, например, это не так, и те ценности, которые они транслируют, уводят меня от чего-то по-настоящему важного. Поэтому мне слово «хедлайнер» не говорит ничего, если за ним не стоит какой-то серьезной работы. Ведь хедлайнером можно назвать и простого выскочку. Если ты хедлайнер ради того, чтобы набрать какое-то количество лайков в соцсетях, — это одна история. А если ты хедлайнер для тех, кому ты полезен, для кого ты создал что-то важное, — это другая история.

То есть я бы посмотрел на хедлайнерство как на некую обратную связь, полученную от той пользы, которую ты принес своей работой.

Успех — синоним счастья?

Они часто связаны. Если человек добивается того успеха, к которому он шел, то он испытывает радость, удовлетворение. А иначе зачем мы все это делаем? С другой стороны, можно и не добиться успеха в какой-то области, но при этом быть счастливым.

В одном интервью вы сказали, что за успех люди часто принимают его иллюзию, внешнюю составляющую деятельности. Как соотносятся успех внешний и реальный?

Сегодняшние технологии позволяют каждому быть и радиоточкой, и телевизионным каналом. Все знают, что то, что мы видим в Инстаграме процентов на 80 — удачный кадр с наложенным фильтром. Редко кто выкладывает в социальных сетях то, что реально с ним происходит.

Я работаю с большим числом компаний. У каждой есть фасад, а есть внутренняя кухня, которую люди стараются не показывать. Причем это может быть компания номер один в какой-то сфере. Но когда начинаешь копаться глубже, может выяснится, что она убыточная. Радости от своей работы люди не получают и устали много лет нести этот фасад успешности. Так что фасад и внешний успех — это не то же самое, что наполненность, удовлетворенность и самореализация. Настоящее счастье — это, конечно, совпадение внешнего и внутреннего.

В своих выступлениях вы подчеркиваете, что не учите людей жить и работать, а учите слушать себя и менять себя, потому что привычки — это судьба. Оценивая номинантов премии «Хедлайнер», на что вы в первую очередь будете обращать внимание?

С моей точки зрения, есть три компонента, которые делают любого человека успешным: профессиональные знания, профессиональные навыки и отношения (к компании, бренду, к хедлайнерству). Последний пункт очень важен.

Поэтому я буду смотреть на внутренние отношения, контекст. Для меня важно, чтобы человек был скромным, не был эгоистичным. Важно, как он относится к другим людям. Такие вот базовые простые человеческие вещи, как искренность, открытость, естественность, заботливость, внимательность. То, что я называю словом «Контекст».

Какой вы хедлайнер?

Мне неловко об этом даже думать. У меня нет потребности рваться быть на виду. Это немного странно звучит и противоречит профессии, которую я выбрал, но когда я работаю тренером — это одна энергия, а когда я не в зале — я другой.

Хедлайнер — это ведь еще и лидер. Для меня лидер — это тот, кто позволяет другим людям добиваться большего. То есть он лидер не за счет других, а для других. И это для меня, наверное, самое важное.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики