Лента добра
Бывший СССР

Взяли власть

В Армении прошли выборы. Сторонники Пашиняна победили с разгромным счетом
Фото: Vahan Stepanyan / PAN Photo / AP

В Армении прошли первые в ее истории внеочередные парламентские выборы. Официально результаты пока не объявлены, но после подсчета 100 процентов бюллетеней блок «Мой шаг» Никола Пашиняна одержал победу в условиях абсолютного доминирования, а бывшая у власти последние 10 лет Республиканская партия Армении (РПА) в парламент не прошла. Выборы стали финалом напряженного политического года, главным событием которого стала пусть и «бархатная», но все же революция, и триумф «вечного оппозиционера» — Пашиняна.

Ранним утром 10 декабря ЦИК Армении опубликовал окончательные результаты: после обработки данных со всех участков блок «Мой шаг» под руководством действующего и.о. премьер-министра Армении Никола Пашиняна заручился поддержкой 70,43 процента избирателей. Таким образом, он получает абсолютное большинство в парламенте и право назначить премьера.

Естественно, им станет Никол Пашинян — из революционного премьера, вошедшего в парламент на плечах своих многочисленных сторонников, он превратится в премьера абсолютно легитимного, который получил власть не голосом улиц, а голосами избирателей. Таким образом команда Пашиняна окончательно утвердилась во власти, имея весьма прочный запас доверия.

Второй результат показала партия «Процветающая Армения» (ППА) — 8,27 процента. Ее лидером является богатейший человек Армении, олигарх и глава республиканского Олимпийского комитета Гагик Царукян. Почти за 15 лет своего существования эта партия успела побывать властью (в коалиции с РПА), оппозицией, а весной уходящего года поддержала Пашиняна. Тем не менее ППА никогда не была партией в номинальном смысле этого слова, ее сложно назвать даже самостоятельной политической единицей. У нее нет какого-то определенного вектора, это партия-спойлер, ситуативно реагирующая на любые изменения политического ландшафта.

В первые годы после своего создания ППА прочно ассоциировалась с именем второго президента Армении Роберта Кочаряна — ее прямо называли его проектом, созданным с целью обеспечить свое остаточное влияние на политические процессы после 2008 года, когда истекал срок его полномочий. Кочарян ушел, передав бразды правления третьему президенту Сержу Саргсяну и его Республиканской партии Армении. Через некоторое время эти две силы сформировали коалицию, которая, правда, вскоре развалилась.

В середине нулевых ППА объявила себя «альтернативой», а ее лидер Гагик Царукян даже хотел принять участие в президентских выборах 2013 года, однако передумал. Еще через некоторое время Серж Саргсян — на тот момент глава государства — публично назвал его «придурком», «явлением, которое загаживает всю политическую арену» и пригрозил инициировать проверки его бизнеса. Реакцией Царукяна стало заявление об уходе из политики.

Но Царукян вернулся, почувствовав, что Серж Саргсян дает слабину, а во время протестных событий в апреле 2018-го, поняв на какую сторону клонятся чаши весов, поддержал Пашиняна. На прошедших выборах он возглавил список своей партии и, если не возьмет самоотвод, станет депутатом парламента Армении.

На третье место могла рассчитывать Республиканская партия Армении, стабильно «набиравшая» большинство на любых общегосударственных выборах в Армении на протяжении последних десяти лет. Но республиканцы набрали 4,7 процента, пропустили вперед «Светлую Армению» (6,37 процента). Это одна из армянских партий новой формации, лидером которой является Эдмон Марукян — полусоратник Никола Пашиняна. До «бархатной революции» Пашинян, будучи депутатом парламента Армении, руководил фракцией блока «Елк» («Выход»), членом которой был и остается Эдмон Марукян — один из основателей этого блока. Именно блок «Елк» политически и информационно поддержал Пашиняна на самом старте «бархатной революции», когда тот решил организовать марш протеста через всю страну.

Тем не менее после апрельского успеха Пашиняна на фоне его феноменальной популярности «Елк» фактически распался — новый премьер был в состоянии сам решить любую задачу, а сподвижники потихоньку превращались в ненужную нагрузку. В результате на сентябрьские выборы мэра Еревана команда Пашиняна и «Светлая Армения» пошли порознь, что повторилось и в минувшее воскресенье.

Светлая Армения считается либеральной прозападной партией, ее результат обеспечит ей номинальное присутствие в парламенте — 5 депутатов.

Что касается Республиканской партии Армении, результат в 4,7 процента гарантирует им политическое вымирание. Бывшая партия власти, за пару «революционных» недель растерявшая весь свой административный ресурс, сегодня присутствует в армянской политике лишь благодаря депутатским мандатам. Потеряв их, республиканцы лишатся практически всех возможных площадок для существования. А судя по результатам окончательного подсчета, РПА так и не удалось добрать необходимых голосов, чтобы преодолеть проходной порог для партий — 5 процентов.

Наряду с республиканцами в парламент не проходят еще два знаковых и по-своему ярких политических игрока. Первый — партия АРФ «Дашнакцутюн» (АРФД), одна из старейших армянских партий. Созданная в 1890 году как политико-партизанская организация, боровшаяся против турецкого ига, к началу XXI века она превратилась в партию второго порядка с легким националистическим оттенком. На выборах АРФД «рисовали» 5 процентов и проталкивали в парламент. Она обеспечивала необходимый демократический декор, служила символом того, что армянский национализм жив и время от времени играла роль оппозиции, когда это было нужно Республиканской партии Армении. В армянских диаспоральных организациях по всему миру АРФД играет важную роль, выступая своего рода стержнем, вокруг которого куются местные общины, но в самой Армении «дашнаки» потеряли всякое влияние. По крайней мере, на ближайшие пять лет.

Второй игрок — гораздо более националистическая, чем АРФД, партия «Сасна црер» («Сасунские храбрецы»), которой всего несколько месяцев. Ее основали члены вооруженной группировки, летом 2016 года захватившей полк ППС в центре Еревана. Главным требованием вооруженных до зубов «храбрецов» была отставка Сержа Саргсяна. Тогда от их рук погибли двое полицейских, еще один страж порядка был застрелен при крайне сомнительных обстоятельствах в окрестностях здания полка. Более того, они взяли в заложники Валерия Осипяна — нынешнего начальника полиции Армении. Через две недели после захвата группировка сдалась, участников захвата судили.

С приходом к власти Никола Пашиняна членов «Сасна црер» начали по очереди отпускать, а после и вовсе подвели под амнистию. Те в свою очередь заявили о создании партии и были своего рода темной лошадкой. Однако, по предварительным данным ЦИК, «Сасна црер» набрали 1,82 процента голосов, и большая политика им не светит. Таким образом, националистическое крыло в лице этих двух партий потерпело фиаско и отправилось на скамейку запасных.

Участие остальных политических сил было ограничено статистической погрешностью.

Еще одним важным нюансом прошедших выборов стало неучастие в них второго президента Армении Роберта Кочаряна. Заявивший о планах создать новую партию и вернуться в политику, Кочарян уже два дня находится под арестом. Никакой деятельности (по крайней мере, видимой) по созданию партии с его стороны замечено не было, а выборы он пропустил. Роберту Кочаряну 64 года, к следующим выборам будет 69. По всей видимости, активно влиться в политику второй президент Армении уже не успеет.

Внеочередные парламентские выборы в Армении стали объектом внимания почти 25 тысяч как местных, так и иностранных наблюдателей. 9 декабря в Армении работали миссии БДИПЧ ОБСЕ, Межпарламентской ассамблеи СНГ, ПАСЕ и так далее. Серьезных проблем они не зафиксировали, да и в целом прошедшие выборы можно однозначно назвать лучшими за всю историю независимой Армении. Они не прошли идеально, нарушения, конечно, были, но никто не раздавал взяток в «ГАЗелях», припаркованных возле избирательных участков, никто не ломал камеры журналистам, не выгонял наблюдателей и не избивал доверенных лиц.

Самой серьезной проблемой на выборах была низкая явка — 48,63 процента избирателей. Для сравнения, на парламентских выборах 2017 года она составила 60,86 процента. Но это объясняется двумя факторами: во-первых, на этот раз «мертвые души» и трудовые мигранты, которых физически нет в Армении, не участвовали в выборах. Кроме того, никто не собирал и не вывозил на выборы целые коллективы различных учреждений и предприятий, никто не заставлял голосовать военнослужащих. Во-вторых, свои коррективы внесла погода — в Армении выдался не самый сухой и солнечный день.

Таким образом, выборы можно считать состоявшимися. Никол Пашинян доказал, что в апреле он действительно получил народный мандат, а бывшие власти Армении стали еще более бывшими. Это начало эпохи перемен в истории Армении — посмотрим, каких именно.

***

Всего пару месяцев назад, в октябре, по инициативе команды Пашиняна парламенту Армении предложили принять поправки в Избирательный кодекс, согласно которым проходной порог на выборах в парламент должен был быть снижен. Для партий с нынешних 5 процентов предлагалось перейти к 4 процентам, для блоков — с 7 процентов до 5 процентов. Республиканская партия Армении провалила принятие закона. Теперь она набрала 4,7 процента и осталась за бортом.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики