Лента добра
Ценности
Больше интересного — у нас во «ВКонтакте»

«Тяжело даже моргать»

Москвичка не ела десять дней. Как ей удалось выжить?
Фото: Вероника Гавриленко

Современное молодое поколение помешалось на своем теле. Одни кричат о бодипозитиве и восхваляют двойной подбородок, другие наоборот — стремятся к модельным параметрам. Для одних отказ от еды — это способ влезть в новые джинсы, другие же верят, что голодание поможет им духовно очиститься и достичь просветления. Жажда похудеть толкает людей на немыслимые эксперименты со своим организмом. Корреспондентка «Ленты.ру» добровольно голодала 10 дней и рассказала, через что ей пришлось пройти.

Предупреждение:
Редакция «Ленты.ру» напоминает об опасности голодания для здоровья и не рекомендует повторять аналогичный эксперимент

Друг моей семьи последние 20 лет проработал священником. Он много раз рассказывал, как практикует голодание в лечебных целях. Однажды я лично наблюдала за его постом. Целую неделю он пил исключительно воду, позволяя себе только одну ложку меда в день.

Меня удивили тогда его сила воли и непоколебимость. Он каждый день спокойно выполнял рутинные дела: проезжал на старенькой «Ладе» по 200 километров, работал, помогал людям. Потом уходил в свою комнату и молчал. Молился Богу перед сном.

Он вдохновил меня своим примером, и после общения с ним я задумалась о пользе такого очищения. Я пробовала отказываться от еды для разгрузки организма, но не дольше чем на один день. Однако после очередного разговора со священником я решила проверить, как может повлиять на меня длительное голодание и смогу ли я в принципе продержаться. Я бросила себе вызов, и мой эксперимент длиной в десять дней начался.

День 1. Опасность повсюду

Утро. Я настроена решительно. Выдвигаю из-под раковины в ванной комнате запылившиеся весы и получаю на них цифру 57,4 килограмма. Есть не хочется. Видимо, потому, что привыкла к периодическим голодовкам. Намечаю себе норму потребления воды — минимум два литра. Пока звучит страшно. Когда я столько воды успею выпить?

На работу собираюсь расслабленно: есть лишний час, который я обычно отвожу на завтрак. В обед вру коллегам, что у меня деловая встреча, и не иду с ними в столовую. В течение часа шатаюсь возле бизнес-центра по улицам, развлекая себя разговорами по телефону.

Пить воду легко. Хочу есть — пью воду. Перестаю пить — хочу есть. Бегаю в уборную каждые полчаса, это нервирует. Кажется, окружающие уже решили, что со мной что-то не в порядке.

Повсюду опасность: каждый человек хочет меня накормить. Утром на рабочем столе — печенье к чаю за обсуждением новостей, в обед все тянут поесть, вечером дома ужинают... После работы, придя домой, сразу направляюсь в свою комнату, чтобы не придумывать очередную ложь, и скорее ложусь спать. Голодать — легко.

Сегодня понимаю, что на 95 процентов состою из потока желаний, но я в состоянии им управлять. Я хочу стать спокойнее, не зависеть от еды, очистить мысли от зудящих в голове вопросов: «когда я теперь смогу поесть?», «чем бы я перекусила сейчас?», «куда все пойдут на обед?», «можно ли хотя бы кусочек съесть?» Мысли о еде отнимают много времени, и к ним теперь прибавились фоновая тревожность и страх.

День 2. Тяжело даже моргать

Будильник. Я открываю глаза. Во всем теле слабость — тяжело даже моргать. Я с трудом доползаю до края кровати и сижу в одном положении минут пять. Жду, когда утренний тремор пройдет. Миссия дойти до ванны почти провалена: я делаю шаг за шагом и держусь руками за стены.

Мне явно нужна еда, и я уже не вижу смысла в глупом эксперименте. Может, мне нельзя голодать? Если я съем сейчас банан, никто не узнает. Он даст мне сил хотя бы на день, а дальше продержусь без еды.

Сижу на краю ванны и сушу волосы, при этом фен держу двумя руками, упираясь локтями в колени. В голове — миллион причин, почему мне нужно бросить эту затею, первые из списка — самые здравые. Последние звучат как истерика: «Зачем тебе это?! Поешь! Получи энергию! Тебе нужны силы для работы! Тебе еще добираться на трамвае до метро, а на метро до работы! Нужно преодолеть тысячи ступенек за день!».

Однако так быстро сдаваться я не стану. Я прокручиваю в голове историю священника и успокаиваю себя, что кризисы в голодании — нормально. В конце концов, если в метро я начну умирать, я поем. Кидаю в сумку банан, однако спустя час энергия возвращается, и после работы я везу его домой.

Тело уже так сильно не трясет, но передвигаюсь я медленно, как ленивец. При этом голова соображает, голод не сказывается на работе. Я активна и в хорошем настроении. Есть не хочется. Страх, что упаду или еще как-то нанесу себе вред, проходит.

Сегодня я понимаю, что победила страх и устоявшиеся привычки. Внутри меня каждую минуту происходят изменения, организм подстраивается под новый для него режим. Единственное, что удерживает от срыва, — желание доказать себе, что я не слабачка.

День 3. Я адски мерзну

Утро, я вешу 54,3 килограмма. По словам опытных голодающих, сегодня наступит кризис: желудок попросит еды, общее состояние ухудшится, возможны головокружения, повышенная сонливость, сильная головная боль. Советуют сидеть дома и отдыхать, потому что организм слабеет.

У меня выходной, но будильник ранний — привычка. Просыпаюсь и с опаской сканирую свое тело. Состояние легкое, желания есть не замечаю. Кажется, у меня суперсила: все симптомы обходят меня стороной. За исключением одного — я мерзну. Все время. Натягиваю чуть ли не до колен шерстяные носки и беспрепятственно дохожу до ванны.

Решаю закрыть глаза на все предостережения и советы, звоню подруге и приглашаю ее в Сокольники на прогулку. Пусть будет активный день, а там, если что, закажу такси и быстро вернусь домой. С 13:00 до 17:00 я в парке, все время на ногах. Есть все еще не хочется, хотя подруга периодически дразнит едой. Ближе к вечеру я валюсь с ног, хочу спать, но тут любой захочет — я не выспалась и провела весь день на свежем воздухе.

Отказ от еды делает меня спокойной: я не нервничаю и почти игнорирую злобных старух и орущих детей в общественном транспорте. До этого я никогда не голодала в рабочие дни из-за страхов за мозговую активность, головокружения, слабую волю, осуждение со стороны. Пугающие мысли и сейчас преследуют меня, но ничего страшного не происходит. Обещанный кризис? Видимо, не сегодня.

День 4. Мне хорошо в одиночестве

Я устала. От голода, людей вокруг, монотонности. Ведь все, что я могу есть или пить, — исключительно вода. Разрешаются только горячие травяные настои, если холодно. Наверное, пора выходить — голодание сводит с ума. Родные обижаются, что я немногословна. Они не понимают, что я механически дохожу до дома, переодеваюсь, сижу с ними за кухонным столом, принимаю душ и ложусь спать. Как на автопилоте.

Иногда я здесь, с людьми, но мысленно меня нет. Я много думаю о духовном, о людях, которые тоже проходили путь голодающего. Мне кажется, никто меня не понимает. Ни один человек. Я не прячусь от общества, однако, стоит признаться, мне приятнее быть в одиночестве. Сейчас единственное для меня развлечение — пить воду и спать. Мне тоскливо. Наверное, завтра я закончу свой эксперимент.

День 5. Я становлюсь затворником

Утро. Сегодня работаю удаленно. Внутри пустота — как физическая, так и моральная. Я не хочу выходить из дома и кого-либо видеть. Вчерашний день перетек в очередную монохромную рутину. Надела объемный свитер с высоким воротником и укуталась в него по самые глаза, видимо, подсознательно показывая, что общаться ни с кем не хочу. Да и не с кем, к счастью.

Меня пугает, что на голодании я становлюсь затворником. Ко всему прочему я стала чересчур сентиментальной. Сегодня я заплакала, когда узнала о заболевшей кошке моей знакомой. Интересно, что будет завтра? Может, откажусь от интернета и уеду жить в Африку — помогать голодающим детям? Хотя бы не буду их там объедать.

День 6. Замедлилась речь

Я паникую при каждом уколе в животе. Мое ребро странным образом заворачивается внутрь, когда я дышу. В области живота стало больше пространства. Слишком много. Чувствую себя на удивление неплохо. Утром ликую после проверки веса, хотя цели похудеть не стояло. Сегодня я вешу почти на четыре килограмма меньше, чем в начале: 52,6 килограмма. Джинсы свисают. С гордостью затягиваю ремень на талии потуже.

Организм сонный, вялый и медленный, но в целом жизнь не изменилась. Я вернулась в строй: сплю, работаю, встречаюсь с друзьями, занимаюсь спортом. Пью воду. Еще я каждый день чертовски мерзну, поэтому греюсь травяными настоями. Придется ждать еще дней пять, прежде чем я поем и согреюсь.

Страшных бурлений в желудке нет. Говорю медленно. После длительного разговора сипнет голос, но быстро восстанавливается. Чувство голода ни разу за все дни не появилось. Самовнушение?

Когда перестаю пить, начинаю слабеть. Быстро устаю, от этого хочу спать в любое время и в любом месте. По коридорам и особенно по лестницам хожу медленно. Если вижу рядом знакомого, нарочито ускоряюсь и так же неестественно активно говорю.

Злят люди в метро, которые не уступают мне место. Почему они не понимают, что я еле стою? От монитора на работе болят глаза — краснеют и слезятся. Все рецепторы стали предельно восприимчивы. Со стороны меня наверняка принимают за наркоманку.

Сейчас я уже не различаю разницы состояний с едой и без, организм подстроился. При этом плюсы от голодания заметны. Я перестала думать о еде, улучшилось состояние кожи (она более мягкая и без высыпаний), вечером я легко засыпаю и крепко сплю, утром пробуждаюсь с первым будильником.

Говорят, что я выгляжу свежее и даже счастливее, много улыбаюсь. Спрашивают, не влюбилась ли. Звучит забавно, но я чувствую просветление и умиротворение. Неужели я достигла уровня священника?

День 8. Исчезли все эмоции

Я держу свой голод в строгом секрете, все равно 80 процентов людей меня не поймут. Будут осуждать или убеждать в своей точке зрения. На фоне слабости полностью исчезло желание спорить, что-то доказывать и объяснять.

С каждым днем все больше пугает количество часов, которое я провела на одной воде. Утро начинаю с честного диалога с собой. Болит что-то? Хочу есть? Кружится голова? Пора заканчивать эксперимент? Сегодня восьмой день, и чувствую я себя замечательно. Наверное, назло тем, кто без еды не проживет и полдня.

Мое тело подтягивается и сушится. Я магическим образом стала по-другому смотреть на мир. Кажется, раньше я неслась на скорости 180 по магистрали и никого не замечала.

На голоде я замедлилась. Новое для меня состояние покоя позволяет спокойно на все реагировать. Я вижу, как окружающие суетятся, спешат, накручивают себя и без повода нервничают. Я становлюсь маленьким Буддой.

Мне уже не хочется прятаться от людей и общения. Сегодня я ощущаю себя супергероем со сверхспособностями. Иногда притворяться активной, когда я валюсь с ног, тяжело, да и раздражает. Хочу поговорить с кем-нибудь откровенно, но не могу.

День 9. Я не умираю?

Мой вес 51,3 килограмма. Теперь каждое действие дается в два раза тяжелее, мучают боли и сильная слабость. В интернете много статей на тему лечебного голодания, симптомов (критичных и нет), рецензий и советов. Почитаешь — и можно окончательно запутаться. Я прислушиваюсь только к собственному организму.

Сегодня я интенсивно готовлюсь к внутреннему экзамену в автошколе, учу ПДД. Сил больше нет, болит голова. Однако таблетки пить нельзя, только отдыхать и расслабляться.

Спасибо друзьям, которые поддерживают и стараются поднять мне настроение. Прихожу к мнению, что окружение в дни голодания (или его отсутствие) — самое важное. Спать иду поздно, в 1:30, еле передвигая ноги.

Вокруг много раздражителей и стресса: экзамены, работа, поедающие пиццу друзья. Но мне все равно. Ощущение, что я под кайфом. Видимо, это и есть путь священника.

День 10. Тяжело двигать челюстью

Пришлось рано проснуться: нужно продолжать решать тесты. На экзамен приезжаю уставшая, сонная и с головной болью. Каким-то чудом сдаю. Хочется спать. Понимаю, что осталось всего ничего, так что полуобморочные симптомы воспринимаются проще. Морально готовлюсь к выходу на свежевыжатых соках.

Между тем последний день проходит нелегко. Сказывается мрачная погода, недосып, усталость и, наверное, десять дней без еды. Я много хожу, но приходится постоянно держаться за перила и стены.

Тяжело двигать челюстью, от этого почти не говорю. Нет сил даже слушать речь другого. Подъехав к дому, с ужасом представляю себе подъем по лестнице пешком на пятый этаж.

Я взбираюсь по подъездной лестнице наверх как на Эверест: медленно-медленно отмеряя каждый шаг. На следующую ступеньку подтягиваюсь руками за перила. Полуживая, я раскладываю продукты в холодильнике и жду, когда настанет следующее утро.

К окончанию десятидневного эксперимента я начинаю видеть, как важно сканировать свое состояние и отделять сиюминутные желания от реальных потребностей организма. Мне не нужна огромная тарелка макарон вприкуску с пиццей, как бы я ни хотела этого головой. Прежде меня редко волновало, что действительно нужно моему телу.

День 11. Видимо, от желудка уже ничего не осталось

Доползаю до ванны, на весах 50,8 килограмма, а значит, за эти дни я сбросила почти семь килограммов. Я понимаю, что все кончено. Долгий путь голода позади. Оттягиваю момент завершения эксперимента, проходя мимо холодильника. В обед разрезаю папайю и рассасываю каждый кусочек. Я стараюсь жевать тщательно, чтобы еда превращалась в смузи.

Кажется, ничего вкуснее я никогда не ела. Я утолила голод двумя дольками — видимо, от желудка уже ничего не осталось. Второй раз получается поесть только в 18:00. Пью густой напиток из авокадо, огурца, щавеля, сельдерея, мяты, базилика, банана и воды.

Силы пока не возвращаются. Организму нужно дать время на адаптацию к другому режиму. Любопытно, что за 11 дней (а это почти две недели жизни) я потратила всего 547 рублей: 335 рублей на воду и 212 рублей на мед, который не стала есть. Бюджетно, однако вопрос совсем не в экономии.

Голод дал мне понять, насколько я концентрировалась на ненужном (страхи, переживания, мелкие бытовые проблемы) и не уделяла времени важному — себе. Я считала себя слабовольной и опытным путем доказала, что, как и многие люди, недооценивала свои силы и возможности.

После 11 дней осознанного отказа от еды и очищения организма банально жалко возвращаться к тяжелой пище. Жалко закидывать в себя пиццу, объедаться перед сном. Например, без тяжелого ужина я просыпалась утром легче (во всех смыслах) и гордилась собой. Все это выбор — самочувствие или минутное наслаждение.

Не так важно, от чего человек отказывается: от сна, еды, социума, работы, выходных, — важно понять, какой в этом смысл. Главная идея. Я хотела увидеть мир глазами священника, проанализировать разницу в настроениях, мыслях и общем состоянии голодающего. И мне удалось.

Я не советую людям повторять мой эксперимент без консультации со специалистом, особенно тем, кто впервые слышит о методике очищения и лечения голодом. Для себя я решила, что продолжу один раз в неделю разгружать организм и пить только воду. И, возможно, один раз в неделю буду проводить время в одиночестве: долго спать, читать и намеренно ни с кем не разговаривать. Для внутреннего баланса.

< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики