Лента добра
Путешествия

Минута славы

Сибирь — это не только холод и медведи. Почему туда поедут тысячи туристов?
Фото: Илья Наймушин / Reuters

Красноярск всегда был овеян романтикой. Романтикой великих сибирских строек, романтикой бандитских разборок, романтикой единства с природой. В 2019 году романтика эта будет спортивной — город примет XXIX зимнюю Универсиаду. Корреспондент «Ленты.ру» побывал в городе и разобрался, готов ли он к Играм.

— Говорю тебе, надо сваливать отсюда! Тут даже потусоваться негде: на весь город — пара приличных мест, — моя красноярская подруга Ира не скрывает, что мечтает поскорее уехать покорять Москву. Столица манит возможностями, заработками и карьерой совсем другого уровня. Хотя по местным меркам у нее все очень здорово: позиция менеджера по маркетингу и рекламе в местном салоне премиального автомобильного бренда.

Да и клуб Mods, в котором мы сидим, радует хорошей музыкой, приличной и хорошо одетой публикой, а также практически полным отсутствием сомнительных личностей. Ни тебе невоспитанных джигитов, ни ребят с бандитским прошлым, а возможно — и настоящим. Сюда и иностранцев привести не страшно, не говоря уже о гостях из столиц и богатых городов европейской части страны.

Местные вообще отзываются о своем городе критично. Случайная знакомая, с которой я разговорился в ожидании такси на остановке, заявила, что и легендарный заповедник «Столбы» — это «распиаренная ерунда», а таксист удивился, что мне вообще что-то могло в городе понравиться. А уж если разговор заходит о метро, собеседники и вовсе заходятся смехом: «Сначала раскопали, потом закопали, потом снова раскопать хотели!» — возмущается водитель.

Но как бы ни иронизировали красноярцы, город развивается. В масштабах страны Красноярск все чаще борется за звание столицы Сибири. И пусть Новосибирск пока в полтора раза многолюднее, его историческая часть красивее, а Академгородок долгие годы был одним из центров отечественной науки, зато Сибирский федеральный университет появился именно в Красноярске, город вот-вот примет Универсиаду, да и население стремительно растет. Лишь за последние 18 лет оно увеличилось на 200 тысяч жителей, а это, на минуточку, 20 процентов! До Новосибирска с его 1,6 миллиона жителей осталось немногим более полумиллиона.

До костей

Гольфстрим, разогревающий Европу до вполне комфортных для жизни температур, приучил нас, живущих по эту сторону от Уральских гор, к совсем другому восприятию понятий Север и Юг. Если посмотреть географические координаты Красноярска, Севером его назвать трудно — город расположен южнее Риги и Таллина, не говоря уже о Скандинавии или Исландии. Но если почувствовать местные температуры, то даже расположенные в Заполярье шведский Остерсунд и финский Ивало покажутся южными курортами. Я был в обоих местах и убедился в этом на собственной шкуре.

В Красноярске не просто холодно, как по всей Сибири, в нем еще и влажно. И если с температурой мне во время визита невероятно повезло — было от 5 до 17 градусов ниже нуля вместо обычных для конца ноября минус 22, то с влажностью и ветром ничего не сделать. И виноват во всем Енисей, а точнее — экологическая катастрофа, произошедшая с рекой по вине советских инженеров. Строительство Красноярского каскада ГЭС привело к тому, что зимой река перестала замерзать, а летом — прогреваться.

Температура воды при прохождении через ГЭС составляет четыре градуса тепла, и когда вода достигает Красноярска, то просто не успевает достаточно прогреться или замерзнуть. В итоге летом температура воды в Енисее достигает максимум 13 градусов, а зимой на реке образуется полынья длиной до 180 километров, хотя по расчетам она не должна была превышать 40 километров.

Из-за этого зимой в Красноярске холод переносится так же тяжело, как в Санкт-Петербурге, а не как в остальной Сибири. Особенно непросто на острове Татышев, где расположен стадион футбольной команды «Енисей». В дни моего пребывания в городе состоялся уже ставший знаменитым матч красноярцев с ФК «Ахмат». Грозненцы жили с нами в отеле и, выходя из него, кутались в шарфы и шапки, оставляя лишь прорези для глаз.

Неудивительно, что зимняя Универсиада в Красноярске пройдет весной, когда температура ожидается на уровне минус 10 градусов. В любом случае слоганы Универсиады Real Winter и 100% Winter подобраны как нельзя более удачно: изнеженные европейцы хотя бы посмотрят, что на самом деле стоит называть словом «зима».

Соответствовать уровню

В том, что Универсиада пройдет на высшем уровне, а все претензии будут незначительными, не сомневается, кажется, никто. Опыт Сочи-2014 и чемпионата мира-2018 показал, что с организацией спортивных форумов топового уровня мы справляемся едва ли не лучше всех в мире. И если в Сочи многие работы завершались уже в первые пару дней Игр, то в Красноярске, кажется, уже все готово. Многие арены или уже приняли тестовые соревнования, или примут их в декабре-январе, аэропорт функционирует уже год, а деревня Универсиады открылась прошлым летом.

Поэтому главный вопрос, который звучит сейчас: что делать с наследием Универсиады? Для Казани Универсиада стала точкой роста. Превращение главного города Татарстана в один из туристических центров России и окончательное закрепление за Казанью титула третьей столицы страны произошло именно после Универсиады 2013 года. Красноярск тоже надеется стать центром притяжения — по крайней мере в масштабах Сибири. И пусть в Енисее уже лет 50 как не искупаешься, зато на лыжах можно покататься и по горам (точнее, по столбам) полазить, не выезжая за пределы города. И до горнолыжного курорта «Бобровый лог», и до заповедника «Столбы» ходят рейсовые автобусы.

Однако гигантоманией в оргкомитете Универсиады не страдали с самого начала, поэтому большинство объектов рассчитаны на дальнейшее реалистичное использование. Так, вместимость крытого стадиона для хоккея с мячом «Енисей» — всего пять тысяч зрителей, притом что сейчас клуб играет на семитысячнике. Зато внутри арены расположено множество спортивных залов и раздевалок для детей — помимо хоккейного «Енисея», здесь будут тренироваться дети. Сам стадион — настоящий шедевр и достопримечательность города благодаря деревянному каркасу крыши: длина балок — 99,9 метра, что делает их самыми большими в стране.

Кроме того, здание органично вписано в городскую среду, расположено прямо в жилом квартале и напоминает этим английские футбольные стадионы. Пожалеть можно лишь о том, что с введением «Енисея» в эксплуатацию из Красноярска уйдет традиция пить спиртное на хоккее с мячом для согрева. Бывалые болельщики клуба рассказывают, что порой итоговый счет и подробности матча узнавали из СМИ, так как к концу игры прицел уже порядочно сбивался.

А вот привлекательности хоккейного (с шайбой) клуба «Сокол», увы, для заполнения «Платинум Арены» недостаточно. Матчи играющей в ВХЛ команды собирают в лучшем случае три тысячи зрителей, в то время как максимальная вместимость арены — семь тысяч зрителей. Однако не все так плохо. С одной стороны, для окупаемости, по словам генерального директора ООО «Платинум Арена» Романа Сотникова, арене хватает всего одного неспортивного мероприятия в месяц — концерта, ледового шоу или чего-то в этом роде. «Платинум Арена» сегодня — крупнейшая площадка в городе, поэтому можно надеяться на высокую ее загруженность подобными мероприятиями. С другой стороны, комплекс на свои деньги построила компания «Русская платина», которая, помимо этого, выделила деньги на содержание комплекса в течение нескольких лет.

Не отходя от кассы

Уникальность Красноярска в том, что абсолютно все спортивные объекты находятся в черте городского округа. Абсолютно везде ходят рейсовые автобусы, а такси стоит недорого. В этом смысле даже Сочи с его получасовой поездкой на поезде или автомобиле между «Горным» и «Прибрежным» кластерами нервно курит в сторонке. В Красноярске кластеры спортивных объектов получили имена «Сопка» и «Радуга». Первый примет соревнования по сноуборду и фристайлу, а во втором расположены биатлонный и лыжный комплексы.

Оба комплекса рассчитаны не только на работу в качестве тренировочной базы сборной края и страны, но и для занятий в спортивных секциях. Причем лыжный комплекс «Радуги» включает в себя и здоровенное многофункциональное здание со скалодромом и бассейном, в котором есть углубления для занятий синхронным плаванием. И «Радуга», и «Академия биатлона» существовали раньше, но были существенно расширены и модифицированы.

Во время нашего пребывания на «Радуге» проходили тестовые соревнования — первый этап Кубка России. Молодые лыжницы, ставшие призерками соревнований, на пресс-конференции после гонки восторгались шириной и качеством подготовки трасс, их освещением и постоянно сравнивали их с европейскими. Пока неясно, будут ли в Красноярске проходить соревнования федерального уровня на регулярной основе, но подготовкой профессиональных спортсменов и любителей займутся точно.

А вот за кого переживать не стоит точно, так это за горнолыжный курорт «Бобровый лог». Он был построен 12 лет назад и к предстоящей Универсиаде был расширен: установлена система хронометража, построен спортивно-тренерский блок с системой видеотрансляции, подготовлены разборные трибуны, обновлена система снегогенерации, трассы стали шире. Но и без всякой Универсиады «Бобровый лог» чувствует себя отлично. Вечером в субботу курорт был забит молодежью и семьями с детьми, которые катались до восьми вечера, пока не закрылась канатная дорога.

Конечно, сопки вокруг Красноярска — это даже не Шерегеш, не говоря уже про Эльбрус и Чегет. Максимальная высота — 517 метров, а общая протяженность трасс не дотягивает до 10 километров. Однако ничего подобного в городской черте нигде в мире больше нет. Горнолыжные курорты — это небольшие деревни, а склоны в городах больше напоминают горки для катания на санках, вроде холма у станции метро «Нагорная» в Москве. Пусть и небольшой, но полноценный курорт в черте города-миллионника — настоящая «фишка» Красноярска.

При этом вся инфраструктура «Бобрового лога» выглядит современно и ни в чем не уступает сочинской. Кстати, тут же находится «Хозяин тайги» — один из лучших ресторанов города. По местным меркам он считается дорогим, но москвичу со средним достатком вполне по карману.

А вот что в Красноярске однозначно лучше, чем в Сочи, так это аэропорт. Если в олимпийской столице просто достроили здание образца 1989 года, которое более 20 лет стояло недоделанным, то в Красноярске возвели аэропорт с нуля. Чистое, просторное и светлое здание в стиле новых терминалов Шереметьево и Внуково.

Праздник для своих

При всех стараниях оргкомитета превратить Красноярск в курортный Сочи или в красавицу Казань не получится. Это суровый промышленный центр с множеством заводов. Часть из них закрылась, но город от этого краше не стал. Здесь нет красивого исторического центра, нарядных пешеходных улиц, а рукотворные достопримечательности можно пересчитать по пальцам двух рук. Еще и пальцы, свободные от достопримечательностей, останутся.

Конечно, заманить сюда толпы туристов из-за рубежа будет сложно, да и Универсиада — событие не того масштаба, чтобы в центр Сибири ломанулись африканцы, латиноамериканцы и европейцы всех мастей. К настоящему моменту продано более 50 тысяч билетов, но иностранцев среди покупателей лишь несколько сотен. В оргкомитете игр не скрывают, что Красноярск ждет прежде всего сибиряков. Для Сибири это крупнейший международный форум со времен покорения ее Ермаком 500 лет назад.

Город, конечно, постарались максимально причесать к играм: снесли часть ветхого жилья, отреставрировали пригодные для жизни деревянные постройки, обещают устроить парк ледяных скульптур, этнофестиваль и парк Универсиады, в котором на больших экранах будут транслировать соревнования. А еще уменьшат выбросы заводов, чтобы улучшить непростую экологическую ситуацию.

После визита в Красноярск у меня остались вопросы к выбору столицы очередной Универсиады. В той же Сибири, на мой взгляд, есть места и живописнее. И как тут не вспомнить, что победил Красноярск во многом потому, что Пхенчхан и Санкт-Галлен сняли свои заявки. Корейцы получили Олимпиаду и удовлетворились, а швейцарцы решили, что сибирская заявка куда сильнее, и сдались добровольно. Для Красноярска, по словам экс-губернатора края Льва Кузнецова, Универсиада — это возможность избавиться от имиджа «города, где до сих пор по улицам ходят медведи».

И в том, что это удастся, я не сомневаюсь. Несмотря на некоторый скепсис относительно Красноярска, город оказался куда приятнее и нормальнее, чем я ожидал. Тут даже праворульных машин не так много, как рисует воображение. И дороги весьма неплохие. А в остальном — обычный русский город, с грязью на улицах, массой наружной рекламы и отсутствием единого архитектурного облика. Хорошо, что и у него случится своя минута славы.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики