Лента добра
Культура
Больше интересного — в нашем Telegram

Испортить шкуру и вылечить душу

30 главных книг года. Что читать в зимние праздники
Кадр: сериал «Патрик Мелроуз»

Ответы на главные вопросы человеческой жизни, объяснения законов мироздания, практические советы по поведению в кризисной ситуации, врачевание душевных травм и откровенный стеб над чужими слабостями — все эти темы были интересны отечественным и зарубежным авторам художественных и научно-популярных книг в 2018 году. «Лента.ру» выбрала главные издания уходящего года, которые имеет смысл прочесть за зимние каникулы.

Переводная художественная литература

Джулиан Барнс «Одна история» (перевод Е. Петровой, изд-во «Иностранка»)

Небольшой, но очень плотный роман о том, что бывает, когда 19-летний юноша влюбляется в женщину под 50. Можно было бы превратить эту историю в из ряда вон выходящую, но Барнс предпочел подчеркнуть в ней те стороны любви, с которыми может столкнуться любая пара безотносительно возраста. В общем, как обычно, Барнс написал о любви — закрыл тему.

Эдвард Сент-Обин «Патрик Мелроуз. Книга 1» (перевод А. Питчер, Е. Доброхотовой-Майковой, Аллы Ахмеровой, изд-во «Иностранка»)

Модная тема изживания последствий травмы и лечения посттравматического синдрома может раздражать, если раскрыта автором с изяществом крупного млекопитающего, как в случае Ханьи Янагихары. Другое дело Эдвард Сент-Обин. У него это получается правда смешно. Как это ни смешно. Кто не рискует сразу взять в руки роман — может попробовать для начала посмотреть сериал с Бенедиктом Камбербэтчем.

Гейл Ханимен «Элеанор Олифант в полном порядке» (перевод В. Липки, изд-во АСТ)

Еще один смешной роман с жутковатым сюжетом о преодолении последствий детской травмы. У Элеанор Олифант все в полном порядке: ей около 30, она работает в финансовом отделе, у нее строгий распорядок дня, и она раз в неделю созванивается со своей «мамочкой». А на днях она и вовсе влюбилась в приличного мужчину. Вот только Элеанор изо всех сил старается забыть тот пожар 20-летней давности, в результате которого она вынуждена была расти в приемных семьях.

Дэвид Фостер Уоллес «Бесконечная шутка» (перевод А. Поляринова, С. Карпова, изд-во «Астрель-СПб»)

Нелинейный роман-антиутопия в 1 200 страницах, 1 500 граммах и 388 сносках, рассказывающий об Америке будущего и разных ее проблемах от социальных до психологических. Наряду с «Улиссом» Джеймса Джойса считается одной из величайших книг ХХ века. В принципе, если втянуться, то занятие на зимние праздники обеспечено.

Арундати Рой «Министерство наивысшего счастья» (перевод А. Анваера, изд-во АСТ)

Индийский политик, активист, правозащитница, писательница и лауреат Букеровской премии Арундати Рой могла бы так и остаться автором одного (отличного) романа «Бог мелочей». Но она решила спустя 20 лет после выхода первой книги вернуться к литературной деятельности и выпустила вторую книгу, которая местами похожа на первую (ну потому что все книги о сложно устроенном индийском обществе немного похожи друг на друга), а местами совершенно иная, более жесткая, социальная, даже плакатная. Споры о том, какой роман лучше — первый или второй — не утихают до сих пор.

Пол Остер «4321» (перевод М. Немцова, изд-во «Эксмо»)

Книги одного из лучших американских современных писателей не переводили на русский с середины 2000-х. И вот самый свежий, огромный, 900-страничный роман, жизнь героя по имени Арчибальд Айзек Фергюсон, рассказанная четырьмя разными способами, затягивает читателя в параллельные миры. Так умеет только Остер.

Энн Тайлер «Удочеряя Америку» (перевод Л. Сумм, изд-во «Фантом Пресс»)

Иногда бывает, что знаменитый у себя на родине писатель, лауреат главных премий не сразу переводится на какой-то иностранный язык. Иногда очень долго не переводится. Так вышло с классиком американской литературы, лауреатом Пулитцеровской премии и вообще «западным Львом Толстым» Энн Тайлер. Но к счастью, исправить эту досадную недостачу решило издательство «Фантом Пресс», которое постепенно публикует на русском языке лучшие романы Тайлер. И лучшим из лучших в этом году оказался роман о двух семьях, столь разных, что кажется их не связывает вообще ничего кроме того факта, что обе удочерили по ребенку из Азии.

Томас О'Крихинь «Островитянин» (перевод Ю. Андрейчука, А. Новикова-Ланского, «Фантом Пресс»)

Серия «Скрытое золото ХХ века» была в свое время затеяна переводчиками Шаши Мартыновой и Максимом Немцовым, чтобы познакомить русскоязычного читателя с важными текстами ХХ века, которые по какой-то причине до него не дошли. Уникальность «Островитянина» в том, что, во-первых, это перевод с ирландского на русский (а не с ирландского на английский, а уж потом с английского на русский, как это часто бывает). А во-вторых, Томас О'Крихинь — с островов Бласкет и описывает жизнь на них. То есть он такой ветхозаветный ирландец в кубе, по сравнению с которым все прочие ирландцы — просто бледные космополиты.

Себастьян Фолкс «Энглби» (перевод М. Макаровой, изд-во «Синдбад»)

Себастьяна Фолкса, кавалера ордена Британской империи, члена Королевского литературного общества, вроде как принято относить к разряду писателей, которые выпускают умные книжки для высоколобых читателей. Но временами он любит развеяться и тогда, например, пишет продолжение романа о Джеймсе Бонде. Так вот «Энглби» — тоже что-то вроде шага в сторону с привычного пути и заигрывание с жанром нуара. Герой романа Майк Энглби, журналист, вышел из низов, учился в Кембридже, в ранние годы пережил серьезную травму (куда же без нее). «Читатель ждет уж рифмы розы», но Фолкс пишет триллер, а не репортаж с кушетки психоаналитика.

Фредрик Бакман «Медвежий угол» (перевод К. Коваленко, М. Людковской, изд-во «Синдбад»)

Швед Фредрик Бакман жестко ломает мировое представление о Скандинавии, как о стране перманентного хюгге и прочего люкке. Ворчливые старики, невыносимые домохозяйки в летах (фрекен Бок по сравнения с ними — добрая фея), медвежьи углы, тоскливые и безнадежные. Место действия этого романа Бакмана — северная шведская глушь, где нет работы и смысла жить. Поэтому юниорский хоккейный клуб — свет в окошке у местных жителей. Вокруг него кипят страсти, возможные только в замкнутом пространстве. А буря в стакане воды бывает похлеще девятого вала.

Филип Рот «Призрак писателя» (перевод В. Пророковой, ИД «Книжники»)

Вообще-то правильно будет не выделять один какой-то роман, а сразу сказать, что издательство «Книжники» замахнулось на большое дело: выпустить полное собрание сочинений умершего в этом году Филипа Рота, одного из величайших американских писателей, которому не повезло издаваться на русском языке мало, нерегулярно и в странной последовательности. Но раз уж нужно выбрать один какой-то роман, то пусть это будет «Призрак писателя» — первый из цикла про Натана Цукермана, которого принято считать альтер эго автора.

Русская художественная литература

Владимир Сорокин «Белый квадрат» (изд-во Corpus)

Из пары Сорокин-Пелевин общественности почему-то кажется, что Пелевин подписался сдавать по книге в год, а Сорокин делает, что хочет. Трудно наверняка утверждать, что и кому должен Пелевин, но то, что Сорокин пишет только, когда «пишется» — чистая правда. Тем ценнее каждая его новая книга (отнюдь не раз в год выходящая). Сборник рассказов «Белый квадрат», заглавный рассказ которого впервые был опубликован на «Ленте.ру», прекрасный образец нынешнего стиля классика и одновременно кривое зеркало российской действительности.

Виктор Пелевин «Тайные виды на гору Фудзи» (изд-во «Эксмо»)

Хотя свои романы Пелевин выпускает со стойкой календарной периодичностью — раз в год, обычно осенью — каждый раз появление новой книги сопровождает ажиотаж. Даже если потом страждущие плюются в публичное пространство заезженными «Пелевин исписался». «Тайные виды на гору Фудзи», в котором автор довольно остроумно высказался на тему поднявшегося с колен феминизма, не принуждали читателя к филиппикам, но стоит признать, что книжка позапрошлого года («iPhuck 10») получилась легче и задорней.

Евгений Гришковец «Театр отчаяния. Отчаянный театр» (изд-во «КоЛибри»)

После продолжительного молчания Евгений Гришковец выпустил 900-страничный «Мемуарный роман», в котором его почитатели узнают прежнего, любимого ими автора, а недоброжелатели с некоторым удивлением для себя обнаружат, что Гришковец может быть и другим, на себя прежнего непохожим: историчным, точным не только по отношению к общечеловеческим впечатлениям и слабостям, но и деталям эпохи.

Гузель Яхина «Дети мои» («Редакция Елены Шубиной»)

Второй роман автора, который за дебют получил «Большую книгу» — это серьезно уже само по себе. Было бытописание татарской деревни — стало бытописание хутора поволжских немцев. Роман получился гораздо более «литературным» в противовес кинематографической «Зулейхе», добротным, основательным и, как следствие, более тяжеловесным. Но любителям эпических форм он должен прийтись по душе.

Алексей Иванов «Пищеблок» («Редакция Елены Шубиной»)

Алексей Иванов — писатель, довольно разносторонне одаренный в том смысле, что историко-мистические романы, реалистические, фантастические, те, что проходят по ведомству «высокой литературы» и те, что обычно ставят на полку к попсе, у него получаются одинаково качественными. Как кстати и нон-фикшн о Пермском крае. Роман «Пищеблок» — шутка автора на тему пионеров-вампиров.

Ольга Славникова «Прыжок в длину» («Редакция Елены Шубиной»)

Лауреат «Русского Букера», автор романов «Стрекоза, увеличенная до размеров собаки», «2017», «Легкая голова», после восьмилетнего перерыва выпустила новый роман о бессмысленности подвига. Его герой, юный легкоатлет, губит карьеру и можно считать жизнь ради спасения мальчика. Когда мальчик вырастает, становится понятно, что спасенный того не стоил.

Александр Архангельский «Бюро проверки» («Редакция Елены Шубиной»)

Действие романа Александра Архангельского происходит душным летом 1980 года. Олимпиада и смерть Высоцкого служат фоном для личных исканий и неприятностей аспиранта философского факультета МГУ Алексея Ноговицына: отношения с невестой Мусей и ее номенклатурным папой, вера в Бога, допрос в КГБ. Роман можно было бы назвать историческим, если бы то, что заботит героя, не было универсальным. Ну или по крайней мере, актуальным для сегодняшнего дня.

Евгений Водолазкин «Брисбен» («Редакция Елены Шубиной»)

Финалом любой человеческой жизни будет энтропия, распад и смерть. Но кому-то не повезло столкнуться с этим раньше, чем другим. Гитарист-виртуоз Глеб Яновский узнает, что у него болезнь Паркинсона. То есть он из тех, чей жизненный сценарий пойдет по ускоренному пути. Историк-медиевист, автор «Лавра» и «Авиатора», со средневековой глубиной написал роман о вечном противостоянии жизни и смерти в отдельном конкретном случае.

Нон-фикшн

Аркадий Ипполитов «Просто Рим» (изд-во «КоЛибри»)

Может ли научная терминологичность легко соседствовать с эссеистической занимательностью? Да, если это текст Аркадия Ипполитова. Хранитель кабинета итальянской гравюры в Государственном Эрмитаже, знаток итальянской истории и культуры, автор книг «Особенно Ломбардия. Образы Италии XXI» и «Только Венеция. Образы Италии XXI» выпустил новое исследование о Риме. Поклонники уже прочли и в восторге. Прочие неравнодушные сели с лупой выискивать блох, что свидетельствует не только о популярности книги у широкого читателя, но и важности для научного сообщества.

Нассим Николас Талеб «Рискуя собственной шкурой: Скрытая асимметрия повседневной жизни» (перевод Н. Караева, изд-во «КоЛибри»)

Математик, экс-биржевой трейдер и «эксперт по рискам» мирового масштаба, автор «Черного лебедя» и «Антихрупкости» выпустил новое руководство выживания в кризисной ситуации. Идея, как обычно у Талеба, проста: «Портя себе шкуру, вы учитесь и совершаете открытия — таков механизм органических сигналов, который греки называли патемата математа («обучайся через боль» — принцип, хорошо известный матерям маленьких детей)». В общем, успешный профессионал, по мнению Талеба, должен гордиться не ценным мехом, а шрамами и проплешинами. Тогда окружающие смогут доверять его опыту.

Владимир Набоков «Строгие суждения» (перевод с английского, изд-во «Азбука»)

В сборник вошли интервью, письма редакторам и статьи (в том числе по энтомологии) Владимира Набокова. Среди прочего он признается в них, что гордится «тем, что никогда не стремился к признанию в обществе. Я никогда в жизни не напивался. Никогда не употреблял мальчишеских слов из трех букв. Никогда не работал в конторе или угольной шахте. Никогда не принадлежал к какому-либо клубу или группе. Ни одно учение или направление никогда не оказывали на меня ни малейшего влияния. Ничто не утомляет меня больше, чем политические романы и литература социальной направленности».

Мария Степанова «Памяти памяти» («Новое издательство»)

Достаточно сказать, что эта книга-эссе о природе и механизмах коллективной и индивидуальной памяти заняла первое место в тройке победителей главной литературной премии России — «Большая книга». Книга началась с того, что поэт, публицист, журналист Мария Степанова занялась архивными изысканиями, касающимися жизни ее семьи в ХХ веке. Частная история стала отражением большой истории ХХ века. Но дело не только в этом. Память полна ловушек и ложных путей. Почему они появляются и как с ними быть — эта мысль занимает автора в книге наравне с поиском фактов.

Сергей Зотов, Михаил Майзульс, Дильшат Харман «Страдающее Средневековье» (изд-во АСТ)

Если бы те, кто сейчас норовит оскорбиться в чувствах верующих, хоть немного знали историю, они бы пришли в ужас от того, как смеховая культура пародировала церковные обряды, иконописцы рисовали на полях древних текстов мартышек, а на стенах церквей — чудовищные непристойности с участием святых. Было ли это попыткой кого-то обидеть? Откуда вообще взялись эти образы и как они связаны с последующим развитием мирового искусства? Рассказывают профессиональные историки. Сначала в интернете появилось сообщество любителей истории с аналогичным названием, объединившее почти полмиллиона подписчиков. А потом книга уже сама напросилась и выграла главную российскую премию в области научно-популярной литературы — «Просветитель».

Стивен Фрай «Миф» (перевод Шаши Мартыновой, изд-во «Фантом Пресс»)

Жизнь в античности была и так, мягко говоря, не сказка. А если и сказка, то очень страшная. В ней родители убивали и ели своих детей, братья женились на сестрах и вообще все было далеко от норм цивилизованности, терпимости и политкорректности. «Британское всё» Стивен Фрай довел эти сюжетные ходы до абсолюта, заострив всю сложность быта и отношений античных богов и их приближенных и приправив типичной фраевской иронией. Получилась феерия.

Роберт Сапольски «Кто мы такие? Гены, наше тело, общество» (перевод А. Петровой, изд-во «Альпина Паблишер»)

Ежегодно выходит немалое число научно-популярных книг, рассказывающих широкому читателю о тех или иных аспектах человеческого устройства: поведении, характере, брачных ритуалах, силе воли, мозге, кишечнике наконец. А можно сделать так, чтобы все вместе было в одной хорошей книжке, написанной компетентным автором? Можно. Это книга всемирно известного приматолога и нейробиолога Роберта Сапольски. В ней собраны его эссе разных лет на всевозможные темы. Может ли климат влиять на характер и религию? Что происходит в человеческом теле при ухудшении настроения? Как связаны старость и гастрономические пристрастия? И так далее. Все они вместе представляют собой исчерпывающий источник информации о природе человека.

Александр Долинин «Комментарий к роману Владимира Набокова «Дар» («Новое издательство»)

Существует особое удовольствие от медленного чтения, обнаружения скрытых цитат, отсылов, угадывания аллюзий и реминисценций. Сделать это самостоятельно без специальной подготовки часто невозможно. Но можно читать параллельно: «Евгения Онегина» и комментарий Ю.М. Лотмана к нему. Или комментарий Набокова — тоже очень любопытный, хотя и принципиально иной. Но и, разумеется, сами набоковские тексты уже несколько десятилетий являются объектом комментирования литературоведов. В уходящем году отдельной книгой вышел интереснейший комментарий к «Дару» Александра Долинина.

Олег Лекманов, Михаил Свердлов, Илья Симановский «Венедикт Ерофеев: посторонний» («Редакция Елены Шубиной»)

Тоже своего рода комментарий: к поэме Венички Ерофеева «Москва-Петушки», к жизни Венедикта Ерофеева, к различиям между автором и его персонажем. Первая полная научная в том смысле, что написанная лучшими филологами-двадцативечниками, и популярная — то есть рассчитанная на широкий круг читателей биография легендарного писателя, цитатами которого мы говорим до сих пор.

Роман Тименчик «История культа Гумилева» (изд-во «Гешарим/Мосты культуры»)

Когда-то книги с упоминанием его имени пускали под нож, а за чтение его стихов ссылали на Колыму. Теперь его «Капитанов» читают детям на ночь — и они с младенчества усваивают, что у брабантского кружева розоватый оттенок, его цитирует рэпер Оксимирон, его стихи пишут на боках питерских трамваев. Речь идет о расстрелянном в 1921 году поэте Николае Гумилеве. Известный литературовед, специалист по ХХ веку, профессор Еврейского университета в Иерусалиме Роман Тименчик рассказал, как менялось отношение к Гумилеву на протяжении ХХ века.

Стивен Хокинг «Краткие ответы на большие вопросы» (перевод С. Бавина, изд-во «Бомбора»)

Стивен Хокинг, известный на весь мир английский физик-теоретик, космолог, писатель, директор по научной работе Центра теоретической космологии Кембриджского университета, умер в марте этого года, поэтому каждая из неопубликованных им при жизни книг воспринимается как чудо. «Краткие ответы на большие вопросы» — это сборник ответов, которые Хокинг давал по разным поводам и на различные темы. Есть ли Бог и можно ли доказать или опровергнуть его существование? Как выглядят инопланетяне? Искажается ли время и можно ли изобрести машину времени? Но вместе они смотрятся удивительно органично.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики