Лента добра
Интернет и СМИ

«Эти ребята богаты, влиятельны и ведут себя подло»

Они внушили человечеству ложную правду и обрекли планету на верную гибель
Фото: Yuriko Nakao / Reuters

Ежедневно мы ходим на работу или учебу, проводим время с друзьями и семьей, стремимся к карьерному росту и расширению кругозора. Мы дорожим приобретенными знаниями, складываем их в собственное мнение, которое твердо отстаиваем при попытках на него повлиять. А что, если мысли в нашей голове — сплошной обман? Если нам только кажется, что мы в чем-то разбираемся благодаря полученным знаниям? В мире действует грандиозная машина, которая профессионально и незаметно занимается надувательством жителей нашей планеты. Людям внушают ложное представление о происходящем на Земле, выгодное тем, кто заказывает музыку. Девять лет назад историк науки Наоми Орескес и ученый из НАСА Эрик Конуэй разоблачили самые большие обманы в истории, наглядно продемонстрировав, кто и какими подлыми методами творит общественное мнение и управляет сознанием миллионов людей. Об этом их книга «Торговцы сомнением», одна из любимых книг Илона Маска, и одноименный документальный фильм. «Лента.ру» совместно с онлайн-кинотеатром Okko рассказывает о грязных методах пропаганды, которая ежедневно невидимо вторгается в нашу жизнь.

«От мошенников, лгунов и прочего ворья фокусника отличает только то, что мы — лгуны честные. Это нравственный контракт», — говорит известный фокусник Джейми Иэн Свисс.

Он демонстрирует колоду карт, повернутую к аудитории валетом бубей. Проводит рукой — и валет на глазах превращается в четверку треф. Щелчок — и четверка треф становится пиковым тузом.

Свисс считает, что он честно зарабатывает на жизнь. Его ужасно раздражает, когда кто-то использует его навыки для более крупного обмана. Фокусник имеет в виду пропагандистов, которые ловко жонглируют фактами, подменяя тузы шестерками и наоборот — в зависимости от ситуации и конъюнктуры.

Фокусник завораживает людей, но в конце представления, по его выражению, возвращает их в исходное состояние. Пропаганда пользуется теми же методами, ставя под сомнение железные научные факты. В результате этого большого надувательства человечество может погибнуть.

Кто это начал

«Мы потратили кучу времени, бившись головой о стену, потому что эти ребята богаты, очень влиятельны и ведут себя подло», — вспоминает профессор медицины Стентон Гланц.

В 1970-х Гланц был всеобщим посмешищем. Он сознательно обрек себя на эту роль во имя науки. Гланц пошел против производителей сигарет — один маленький ученый против всемогущих корпораций.

В то время американцы курили везде: дома, на работе и в самолете, в ресторане и в больнице. Мест для некурящих не было, поэтому практически каждый американец, приходя в общественное место (и даже не выходя из дома), подвергался смертельной опасности. Но тогда об этом никто не знал — кроме руководства табачных компаний.

Гланц занимался исследованием табака, и его ужасно злило, что, несмотря на множество научных доказательств того, что курение вызывает зависимость и рак, табачные компании продолжают продавать яд, а государство этот факт игнорирует. В 1960 году Всемирная организация здравоохранения признала, что курение провоцирует рак легких, но табачники все богатели и богатели.

Позиции производителей сигарет были настолько сильны, что, когда ученый обращался к политикам или в средства массовой информации, те лишь крутили у виска. Но Гланцу все же удалось прорваться на ТВ. В телевизионном эфире он объяснял, что существуют исследования, доказывающие, что курение вызывает рак. На этих шоу представители табачных компаний пытались выставить его сумасшедшим. В этом вопросе им очень помогла внешность ученого: чудаковатый, с растрепанными волосами и виноватой улыбкой, он выглядел слегка блаженным.

Ученому устраивали публичную порку. Однажды ведущий телешоу пренебрежительно потребовал от публики сравнить, кто выглядит лучше: он, выкуривающий по четыре пачки сигарет в день, или «этот…» (ведущий сдержался и не стал продолжать), который не курит и на 10 лет его моложе. Публика устроила овации ведущему, подтверждая его правоту. Но Гланца это не смутило.

Увещевания Стентона Гланца, возможно, так и остались бы незамеченными, если бы не многочисленные иски к табачным компаниям, которые пролили свет на их подлинную деятельность. Кроме того, один из бывших сотрудников табачной корпорации «слил» множество внутренних документов, которые подтвердили, что табачные гиганты знали о том, что торгуют ядом, но замалчивали этот факт. В настоящее время в архивах хранится около 80 миллионов страниц конфиденциальной документации, которую не планировали обнародовать. А поделиться было чем.

Из этих внутренних документов следовало, что еще в 1950-х табачные гиганты знали, что курение убивает, а в 1960-х — что оно провоцирует сердечно-сосудистые заболевания. Производители сигарет проводили собственные тесты, которые на десятилетия опережали исследования современных ученых. И, конечно же, они знали, что никотин, как и наркотики, вызывает зависимость. Это не помешало руководителям крупнейших табачных компаний 30 лет спустя, в 1994 году, под присягой заявить в Конгрессе, что никотин не вызывает зависимости.

Чтобы не ставить прибыльный бизнес под угрозу, они наняли группу маркетологов Hill & Knowlton. Пиар-специалисты заявили табачникам, что невозможно отрицать улики, единственный способ выйти из положения — посеять сомнения. Поэтому представители табачных компаний на протяжении многих лет все как один твердили, что существуют большие сомнения в том, что курение опасно. «Ни один из компонентов, обнаруженных в табачном дыме, не имеет концентрации, которую можно считать опасной», — уверял глава научного подразделения «Филип Моррис» Хельмут Уэйкэм, сравнивая сигареты с яблочным муссом. Если есть много мусса — он тоже будет вреден, приводил он аргумент.

На разоблачение табачников потребовалось 50 лет. Все эти десятилетия жирным корпорациям удавалось держать удар при помощи маркетологов.

Как они это делают

Все произошло случайно. Журналисты Chicago Tribune Сэм Рой и Патрисия Каллахэн искали новую тему для расследования. Им посоветовали присмотреться к замедлителю горения антипирену, которым обрабатывают мебель. На тот момент никто из американцев даже не догадывался, что сталкивается с этим веществом в своем доме на каждом шагу. О том, что антипирен вызывает рак и множество других заболеваний и особенно опасен для детей, рядовых американцев никто не предупреждал. Журналисты решили выяснить, насколько оправдано использование этого компонента для предотвращения пожаров. Они связались со специалистом по пожарам, на исследование которого любили ссылаться представители химической промышленности. Оказалось, что ученый вовсе не рад такой славе, поскольку производители исказили его выводы, чтобы оправдать выпуск продукции. Выяснилось, что огнестойкие вещества вовсе не защищают дом от пожара.

Казалось бы, при чем тут сигареты? В 1970-е годы тысячи американцев гибли из-за пожаров, вызванных непогашенными сигаретами. В то время, если отложить сигарету, она могла гореть еще 30 минут. От табачников требовали создать самогасящуюся сигарету. Но менять продукт они не хотели, поэтому внедрили своего человека в Ассоциацию пожарных инспекторов. Он оказался так убедителен, что пожарные инспекторы назначили его своим представителем в законодательных органах. Тот, в свою очередь, убедил политиков в том, что в пожарах виноваты вовсе не сигареты, а проклятая воспламеняющаяся мебель. С тех пор ее предписали пропитывать огнестойким веществом. Гениального политтехнолога, который заставил пожарных лоббировать интересы табачных компаний, звали Питер Спарбер. «Если вам удалось пропихнуть табак, то в сфере пиара для вас нет ничего невозможного», — справедливо полагал он. Затем Спарбер работал на производителей пестицидов, автомобилей и в нефтяном секторе.

Кто управляет нашим мнением

Спарбер далеко не единственный пиар-«жонглер». Существуют сотни лоббистов, которые в угоду заказчикам профессионально подменяют факты и сыплют фактоидами, чтобы отвлечь внимание от проблем, по-настоящему важных. Их любимый аргумент — «нет никаких доказательств», а дальше можно подставлять любую фразу, в зависимости от того, чьи интересы представляет этот человек. «Нет никаких доказательств, что пестициды наносят вред здоровью», «нет никаких доказательств того, что алкоголь убивает», «нет никаких доказательств того, что причиной глобального потепления является человеческая деятельность». Любимая байка лоббистов — о том, что ученые, доказывающие обратное, делают заявления в политических целях.

Главное требование к лоббисту, помимо ораторского навыка и умения договариваться, — умение создать видимость независимости своей работы. Только такому человеку могут поверить наверняка. Особенно если речь идет о такой глобальной теме, как, к примеру, изменения климата. Пиар-технологи провернули беспрецедентный кейс, внушив всему миру, что никакой опасности глобального потепления не существует. На работу по дискредитации этой темы были потрачены миллионы, если не миллиарды долларов.

В 1988 году в США произошло революционное событие. Джеймс Хансен, директор Института космических исследований имени Годдарда в НАСА, на всю страну заявил о том, что выхлопные газы напрямую влияют на изменение климата, повышая температуру на планете. Накопившиеся в атмосфере газы, словно одеяло, окутывают планету, удерживая тепло. Если производители продолжат выбрасывать СO2 в атмосферу прежними темпами, Земле грозит катастрофа.

Выступление Хансена, робкого и не приученного к риторике, перед Конгрессом произвело эффект разорвавшейся бомбы не только в США, но и во всем мире. Для ученых-климатологов и защитников окружающей среды глобальное потепление не было новостью, но впервые о проблеме удалось заявить так громко.

К Хансену подключились защитники природы. Все они ждали от руководства США решительных действий. На первых порах власти действительно обещали справиться с этой глобальной угрозой. Но очень скоро опомнились — в борьбу вступили нефтяные и энергетические компании. Они пытались убедить (и убедили) общественность в том, что климат меняется не только и не столько из-за выхлопных газов, но и под воздействием изменения угла наклона Земли или из-за темных пятен на Солнце. Представители топливной промышленности настаивали на том, что вычленить из этого объема конкретный вред крупных производителей невозможно, а потому требовали больше времени на то, чтобы оценить угрозу. На самом же деле они попросту тянули время.

Нефтяники понимали, что для того, чтобы им поверили, необходимо заручиться поддержкой независимых сил или тех, кто по крайней мере кажется таковым. И у них получилось с лихвой. В СМИ тут же «всплыли» десятки ученых, которые наперебой заявляли, что глобальное потепление — это даже хорошо. Оно приведет к озеленению планеты, поскольку углекислый газ полезен для растений.

Режиссированная борьба между двумя кланами ученых привела к тому, что СМИ начали оперировать формулировкой «общего мнения среди ученых нет». В реальности же никакого научного раскола не существует вовсе. Американский исследователь Наоми Орескес изучила все научные статьи по теме глобального изменения климата начиная с 1992 года. Выяснилось, что в ученом сообществе не оказалось ни одного человека, кто не согласился бы с данными о том, что парниковые газы приводят к изменению климата.

Орескес начала копать дальше и выяснила, кто стоит за распространением дезинформации, отрицающей научный факт. Для начала она присмотрелась к биографии двух главных оппонентов ученых — Фреда Сингера и Фреда Сайтза. В прошлом они действительно занимались наукой — работали над ракетными программами в период холодной войны. Сингер и Сайтз были государственниками и ярыми антикоммунистами, которые были убеждены в правоте американского правительства.

Для них вопрос изменения климата был вопросом о том, правильно или неправильно поступает правительство. Поскольку, по их версии, власть права, значит, глобальное потепление — это выдумка, а люди, которые о нем трезвонят, не разбираются в науке. В этой цепочке защитники природы оказывались не кем иным, как коммунистами, которые хотят развалить страну. С их подачи защитников окружающей среды, «зеленых», начали сравнивать с арбузами: зелеными снаружи и красными внутри.

Несмотря на однозначность научных выводов, СМИ продолжали убеждать зрителей в спорности глобального потепления. На ТВ мелькали все новые и новые «специалисты», готовые ввязаться в драку с учеными.

Пул этих «экспертов» разрастался. Климатические изменения породили разговоры о скорой и неминуемой катастрофе. Это одна из самых модных тем первого десятилетия нулевых, когда фильмы-катастрофы выходили словно с конвейера. По всему миру площадку получили конспирологи, предрекавшие с телевизионных экранов гибель человечества если не от всемирного потопа, то от последствий перенаселения.

Все они отвлекали аудиторию от главной темы — решения проблемы выхлопных газов, которые погубят планету. Однако охочих до коллизий журналистов оказалось легко обмануть. Достаточно подсунуть им экспертов-скептиков, которые на телеэкране будут эпично сражаться с учеными мужами. Журналистов не смущала весьма сомнительная компетенция таких экспертов. Так, известный скептик Джеймс Тейлор, не сходивший с телевизионных экранов, не является докой ни в экологии, ни в вопросах климата. В колледже он изучал управление и слушал курсы по «атмосферным наукам» и экономике. Это все, но он утверждает, что такой базы ему достаточно, чтобы называть глобальное потепление чушью. На самом деле, по закону телевизионного жанра, ему необязательно разбираться в этом вопросе, достаточно быть пламенным трибуном. Твердя каждый раз одно и то же, такие эксперты буквально вбивают в массовое сознание мысль о том, что глобальное изменение климата — страшилка, которую придумали либералы.

Кто управляет лоббистами

Неудивительно, что этим синекурам покровительствуют правительственные структуры или крупные корпорации. Им выгодно оттягивать принятие решения по климату как можно дольше. Орескес выяснила, что в США существуют специальные мозговые центры, их порядка 30, которые разрабатывают и реализуют стратегии манипуляции общественным мнением. Один из таких центров — американский институт Джорджа Маршалла, выступающий на стороне скептиков. Его глава Бил О'Кифи утверждает, что проблема парниковых газов надумана и суть совсем не в ней. На самом же деле тему глобального потепления используют в политических целях силы, которые заинтересованы в переделе экономики и контроле над средствами производства, убежден он.

Слова О'Кифи объясняются очень просто: он зарегистрированный лоббист, который к тому же работал на корпорацию ExxonMobil. После заявления Хансена о глобальной экологической угрозе нефтяной гигант объединился с другими тяжеловесами, чтобы дать отпор назойливым ученым.

О'Кифи был серым кардиналом, который, по его выражению, занимался научной политикой. Он координировал рабочих лошадок. Одной из них был Марк Морано — телезвезда, испытывающий немыслимое удовольствие от возможности заткнуть за пояс зануду-ученого. Морано называет себя экологическим журналистом, однако то, чем он занимается, к журналистике отношения не имеет. Его задача — сдерживать официальную науку, когда речь касается глобального потепления, заставлять людей сомневаться в том, что ученые говорят правду. Для этого он ни перед чем не останавливается. Он признавался, что уже не помнит, сколько писем с угрозами физической расправы отослал исследователям, которые били в набат и призывали скорее решать проблему изменения климата. Морано не видит ничего предосудительного в угрозах и признавался, что его такая работа забавляет. Как забавляют и дискуссии с учеными по ТВ. По его мнению, научных деятелей легко переспорить, потому что зрители не хотят погружаться в науку, и большее восхищение у них вызовет скептик, который утрет нос ученому, говорящему на непонятном языке.

Какие скептики — обманщики

В Америке существуют ученые, которые буквально положили жизнь на развенчание мифов. Помимо уже упомянутой Наоми Орескес, по этому пути пошел Майкл Шермер — издатель журнала «Скептик», известный разоблачитель конспирологов и любителей паранормального. Он объявил войну всем телевизионным экспертам, зарабатывающим репутацию на надуманных глобальных угрозах. Шермер проанализировал множество научных работ и книг по этой проблематике и пришел к выводу, что единственная реальная глобальная угроза для планеты — изменение климата из-за антропогенного фактора, остальное — высасывание из пальца.

Шермер постоянно ловит оппонирующих этой позиции на противоречиях. Он собрал примеры, когда в разных ситуациях так называемые скептики приводят диаметрально противоположные аргументы. В некоторых случаях им даже приходится признавать пагубное влияние человека на климат, чтобы выкрутиться. Называющие себя скептиками по вопросу глобального потепления даже пытаются быть похожими на своих противников. Они стилизуют свои брошюры под буклеты уважаемых научных сообществ, вплоть до дизайна каждой страницы. Вероятно, они рассчитывают на то, что невнимательный читатель может принять такие отчеты за официальные. Но только не профессионалы, которым достаточно одного взгляда, чтобы отличить ересь от реальной науки.

Справиться с корпорациями для экологов — задача непосильная. Переубедить людей с помощью здравого смысла не получается, их заявления просто тонут в тоннах дезинформации. Оборону лоббистов могли бы пробить такие же медиапрофи, вот только финансовые возможности ученых куда скромнее. В 2007 году конгрессмен Боб Инглис посетил Антарктику и своими глазами увидел доказательства антропогенного влияния на природу. Ему продемонстрировали состав льда до промышленной революции и после — в развитии. С развитием прогресса лед накапливал все больше и больше углекислого газа. Это произвело на конгрессмена неизгладимое впечатление. Вернувшись домой, он решил немедленно повлиять на ситуацию.

Инглис выступал перед палатой представителей и был одним из немногих республиканцев, кто высказывался против отрицания изменения климата и бурения нефтяных скважин. Стоит ли говорить о том, что его политическая карьера продлилась совсем недолго. В 2010 году он не смог пройти на выборах в Конгресс. На Инглиса натравили небезызвестную организацию «Американцы за процветание». Активность конгрессмена пришлась на период экономического спада, чем воспользовался фонд. Он организовал митинги против экологического налога. Лидер организации Тим Филлипс открыто заявляет, что миф об изменении климата запустили те, кому выгодно продвигать новые источники энергии. На вопрос, пытались ли активисты разобраться в фактах, их лидер отвечает отказом и поясняет, — их интересует только экономический аспект, глубже они не погружаются.

Так же, как Хансена и других климатологов, которые настаивали на немедленном решении экологического вопроса, Инглиса попытались стереть в порошок. У них получилось. Среди прежних соратников у Инглиса практически не осталось единомышленников. Но, как и Хансен, которого за последние годы несколько раз задерживала полиция за участие в митингах, Инглис продолжает одиночную борьбу, раз за разом ломая копья о непримиримую позицию республиканцев в диспутах на местных радиостанциях. Один в поле не воин, но у таких одиночек, как Гланц, Хансен, Орескис и Инглис, все же получилось изменить мир.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики