Лента добра
Силовые структуры

«На кого укажу — с тем и переспят»

Она попала в секту в Крыму. Ради любви наставника ее адепты готовы на все
Кадр: телесериал «Водолей»

По разным данным, в России действует около 500 тоталитарных сект, и они куда ближе, чем кажется: столкнуться с ними может каждый. Одна такая организация уже не первый год действует в Севастополе. Ее лидер, называющий себя Наставником, вербует молодых девушек и подчиняет их своей воле. В секте они употребляют наркотики, занимаются беспорядочным сексом и ненавидят Россию. Девушки заключают фиктивные браки с украинцами и едут в Киев в качестве секс-работниц, чтобы зарабатывать деньги для своего гуру. Одной из тех, кого сектанты едва не заманили в свои сети, была корреспондентка «Ленты.ру» Антонина Матвеева. Вот ее история о странном и опасном путешествии в Крым.

Предупреждение

Структура, с которой пришлось познакомиться автору текста, по всем признакам — типичная секта, однако пока она не попадала в поле зрения правоохранительных органов. Поскольку некоторые из героев статьи до сих пор находятся в секте, мы изменили имена действующих лиц на вымышленные, чтобы не причинить вреда жертвам сектантов. «Лента.ру» просит считать данный текст официальным обращением в МВД России.

«Здесь тебя никто не найдет»

Полтора года назад я много путешествовала и оказалась на белорусском фестивале «Радуга», походившем на хиппи-общину 60-х: повсюду разгуливали голые люди, пели песни, устраивали оргии. Там я и встретила Катю — 17-летнюю девушку, которая сбежала из родительского дома с полупустым рюкзаком, чтобы объездить мир автостопом. Ее имя было вымышленным. Как оказалось, мать девушки объявила ее в розыск, поэтому беглянка, не спешившая домой, называла себя Катей и изредка отправляла маме сообщения с чужих аккаунтов в соцсетях.

Несмотря на возраст Катя показалась мне сильной личностью, которая точно знает, чего хочет. Уже год она кочевала по странам СНГ вместе со своим парнем, ночуя в палатках и перебиваясь подачками от случайных людей. Теперь Катя собиралась в Крым, чтобы заработать сбором винограда на оформление загранпаспорта. Ее парень был в другом городе, поэтому она позвала меня с собой, заверив, что без крыши над головой не останемся — один знакомый с фестиваля многим предлагал по доброте душевной погостить у него в Севастополе.

По приезде в Крым я знала лишь то, что загадочный благодетель предпочитает называться Наставником. Его дом, спрятанный среди гаражей, вдали от людного центра, оказался (на первый взгляд) импровизированной школой буддизма с жилыми пристройками для учеников. Повсюду были изображения индийских богов и пахло благовониями. Поначалу Наставник показался мне приятным мужчиной под 50, хоть и выглядел нелепо в длинной юбке и увешанный бусами.

А вот проживающая с ним девушка лет 25 со странным именем Падме доверия у меня не вызвала. Эмоций у нее было — как у куклы, она постоянно молчала, даже двигалась будто на автомате. Но для автостопщиков попадать в подобные компании — дело обычное, поэтому я решила закрыть глаза на все эти странности.

Наставник обладал удивительной харизмой: уже через полчаса беседы он расположил к себе Катю, и та, как на исповеди, выложила ему историю своей жизни. Наставник отнесся к услышанному с пониманием и отметил, что родителей вообще всерьез воспринимать не стоит: «Ты умнее своей матери, поэтому от нее и уехала. Про парня своего тоже забудь, раз бросил в дороге. Можешь на нас расcчитывать, здесь тебя никто не найдет». Похвала со стороны взрослого человека Кате польстила, и она с его аргументами согласилась.

Наши планы задержаться в Севастополе всего на пару недель Наставника не обрадовали. Он спросил, чего мы ждем от путешествия и почему не можем обрести это здесь. Нам хотелось свободы и новых впечатлений, на которые, естественно, нужны были деньги. Наставник пообещал и то, и другое — от нас лишь требовалось забыть о работе, пока мы в гостях. Сразу после обеда нас повели по магазинам купить сменную одежду. Мне Наставник подарил фотоаппарат, а Кате пообещал оплатить загранпаспорт.

Взамен он ничего не требовал, но и отказов не принимал — на них Наставник реагировал как на оскорбления за свою доброту. Такая щедрость настораживала, но, по его словам, «материальное, в отличие от духовного, не представляет ценности, хоть и имеется у него в достатке». Лишь ближе к вечеру Наставник вскользь заметил: «Лучшая награда для меня — давать знания, поэтому если хотите меня отблагодарить, пройдите обучение в школе, пока с нами живете, а там, глядишь, решите остаться на семилетний курс или вообще навсегда».

Я испытала чувство вины: получалось, что мы просто набрали дорогих подарков и собирались пренебречь гостеприимством. Поэтому, посовещавшись, мы с Катей решили согласиться. Тогда я еще не понимала, как грамотно нас провели.

«Забудьте свою прошлую жизнь»

Первые четыре дня в Севастополе казались раем. Каждый в какой-то мере мечтает жить в свое удовольствие и ничего при этом не делать — и Наставник всеми силами старался показать, как хороша жизнь на юге. Он постоянно устраивал экскурсии по полуострову, угощал фруктами на берегу моря, заваливал экзотическими сувенирами... Но скоро стало ясно, что наш быт подчинен строгому распорядку. Мы вчетвером — я, Катя, Падме и Наставник — на обед и ужин ели только вегетарианскую пищу, два раза в день собирались в саду на чаепитие по звону колокольчика. Алкоголь был под строгим табу, опоздания на общие сборы — тоже.

Я заметила, что Падме почитает Наставника, словно бога: она ловила каждое его слово и выполняла любой приказ. Мы должны были поступать так же. В ответ на мои расспросы она повторяла: «Наставник самый умный человек, которого я встречала. Ради него мне пришлось все бросить, я доверяю ему решать за меня — и тебе советую».

Нам объяснили, что в школе обучаются и другие ученики: девушки на безвозмездной основе, а юноши — с оплатой за еду, но сейчас все они в разъездах по делам. Кроме того, за пределами дома Наставника проживают несколько приближенных, которые вхожи в дом и могут в любой момент попросить поделиться мудростью (кстати, взамен они обязаны были выполнять любые поручения Наставника). Каждому постоянному ученику покупали iPhone или компьютер, а самые преданные последователи раз в год улетали вместе с Наставником в Индию на трехмесячное обучение. Новых адептов — в основном путешественников со свободными взглядами — он находил на «Радуге».

Учение Наставника оказалось далеким от буддизма: нас пытались вовлечь в странную религию — смесь сексуального воспитания и тантрических практик из королевства Бутан. Два раза в день Падме звонила в гонг, и все рассаживались по кругу послушать, как Наставник читает книги о буддизме или литературу с эротическим подтекстом, а потом медитировали. Заниматься сексом нас не принуждали, но разговоры о нем велись регулярно. Порой во время беседы с наставником я замечала за собой состояние легкого транса и головокружение, но списывала все на жару. Он говорил тихим, монотонным голосом, смотрел в глаза, каждое важное наставление сопровождал прикосновением к плечу или животу.

Вторая часть обучения состояла в просмотре фильмов с секс-символами прошлых лет. Когда на экране мелькала Мэрилин Монро или Брижит Бардо, Наставник призывал запоминать, как их героини ведут себя с мужчинами и копировать увиденное. Были и странные ритуалы. Каждый ученик носил серебряную подвеску с лицом Будды, а перед началом курса получал новое имя на санскрите. Наставник постоянно твердил: «Забудьте про свою прошлую жизнь, считайте, вы переродились. Имена, которые дают родители, ничего не стоят. Сейчас вашей личности нет, а сознание — чистый лист».

Некоторые идеи Наставника носили политический характер — он постоянно призывал нас чтить Украину. Иногда его проповеди доходили до абсурда, он даже не разрешал покупать продукты, произведенные в России, объясняя это тем, что «здесь не едят еду оккупантов».

Мираж счастливой жизни постепенно сошел на нет. К тому же недели в школе хватило, чтобы понять — Наставник нигде не работает. Я задалась вопросом: откуда у человека, днями напролет читающего мантры, столько денег? «Есть много способов; в основном, люди сами дарят мне квартиры, хотя я их даже не прошу. Если будешь следовать моим советам, сможешь получать от них еще больше», — объяснил он. В тот момент происходящее окончательно перестало казаться забавной байкой для друзей. Я не знала, что именно творится вокруг, но четко понимала: оставаться в этом доме точно не стоит.

«Учу девочек быть желанными»

После того разговора, наша с Катей жизнь сильно изменилась. Вероятно, Наставник заметил мои сомнения и теперь каждый раз, когда мы хотели выбраться в город, придумывал повод удержать нас в поле своего зрения. Даже предложение сходить за продуктами, сопровождалось фразой: «Не стоит утруждаться, покупки — обязанность Падме». Доступ в интернет, о котором я до сих пор не вспоминала, оказался ограничен: гаджеты выдавали, только если была веская причина. А еще за нами следили.

Вскоре и сам Наставник показал себя с новой стороны. До этого всегда спокойный и понимающий, как-то он вбежал в нашу комнату и начал орать, что мы ведем себя неподобающе. Он явно был не тем, за кого себя выдавал.

За очередным чаепитием раскрылась правда и о загадочных делах других учеников, которые постоянно где-то пропадали. Наставник спокойно рассказал, что устраивает своим девушкам-адептам фиктивные браки с украинцами под предлогом получения документов для пересечения границы. На деле же ученицы решали на территории Украины вопросы с недвижимостью Наставника и были своеобразным рычагом давления на «фиктивных» мужей. Это были простые мужчины, а из своих учениц Наставник делал настоящих гейш — виртуозов соблазнения. Поэтому их «мужья» готовы были пойти на что угодно даже ради простого похода в ресторан со своими «женами», не говоря об остальном. Этим умело пользовался Наставник.

«На кого укажу пальцем, с тем они [ученицы] и переспят, мне подчиняются беспрекословно, — заявил он. — Но я учу девочек быть желанными и знать себе цену, не размениваться на мелочи».

В тот день я узнала и еще об одной странной традиции секты. За каждую правильную в его понимании мысль Наставник награждал своих учениц абстрактной шоколадкой. Ее можно было либо обменять на реальную, либо накопить восемь таких наград и получить право на один грех — к примеру, на употребление наркотиков или беспорядочный секс. Для адептов секты это была единственная возможность получить немного свободы. Заметив мое недоумение, Наставник спросил у Падме, есть ли у нее своя воля, на что та ответила: «Нет — и я счастлива».

Меня все это шокировало, но Катя, оказавшаяся под влиянием Наставника, восприняла все спокойно. Уже на следующий день она сообщила ему, что решила остаться в секте. Все мои просьбы вспомнить о своих желаниях и трезво оценить происходящее Катя игнорировала. «Постоянная дорога меня утомила. В отличие от тебя, мне не к кому возвращаться, а здесь меня понимают и многому научат», — объяснила подруга.

Наставник похвалил ее решение, но добавил: чтобы жить с ним, придется пойти на жертвы — похудеть килограммов на пять и перекраситься в блондинку, потому что ему «такой типаж по вкусу». Уже в обед Кате уменьшили порцию еды и считали, сколько печений она съела.

После этого я сказала Наставнику, что уезжаю одна. С этой минуты его отношение ко мне стало отвратительным. Комплименты сменились на постоянные оскорбления и попытки манипуляций. Он повторял мне, что я бросаю свою подругу, как все ее близкие, а Катю просил на меня повлиять, ведь «только вместе мы будем счастливы». Никого не слушая, я собрала последние деньги и поехала за билетом до Москвы. При Наставнике я ни разу не упомянула, как на самом деле отношусь к тому, что творится в его секте. Думаю, только поэтому меня не стали удерживать силой.

Паршивая овца

Перед моим отъездом Наставник объявил, что все идут в горы на встречу с его старыми приятелями. Я заранее собрала вещи и решила пойти туда, но сбежать за несколько часов до рейса. Один из тех, к кому мы шли, оказался адептом секты и учеником ее основателя. До этого о нем почти не упоминали — парень был обычным наркоманом. Наставник тут же объяснил: мол, наркотики «вполне допустимы во время некоторых практик». Он вскоре собирался ехать в Индию и посоветовал Кате в его отсутствие пожить в горах с его учеником и принимать ЛСД.

Остальные «горные друзья» Наставника оказались семейной парой, знакомой с ним много лет. К секте они относились скептически, с недоумением наблюдая за любовью учениц к своему гуру. Не выпуская из рук косяки с марихуаной, супруги шутили: мол, из года в год девушки умнее не становятся, раз приезжают стать частью гарема и позволяют морочить себе головы.

Супруги рассказали историю из прошлого Наставника: «Раньше он владел магазином с выпечкой. Помню было дело, несколько буханок хлеба упали в ведро с грязной водой, которой мыли пол. Их стоило выкинуть, чтобы люди не отравились, но ваш "повелитель" хотел заработать. Просушил товар и положил на прилавок».

Когда я собралась уходить, Наставник велел мне отдать подаренный фотоаппарат и не рассказывать никому о том, где теперь живет Катя — ведь та была несовершеннолетней. Напоследок сравнив меня «с паршивой овцой, портящей все стадо», он пожелал выбраться из леса до темноты, потому что провожать меня по двухкилометровой горной тропе никто не станет.

Назад я бежала, не разбирая дороги. Даже вернувшись в Москву, первое время оглядывалась по сторонам и опасалась случайных прохожих, не веря в то, что мне позволили уйти. Обращаться в полицию я побоялась. Зато знакомый профессор по психологии разъяснил механизм зомбирования в секте. По его версии, наставник в совершенстве владел нейролингвистическим программированием (НЛП) — набором речевых приемов, позволяющих влиять на сознание человека. Почему сама я не попала под влияние, так и осталось загадкой.

«Тела мне не жалко»

Недавно мне удалось пообщаться с Катей: о своей новой жизни она рассказала с восторгом.

— Настоящим отцом я считаю учителя, а не того человека, с кем толком не общалась. Матери пришлось смириться, ведь мне уже исполнилось 18, — объяснила Катя.

Кроме того, ее фиктивно выдали замуж за украинца и подтолкнули к получению украинского гражданства. Таким образом Наставник прочно привязал ее к себе на законных основаниях. На вопрос, зачем нужно другое гражданство, Катя объяснила, что Украина может войти в Евросоюз, а значит, там секта будет в безопасности. Плюс к тому оказалось, что в Киеве она нашла прибыльную работу: последние полгода Катя вместе с двумя другими ученицами Наставника танцевала стриптиз в одном из киевских клубов. При этом почти вся прибыль шла ее гуру.

— За три месяца я заработала на шесте 15 тысяч долларов, — рассказала Катя. — На эти деньги куплю квартиру под сдачу для нужд школы Наставника. Тела мне не жалко, возможно, потом и сексом займусь за деньги. Одну нашу девочку устроили webcam-моделью, а другая посидела в ресторане с мужчиной 20 минут и получила 4 тысячи долларов. Здорово же!

По ее словам, Наставник долго платил за учениц, а теперь настала их очередь его обеспечивать, тем более, что «работа — не для птицы его полета». С людьми вне секты Катя практически не общается: вся ее жизнь сосредоточена вокруг Наставника и его адептов, остальные «слепы и не знают, как устроено бытие». Разговор она закончила словами: «У меня не может быть своих планов на будущее, есть только общие цели школы. Секта или нет, наконец-то я абсолютно счастлива».

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru
Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайтесь!


< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики