Лента добра
Из жизни

«Некоторые сходят с ума»

Матери калечат маленьких девочек из-за внимания мужчин. Их клеймят и заставляют толстеть
Фото: Siegfried Modola / Reuters

Каноны красоты разнятся по всему миру, но большинство женщин неизменно стараются им соответствовать. В традиционных обществах, где благополучие девочки часто зависит от мужского внимания, внешность особенно важна. На какие жертвы девушек заставляют идти родные матери, веря в то, что это принесет дочерям только благо, — в материале «Ленты.ру».

Тихое преступление

В Камеруне многие женщины понимают, как важно для их дочерей хорошее образование. Матери готовы пойти на крайние меры, лишь бы их девочек не отдали замуж в подростковом возрасте, как когда-то поступили с ними самими. Даже на откровенную жестокость. По данным ООН, 24 процента девушек в стране подвергались процедуре прижигания груди раскаленными камнями или железом. 58 процентов переживших процедуру девочек пострадали от рук собственных матерей.

Этой пытке девочек в возрасте от восьми до 16 лет обычно подвергают в надежде спасти от назойливого мужского внимания, изнасилования и ранней беременности. Дело в том, что в стране считается, что, если у девочки появилась грудь, она уже готова к браку и рождению детей. В результате процедуры и отсутствия должной обработки шрамов у девочек могут появиться кисты и со временем может развиться рак груди. С рождением ребенка вскрываются и другие проблемы: например, отсутствие грудного молока. Более того, исследования показывают, что прижигание никак не помогает бороться с насилием. Многие камерунские мужчины даже не подозревали о существовании практики, пока о ней не начали появляться журналистские материалы.

Подобная традиция также распространена в Чаде, Того, Бенине, Гвинее и Гвинее-Биссау. С 2010-х годов вместе с иммигрантами из центральной и западной Африки обычай распространился и в Великобритании. Девочки часто верят, что это нужно для их блага и не хотят лишиться матери, поэтому не признаются о случившемся окружающим. Они тщательно скрывают шрамы, в школах отказываются проходить медицинский осмотр и переодеваться для занятий спортом. После процедуры девушки часто замыкаются в себе, но не называют причину из-за стыда.

Психотерапевт Лейла Хуссейн, работающая в клинике на севере Лондона, утверждает, что у пяти ее клиенток были ожоги на груди. У всех них было британское гражданство. «Одна из них сказала мне "у меня плоская грудь, как у мальчика", а там шрамы! Но никто и никогда не осматривал их и не спрашивал про это. И это в столице!» — возмущается женщина.

Дженнифер Мираж, работавшая медсестрой в больницах городов Глазго, Брумфилд, Бирмингем и Лондон больше десяти лет, отметила, что с годами число женщин с изуродованной грудью растет. Она лично встречала 15 взрослых женщин и восемь девочек со шрамами от ожогов на груди. «Я как-то заботилась о десятилетней девочке, у которой была инфекция. Болезнь появилась после нескольких лет прижигания груди», — призналась она.

Одна из женщин описала журналистам болезненную процедуру: «Я взяла камень, нагрела его и начала массировать грудь моей дочери. Камень был горячим. Когда я начала массаж, она сказала: "Мамочка, мне горячо!"» Горе-мать допросили, вынесли ей предупреждение и отпустили из полицейского участка. Хотя материалы о практике регулярно появляются в британской прессе, до сих пор не было произведено ни одного ареста. О Камеруне в таком ключе говорить даже не приходится.

Член Палаты лордов Алекс Карлиль призвал полицию активно бороться с распространением прижигания. «Самое время для полиции и прокуратуры обратить внимание на проблему и начать с ней бороться решительным образом, учитывая, как это сказывается на юных жертвах и их окружении». Его активно поддержал комитет по вопросам детей и гендерного равенства.

Однако живущая в Великобритании Нуюджевира, которую когда-то подобным образом изуродовала мать, лишь качает головой. «Британцы столь вежливы, когда дело касается того, что они считают "культурными особенностями". Но если из-за этих "особенностей" страдают дети, маленькие девочки, которых тайно калечат, то это не должно считаться нормальным».

Диета наоборот

Пока в западном мире женщины под влиянием глянца продолжают сидеть на диетах в надежде похудеть, в Мавритании и Нигерии эталоном красоты считаются полные дамы. Особенно красивыми мужчины называют растяжки. Чтобы повысить шансы дочерей на счастливое замужество, матери отдают их так называемым кормилицам начиная с пяти лет. Те должны заставить даже самую худую девочку поправиться, чтобы та перестала быть «позором для семьи». Обычай насильственного кормления называется леблух.

Кормилицы пичкают девочек огромными тарелками жирного кускуса, панировочными сухарями в оливковом масле, инжиром и ягнятиной, заставляют в день выпить около двадцати литров верблюжьего молока и есть жир из верблюжьих горбов. Если девочка не может доесть блюдо, ее наказывают. Ступни ребенка помещают между деревянными палками и кладут сверху тяжести. Рвоту кормилицы считают «нормальной и естественной реакцией растущего организма». Кормилицы не разрешают подопечным двигаться, чтобы они ненароком не похудели. В восемь лет девочки весят около 140 килограммов, взрослые женщины на выданье — 200.

«Девочек отправляют к кормилицам на школьные каникулы или в сезон дождей, когда скот дает много молока, и ничего им не объясняют. Они страдают, но им отовсюду говорят, что только толстые женщины будут счастливы», — объясняет правозащитница Фатимата Мбае. 20 процентов женщин Мавритании, по данным ВОЗ, страдает от ожирения. Мужчин с избыточным весом всего четыре процента от всего населения. Когда девочки вырастают, они страдают от многочисленных болезней: ожирения, гипертонии и сердечных заболеваний.

Молодое поколение считает, что традицию стоит оставить в прошлом. «Мы должны положить конец традиции, угрожающей нашим жизням. Я знаю столько невинных девочек, которых заставили потолстеть против их воли, чтобы выдать замуж, и большинство из них страдает от болезней», — считает 25-летняя Мариам Минт Ахмед. «Мать начала меня откармливать, когда мне было 13. Она била меня, чтобы я ела больше. Каждый раз мне казалось, что мой живот вот-вот взорвется», — вспоминает Селекха Минт Сиди. Женщина заявила, что не собирается откармливать свою дочь, что бы ни случилось.

«Я считаю, что откармливать девочек необходимо. Худые дочери — позор семьи и племени. Да и мужчины на них вряд ли посмотрят», — рассуждает 55-летняя Ачету Минт Талеб. Женщина считает себя отличной матерью: своих двух дочерей она отдала кормилицам на два года в восьмилетнем возрасте. «Они невероятно раздобрели, быстро вышли замуж и родили до 17 лет. Дочери ведут хозяйство и приезжают ко мне на выходных. Я очень горжусь тем, что для них сделала. В Мавритании размеры женщины показывают, сколько места в сердце мужчины она занимает», — признается она.

Мар Хуберо Капдеферро, представитель ООН по гендерным и демографическим вопросам в Мавритании, объясняет, что стандарты красоты сформировались исторически: «Обычно, если женщина толстая, то у ее семьи есть деньги ее накормить. Это не бедняки, у них есть деньги на еду для маленьких девочек. Так толстые женщины стали эталоном красоты: чем ты пышнее, тем симпатичнее тебя считают». Но ситуация, по ее словам, начинает меняться. Многие молодые женщины больше не хотят откармливать дочерей. Если раньше женщины сидели дома, то теперь они ходят на работу, гуляют, занимаются спортом. Многие следят за здоровьем, глядя на старшее поколение: мавританки в 40 и 50 лет с трудом передвигаются, страдают от диабета и заболеваний сердца.

Однако те, кто продолжают откармливать дочерей, прибегают ко все более экстремальным методам. Некоторым девочкам вместо верблюжьего молока дают химикаты, которые используют, чтобы скот вырос более жирным. У выросших на гормональных препаратах для животных женщин непропорциональное тело: огромные грудь, живот и щеки, но тонкие руки и ноги. Эти женщины чаще, чем откормленные на натуральной пище, страдают от сердечных и гормональных заболеваний и бесплодия. Некоторые сходят с ума.

Доктор Вадель Лемин из столичной больницы отметил, что каждый день в больницу поступает несколько девочек, страдающих от пищевых расстройств. Многие из них попадают к врачам не первый раз — родители отказываются следовать рекомендациям докторов и продолжают их откармливать.

Татуировки поневоле

Как правило, родители прохладно встречают намерение дочерей-подростков сделать татуировку. Индианку Гита Пандей из штата Уттар-Прадеш, напротив, с детства готовили к тому, что у нее будет несколько татуировок, а также проколотые нос и уши, как у матери и у бабушки.

Дело в том, что в сообществе, откуда она родом, татуировки под названием Годна должны делать все замужние женщины. «Семья объясняла мне, что, если у меня не будет татуировки, то никто в семье моего супруга не возьмет из моих рук пищу и воду. Я буду считаться нечистой, неприкасаемой», — объяснила Пандей.

Ее мать выходила замуж в 1940-х годах, когда ей вот-вот должно было исполниться 11. Спустя несколько недель после свадьбы к ней пришла старушка и сделала ей татуировку. Из инструментов у пожилой женщины была только игла, которую она раскаляла в огне, и черный краситель. Обезболивающего ребенку не дали, никаких мазей у старушки тоже не было. «Я плакала все время и щипала старуху. В конце концов она пожаловалась моему дедушке и назвала меня проблемной», — вспоминала мать Пандей в разговорах с дочерью. Шрам заживал около месяца. Рисунок изображал листья и цветы.

По словам антрополога Кеи Панди, обычно женщинам делают татуировки с цветочным орнаментом, именем отца или мужа, названием деревни, тотемом, символом семьи или изображением какого-нибудь из богов. За годы исследований она видела миллионы татуировок у деревенских женщин по всей Индии. Только иногда татуировки делали еще и мужчинам. «Это символ идентификации, как в нашем мире, так и в загробном. Считается, что после смерти человека спросят, откуда он, и он сможет показать татуировку и ответить на этот вопрос».

Народ Байга из штата Мадхья-Прадеш больше двух тысяч лет делал татуировки девушкам. «Как только девочки становились подростками, им делали первую татуировку на лбу. Затем в течение нескольких лет большая часть их тел покрывалась рисунками», — рассказала Прагия Гупта, несколько лет посещавшая их селения в рамках программы обеспечения страны чистой питьевой водой. По ее словам, у всех женщин народа есть татуировки, но все больше юных девушек отказываются их наносить. Байга бьют татуировки девушкам исключительно в лесу, вдали от мужских глаз. Это объясняется приметой: если мужчина увидит с утра женщину в крови, его день не сложится. Рисунок выцарапывается бамбуковым стеблем, а затем бьется иглами с красителем из семян гвизоции абиссинской.

Гупта связывает это с налаживанием коммуникаций: строительством новых дорог, появлением телевидения и мобильных телефонов. Дети народа Байга стали ходить в школу и обнаружили, что татуировки есть далеко не у всех женщин. «Я встретила 15-летнюю Аниту. У нее была татуировка на лбу, и она сказала, что ей было так больно, что она ни за что не позволит снова проделать с собой такое. А у ее матери, 40-летней Бадри, татуировки покрывают почти все тело», — рассказала женщина.

Бадри поддержала решение дочери. «Я была неграмотной и во всем подчинялась родителям. А Анита ходит в школу, и если она не хочет татуировку, то я с этим согласна», — объяснила индианка. Правда, ради такой поблажки Аните пришлось пообещать, что она будет периодически оставаться дома: готовить, убирать и присматривать за младшими братьями и сестрами, пока мать работает на ферме. Девушка стала реже посещать учебу, и, возможно, ей придется остаться на второй год.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики