Лента добра
Мир
Больше интересного — у нас во «ВКонтакте»

Ким, санкции и Солсберецкий шпиль

Что пережил мир в 2018 году
Фото: Reuters

«Я был очень жестким, и он тоже. Мы шли то вперед, то назад, а потом мы влюбились. Он писал мне красивые письма!» — это не строчки какого-нибудь захудалого дамского романа, а самые что ни на есть реальные слова президента США Дональда Трампа о его отношениях с северокорейским лидером Ким Чен Ыном. В уходящем году Корейский полуостров неоднократно будоражил новостную повестку — тема мира, пожалуй, стала самой важной для всей Земли. Тем не менее она была далеко не единственной — мир обсуждал и Петрова с Бошировым, и Brexit, и, казалось бы, уже вечную тему санкций. «Лента.ру» вспоминает самое интересное и значимое из произошедшего за год.

Эра без войны

«Мы завершили создание национальных ядерных сил. (...) Ядерная кнопка лежит на моем рабочем столе», — такими фразами из новогодней речи Ким Чен Ына, пригрозившего США, пестрили СМИ. Хотя наблюдатели почти сразу заметили, что лидер КНДР, много лет находящейся под санкциями, также заговорил о диалоге с Сеулом, рассказал о готовности спортсменов поехать на Олимпиаду, да и вообще провозгласил курс на мир.

Именно с этого в итоге и начался диалог. Сначала северокорейцы действительно съездили на зимние Игры в Южную Корею. Затем, в апреле, стороны провели первый в истории саммит на южнокорейской части демилитаризованной зоны и договорились двигаться в сторону полной денуклеаризации Корейского полуострова.

А 12 июня Ким Чен Ын провел первый двусторонний саммит с Трампом в Сингапуре. Они подписали совместный документ, по которому Вашингтон предоставляет Пхеньяну гарантии безопасности, а Северная Корея берет на себя обязательства по ядерному разоружению. В то же время северокорейский лидер успел несколько раз выехать за границу в Китай — он побывал там три раза за три месяца — и принял в Пхеньяне российского министра иностранных дел Сергея Лаврова.

Теперь же все стороны стараются развивать налаженные контакты и продолжают встречи на разных уровнях. Так, Северная и Южная Корея дошли до разминирования демилитаризованной зоны на границе и уничтожения пограничных постов, а теперь намерены открыть обе стороны приграничной «деревни мира» Пханмунджом для организованных туристических экскурсий. Подобными подвижками слегка обеспокоены другие страны, которым важнее ядерное разоружение КНДР. Впрочем, в Сеуле отмечают, что хорошие межкорейские отношения должны помочь и в этом вопросе.

С США же все немного сложнее. Вашингтон не готов идти на уступки, пока Пхеньян не свернет свою ядерную программу. Тот вроде как демонтирует полигоны для испытания ракет, но подчеркивает, что не готов отказываться от оружия в одностороннем порядке: сначала нужно снять санкции.

При этом северокорейские газеты подчеркивают, что воля к улучшению отношений есть как у Кима, так и у Трампа, но их начинания своими действиями подрывает американский истеблишмент. В итоге за 2018 год риторика хоть и стала менее враждебной, но стороны все равно обмениваются колкостями. А о конкретных серьезных договоренностях на этом поприще говорить пока не приходится.

Солсберецкие ребята

Тема мира на Корейском полуострове периодически совершенно терялась на фоне другой: российские шпионы и хакеры наследили по всему миру, да еще и отравили бывшего полковника ГРУ. По крайней мере, именно так утверждает Великобритания.

Началось все в британском городе Солсбери — в марте оттуда пришли сообщения о пожилом мужчине и молодой женщине, которым стало плохо на улице. Оказалось, что это были бывший российский шпион Сергей Скрипаль и его дочь Юлия, отравившиеся после контакта с неизвестным веществом. Женщина пришла в себя раньше отца, ее выписали из больницы еще 10 апреля. Правда, с тех пор от них не сильно много чего слышно.

Специалисты выяснили, что химикатом было нервно-паралитическое вещество класса «Новичок», разрабатывавшееся в СССР. Организация по запрещению химического оружия не смогла определить место его происхождения. Лондон же обвинил в причастности к отравлению Москву и выслал российских дипломатов-«разведчиков». Аналогичные меры приняли и другие страны: в общей сложности они выдворили свыше 150 человек. Москва отвергла все обвинения и приняла зеркальные меры.

Позднее были названы имена предполагаемых отравителей — ими оказались некие Александр Петров и Руслан Боширов. По данным СМИ, они на самом деле кадровые сотрудники российской военной разведки Александр Мишкин и Анатолий Чепига. Мужчины в ответ дали интервью и заверили всех: занимаются бизнесом в области спортивного питания и фитнес-индустрии, а в Великобританию поехали в качестве туристов, смотреть на шпиль Солсберийского собора.

Затем появилась информация о россиянах-шпионах в Нидерландах. Они якобы собирались выкрасть данные из химической лаборатории в Швейцарии, где исследовали образцы вещества, которым отравились Скрипали. О раскрытых российских шпионах или разведсетях сообщали также в Австрии и Чехии.

Тем временем в США за участие в заговоре с целью ведения деятельности в пользу иностранного государства арестовали россиянку Марию Бутину. 13 декабря в суде она, как утверждают в МИД России, после пыток призналась в работе иностранным агентом. Она признала вину и заключила сделку со следствием.

Помимо этого, западные страны постоянно заявляют о нападениях хакеров из России и Китая и настаивают на введении санкций в ответ на их действия. Вашингтон также продолжает возлагать на Москву вину за вмешательство в американские президентские выборы 2016 года. В России подобные заявления оценивают как «западную шпиономанию» и мракобесие.

Американские горки

В отношениях с США 2017 год закончился на повышенных тонах с выселением российских дипломатических работников из зданий, так что на 2018-й возлагали надежды на урегулирование конфликтов и улучшение отношений. Однако затем было отравление Скрипалей: Вашингтон поддержал позицию британцев, объявив десятки российских дипломатов персонами нон грата. В то же время постоянно появлялись все новые и новые данные о связях американского президента и его окружения с Россией еще на этапе президентской гонки.

Трамп будто в противовес официальным решениям постоянно указывал: разрывать отношения с Москвой не собираемся, ладить нужно, хоть и сложно. И подписывал новые санкции. Так что его первая полноформатная встреча с президентом России Владимиром Путиным, прошедшая в Хельсинки 16 июля, несла в себе очень много надежд и многие из них совершенно не оправдала.

По итогам переговоров Трамп заявил, что в плохих отношениях между странами виноваты обе стороны, а тему вмешательства Москвы и лично Путина прокомментировал так: Путин сказал, что ничего не было, оснований не верить ему не вижу. После этого американцы ополчились на своего президента, обвинив его в лояльности российскому лидеру и готовности пожертвовать интересами страны ради такой дружбы. Трампу даже пришлось поправиться: и вправду, вмешиваться плохо. Но вот расследование о связях с Россией называть «охотой на ведьм» он не перестал.

Но поскольку взаимодействовать все же нужно, президенты договорились встретиться снова. Сначала им не дали провести нормальные переговоры 11 ноября в Париже — поменяли расписание мероприятий, затем сорвалась и долгожданная встреча на G20 в Аргентине, назначенная на 1 декабря. Трамп отменил ее буквально в последний момент из-за инцидента с украинскими кораблями в Керченском проливе, и теперь Вашингтон грозится добавить новых ограничительных мер. Кроме того, серьезные споры ведутся и в отношении Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности, о выходе из которого Трамп объявил в октябре.

Так что восстановления отношений так и не получилось: их считают даже худшими, чем во время холодной войны. А для улучшения в США предлагают Москве «не вмешиваться в выборы, уйти из Крыма, не использовать химоружие для покушений и не навязываться на Ближнем Востоке». А еще сотрудничать по Китаю, который теперь в Вашингтоне официально считается одной из главных угроз безопасности.

В итоге кажется, что Россия в уходящем году стала восприниматься в США большей угрозой, нежели заговорившая о мире КНДР. Так что баталии на политическом фронте явно продолжатся.

Сколько можно

Несмотря на надежды, не закончились до сих пор и боевые действия в Сирии. На территории страны продолжается как всеобщая борьба с террористической группировкой «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России), все еще удерживающей под своим контролем около пяти процентов территории Сирии, так и столкновения между вооруженной оппозицией и правительственными силами.

В настоящее время под контролем террористов из ИГ остаются несколько пустынных районов к югу от города Дейр-эз-Зор. Бороться с боевиками помогает ВКС России — по просьбе Дамаска с 2015 года. А вот США, вставшие во главе международной коалиции и начавшие операцию в 2014-м, 19 декабря внезапно объявили о выводе своих войск.

Последовало такое решение за словами Трампа о победе над ИГ в Сирии. Источники же рассказали: уход США также означает прекращение воздушной кампании против террористов, несмотря на обещание и впредь бороться с ними везде. Хотя с решением Вашингтона не согласны его союзники: так, Франция, к примеру, сохранит военное присутствие в Сирии.

Оппозиционные силы сейчас контролируют два зачищенных от террористов района: один — на границе на юго-востоке Сирии, а второй — на северо-западе — провинцию Идлиб. В последней была создана демилитаризованная зона, которую должны патрулировать Россия и Турция. Здесь все еще продолжаются столкновения, однако о какой-либо полномасштабной операции речи нет.

Периодически в игру вступает и Израиль, которого не устраивает присутствие в Сирии иранских частей. Именно атакой на эти силы еврейское государство оправдывает обстрелы объектов на территории соседа. И именно во время такой атаки в сентябре ракета сирийской системы С-200, отслеживавшей израильский истребитель F-16, сбила российский самолет-разведчик Ил-20.

Кроме того, свою борьбу против террористов на сирийской территории ведет и Турция, причем к боевикам она причисляет курдские силы. А они в настоящее время контролируют значительную часть зачищенной от боевиков территории на севере Сирии, прилегающей к южной границе Турции.

В начале года Анкара провела операцию против формирований курдов в Африне и теперь контролирует регион вместе с «Сирийской свободной армией» — одним из крупнейших объединений вооруженных группировок. В ближайшее время она обещает начать новые военные операции против «террористов», занимающих районы к востоку от Евфрата — то есть против курдов, которых поддерживают США. Хотя с уходом Вашингтона из Сирии они фактически остались брошены на волю судьбы и растерзание Турции.

Их там нет

На фоне сирийского конфликта все больше разговоров о частных военных компаниях (ЧВК), в том числе российских. В ряде стран они вполне легальны, однако в России они под запретом — за участие в вооруженном конфликте наемник может получить тюремный срок.

Активно вспоминали ЧВК по нескольким причинам. Во-первых, в феврале в Сирии россияне-наемники погибли в результате удара американской авиации, когда наступали на нефтяные и газовые месторождения в провинции Дейр-эз-Зор, находящиеся под контролем курдов. Данные о жертвах сильно разнились — от пяти до нескольких сотен погибших. Сообщалось, что они принадлежали к числу наемников «ЧВК Вагнера».

Затем эта же компания всплыла в связи с убийством трех российских журналистов в Центральноафриканской Республике. По одной из версий, Орхан Джемаль, Александр Расторгуев и Кирилл Радченко намеревались расследовать информацию о том, что ЧВК работала там за вознаграждение в виде золота с местных приисков. Официально такую информацию сочли недостоверной.

«ЧВК Вагнера» связывают с миллиардером Евгением Пригожиным, но бизнесмен утверждает, что не имеет отношения к каким-либо проектам в ЦАР. СМИ же сообщают, что он с помощью наемников и политэкспертов предлагает услуги по обеспечению безопасности, а также проведения предвыборной кампании сразу в нескольких странах Африки. В сентябре ЧВК попала в санкционный список США.

Кроме того, в ноябре бойцы российских частных военных компаний и некоторые ветеранские организации обратились в Международный уголовный суд с требованием возбудить расследование против организаторов ЧВК. Они надеются, что их официально признают, что поможет им с реабилитацией.

Неудавшийся гамбит

Практически весь год продолжаются и споры о выходе Великобритании из Евросоюза (Brexit). Переговоры Лондона и Брюсселя начались еще летом 2017 года, а финальные договоренности по сделке стали известны в ноябре. Однако еще до этого позицию премьер-министра Терезы Мэй и ее план назвали слишком мягкими для бизнеса.

Из-за несогласия из ее правительства ушли несколько министров-сторонников более жесткой сделки. Среди них был и глава МИД Борис Джонсон. В прощальной речи Джонсон предрек Соединенному Королевству «злосчастную неопределенность». По его мнению, следовало ограничить переходный период и отказаться платить ЕС за доступ к общему рынку. Мэй же допускала продление этого периода до 2022 года и выплату Брюсселю 45 миллиардов долларов.

Здесь стоит отметить и разбирательство, инициированное группой шотландских и английских политиков, борющихся за отмену Brexit. 10 декабря рассматривавший их иск Европейский суд подтвердил, что Великобритания вообще имеет право отказаться от выхода из ЕС в одностороннем порядке. При этом ей даже не придется менять никакие законы или условия членства в блоке.

Из-за противодействия Мэй даже оказалась на грани потери власти: парламентарии-консерваторы смогли собрать нужное число подписей и 12 декабря провели голосование о доверии премьеру. Свой пост ей удалось удержать, а политическая верхушка страны погрязла в хаосе разногласий.

Несмотря ни на что, отказываться от выхода из ЕС глава правительства не намерена, ведь такова воля британского народа, высказавшегося на референдуме в 2016-м. Однако это не мешает ей пытаться договориться с Брюсселем о пересмотре некоторых пунктов договора. Впрочем, такие начинания в ЕС не поддерживают. В этой связи Лондон даже начал официально готовиться к Brexit (он должен состояться 29 марта 2019 года) без заключения каких-либо соглашений с европейскими властями. В ближайшее время власти покажут, на что в таком случае пойдут резервные миллиарды, дадут рекомендации бизнесу и приготовятся привести часть военных в состояние повышенной готовности.

Удар Brexit по экономике может быть тяжелейшим, ее рост замедлится. В частности, королевству грозит потеря тарифных преимуществ в торговле, что создаст проблемы как для экспорта, так и для импорта. Прогнозируется, что лондонский Сити столкнется с сокращением рабочих мест, так как из него уйдут компании, ориентированные на ЕС, в стране подскочит инфляция, уровень жизни населения ухудшится. Лондону грозят даже запретом принимать самолеты в европейских аэропортах — мол, «сертификат надежности» у них будет неподтвержденным.

***
В целом же минувший год — как, пожалуй, и почти любой другой — сложно оценить однозначно: были моменты и положительные, и отрицательные. С этим, правда, не соглашаются японцы. Они выбрали символом уходящего года иероглиф 災 (sai), означающий «катастрофу» или «бедствие». Каким окажется следующий год, пока никто не знает. Остается лишь надеяться, что для всех, а не только для японцев, он станет более позитивным.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики