Лента добра
Мир

Пора домой

США вывели войска из Сирии и Афганистана. Что это значит для России и мира?
Фото: Rodi Said / Reuters

Вывод американских войск из Сирии, сокращение контингента в Афганистане, заявления о бессмысленности заграничных войн — минувшая неделя преподнесла, кажется, немало сюрпризов от американского президента Дональда Трампа. Между тем все эти поступки и заявления совершенно логично укладываются в позицию американского лидера, которую он обозначил в своей предвыборной кампании. Недавние новости скорее свидетельствуют о том, что американский лидер наконец избавился от влияния несогласных с ним советников и просто проводит свою линию во внешней политике. «Лента.ру» разбиралась, что значат для России и мира новости из Вашингтона.

Совет взрослых

«Не могу представить себе более удачной и работоспособной команды по национальной безопасности», — хвалил администрацию Дональда Трампа в начале 2017-го самый ярый ее критик — сенатор Джон Маккейн. Такое неожиданное заявление он сделал после назначения бывшего генерала Герберта Макмастера советником по национальной безопасности. В правящих кругах США полагали, что теперь Трамп связан по рукам и ногам: во внутренней политике — системой сдержек и противовесов, а во внешней, где у президента традиционно большие полномочия, — мнением авторитетных советников, которым он не сможет перечить.

В американских медиа и околополитических кругах даже появился весьма оскорбительный термин «ось взрослых» — так называли узкий круг людей, способных удержать по-детски импульсивного президента от необдуманных шагов. Уходящий в отставку генерал Джеймс Мэттис, известный под кличкой «Бешеный пес», которую сам он не любил, оставался последним из таких «воспитателей».

На момент похвалы Маккейна в феврале 2017-го у внешнеполитического руля страны вместе с Трампом стояли два отставных генерала: Макмастер (советник по нацбезопасности) и Мэттис (глава Пентагона). Кроме того, было ещё двое «взрослых»: Рэкс Тиллерсон (госсекретарь, глава всего дипломатического корпуса США) и бывший руководитель банка Goldman Sachs Гэри Кон, возглавлявший Национальный экономический совет.

Что интересно, ни один из этих благородных джентльменов не исповедовал политику «Америка прежде всего», с которой Трамп пришел к власти. Они придерживались традиционных взглядов и были уверены: развитая сеть союзов и партнерств — одно из ведущих преимуществ США на международной арене. По правде говоря, они были теми самыми глобалистами, которых американский президент грозился извести, публично обещая не делать «страну и ее народ заложниками лживой песни глобализма».

Под руководством своих советников американский президент вполне последовательно действовал в логике традиционных американских воззрений о внешней политике. Например, когда в апреле 2017 года сирийские правительственные силы, по-видимому, применили химическое оружие, ответ был по-американски согласованным, выверенным и демонстративным: по аэродрому Шайрат, с которого, по данным разведки, взлетали самолеты в тот день, нанесли удар крылатыми ракетами.

Спустя несколько месяцев, когда США приняли решение отправить дополнительный контингент в Афганистан, влияние советников тоже было на виду — американский президент признался в этом сам. «Моя первая инстинктивная реакция — вывести войска. А я люблю следовать своим инстинктам», — рассказал он, пояснив, что решение об отправке солдат приняли после переговоров с его окружением. Трамп никогда не скрывал, что все эти глобалистские тенденции он не любит; когда летом 2017-го те самые советники устроили ему брифинг и с картами в руках объяснили, почему союзы по всему миру полезны США, он ответил: «Это все именно то, чего я не хочу!»

Первым не выдержал Кон, уйдя с поста после решения Трампа ввести тарифы на сталь и алюминий, что изрядно повредило канадским союзникам США. Следом ушел Тиллерсон — он мало того что оказался никудышным госсекретарем, но еще и не смог найти общий язык с президентом. Мэттис продержался дольше всех.

Он не ушел, когда Трамп потребовал запретить трансгендерам служить в армии и иногда проводить операции по смене пола за государственный счет. Генерал попробовал сопротивляться: приказал начать полугодовую проверку последствий такого решения, но в итоге исполнил поручение верховного главнокомандующего. Он не ушел, когда Трамп решился выйти из ядерной сделки с Ираном, и тогда, когда тот критиковал союзников по НАТО и требовал, чтобы они платили по счетам.

И, наконец, он не ушел, когда Трамп потребовал отправить на границу с Мексикой солдат. Указ тоже частично саботировали: сначала Пентагон отправил две тысячи безоружных сотрудников Национальной гвардии; затем, когда президент потребовал отправки 15 тысяч военнослужащих, послал лишь 6 тысяч, да и то большинству не выдали оружие и заставили работать вспомогательными отрядами полиции.

Теперь же он наконец ушел, в прощальном письме ни разу не похвалив Трампа и не сказав ему ни одного комплимента. «Я считаю, что мне нужно покинуть свою должность, потому что у вас есть право на министра обороны, чьи взгляды больше совпадают с вашими», — написал генерал. Он, кстати, хотел уйти в конце февраля — после заседания министров обороны стран НАТО, но Трамп попросил его на выход уже в конце 2018 года: видимо, не впечатлился его прощанием.

В конце года уйдет на покой и еще один генерал, взятый Трампом в штаб, — глава президентской администрации Джон Келли. В июле 2017-го, когда тот пришел на должность, в Вашингтоне говорили: суровый Келли наведет в штабе порядок, в кабинет к Трампу перестанут заходить всякие проходимцы, и бесшабашная разболтанность «семейного предприятия» сменится армейской дисциплиной.
Получилось так себе: кое-какой порядок навести удалось, однако Келли настроил против себя главных теневых лидеров администрации — дочь президента Иванку и ее мужа Джареда Кушнера. Да и Трамп дал понять: дисциплину он будет наводить сам, и ровно такую, какую хочет.

Сам себе голова

Трамп правит уже почти два года, его президентский срок практически перевалил через экватор. Из значимых внешнеполитических достижений — разве что умиротворение Северной и Южной Кореи, продвигающееся умеренными темпами. Ядерная сделка с Ираном разорвана со стороны США (по инициативе Трампа), Израиль и Палестина не умиротворены, Саудовская Аравия все еще бомбит Йемен, отношения с Россией все хуже, с Китаем идет торговая война (прервавшаяся, впрочем, перемирием).

Получается, что единственное реальное достижение — уже упомянутое межкорейское умиротворение — стало возможным благодаря личным усилиям Трампа и вопреки действиям всех его советников, которые выступали за дальнейшее противостояние и считали согласие американского президента на переговоры с Ким Чен Ыном поражением и унижением США. Другие сомнительные успехи (которые Трамп считает несомненными) — разрыв с Ираном и торговая война с Китаем — тоже исключительно его заслуга. Неудивительно, что в итоге хозяин Белого дома разогнал нелояльных и, что самое главное, неэффективных с его точки зрения генералов.

Остается вопрос — что же дальше? На самом деле нынешний хозяин Белого дома удивительно последователен: не будучи искушенным политиком, он после прихода к власти начал заниматься именно тем, чего от него ожидали, — исполнять предвыборные обещания. Не всегда успешно — власть президента в США небезгранична, — но вполне искренне.

Уже проведена налоговая реформа, США выведены из Парижского соглашения по климату, в Верховный суд назначены консервативные судьи, «Исламское государство» (запрещено в РФ) разгромлено, посольство США в Израиле перенесено в Иерусалим. Выполнению других обещаний — например, строительству стены на границе с Мексикой и реформе здравоохранения — мешает Конгресс.

Тем логичнее выглядит его решение вывести войска из Сирии и сократить контингент в Афганистане. Еще в 2013 году Трамп писал: «Наших солдат убивают те самые афганцы, которых мы тренируем! Миллиарды уходят в трубу! Так нельзя! Давайте лучше США восстанавливать». Тогда же он негодовал: «Убираться к черту надо из этой Сирии, эти "повстанцы" так же хороши, как и правящий режим. ЧТО МЫ ПОЛУЧИМ ЗА ПОТРАЧЕННЫЕ ЖИЗНИ И ДЕНЬГИ? НИЧЕГО».

Одним из влиятельных союзников Трампа за это время стал советник по национальной безопасности Джон Болтон, известный крутым нравом и не чурающийся жестких мер во внешней политике. В нем президент нашел хорошего партнера: Болтон всецело и открыто придерживается политики «Америка прежде всего» и не выглядит частью того самого «глобалистского болота», которое он презирает.

По-видимому, на второй части президентского срока уже распробовавший вкус государственной власти Трамп всецело возьмется за исполнение своих предвыборных обещаний во внешней политике при поддержке лояльных ему советников. Можно даже сказать, что его внешнеполитическое президентство началось именно сейчас, и это не сулит ничего хорошего ни Ирану, ни Китаю, ни отказывающимся платить заранее согласованную долю союзникам по НАТО.

Отдельно стоит отметить, что для России все эти метаморфозы американского президента большого значения не имеют: антироссийский консенсус в американской власти — практически всеобщий, к тому же отягощенный расследованием комиссии спецпрокурора Мюллера о вмешательстве Москвы в выборы.

Одно можно сказать точно: новый Трамп «без тормозов» еще успеет потрясти мир.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики