Лента добра
Культура

«Все рэперы работают на Украину»

В России срывают концерты и задерживают музыкантов. Кто виноват?
Кадр: ЛСП Монетка / Youtube

Не прошло и года (на самом деле прошло) с того момента, когда полиция с дубинками ворвалась в «Рабицу» и лишила москвичей любимого клуба, как органы принялись за, казалось бы, безобидные концерты рэперов и молодых поп-исполнителей. На прошлой неделе сотрудники правоохранительных органов сорвали несколько концертов Хаски, после чего его задержали и даже успели посадить на несколько суток. Похожая история произошла с дуэтом IC3PEAK: после угроз от ФСБ несколько клубов отменили их выступление, а когда площадка наконец нашлась, силовики явились туда, выключили электричество и вывели публику. И это только верхушка айсберга — за последний год были заблокированы клипы ЛСП, Оксимирона и опять же Хаски, а группы «Френдзона» и «Пошлая Молли», Монеточка и Элджей из-за «предупреждений» от прокуратуры лишились концертов в разных регионах России, где подобные действия властей уже становятся нормой, хотя по закону исполнителям предъявить нечего. Почему так происходит — по просьбе «Ленты.ру» рассуждают представители музыкальной индустрии и сотрудник полиции.

«Распоряжение пришло из Москвы»

Источник «Ленты.ру» в региональном Управлении МВД, разогнавшем один из концертов Хаски:

«Говорят, что в МВД пожаловался один из депутатов. В прессе фигурирует имя Владимира Петрова. Но нам говорили про совсем другого человека. Но именно, что говорили: распоряжение пришло из Москвы, причем сразу и из МВД, и из Генеральной прокуратуры. Мотивировка с точки зрения права очень спорная, так как запретить по таким мотивам может только суд, но против прямого приказа не попрешь.

Нам шепнули, что один из депутатов написал [главе МВД Владимиру] Колокольцеву, а в прессе мы обнаружили, что письмо от него было адресовано [генеральному прокурору Юрию] Чайке. Но суть от этого не меняется: пришла команда из Москвы пресекать рэп-баттлы, причем откровенно сказали — это ненадолго, пока министерство не успокоится.

По тем слухам, что циркулируют у нас, этот самый депутат воспитывает детей, которые вошли в тот самый возраст (от 14 до 17), и отношения у них с папашей откровенно не очень. Однажды он услышал музыку, которую слушает дочь, — и она ему откровенно не понравилась. Ну а дальше он стал действовать, как все люди его интеллектуального уровня: решил просто запретить. Ну и нашел причину: якобы все рэперы работают на Украину, призывают к экстремизму и, кстати, матом ругаются. Он сейчас разрабатывает законопроект, который обязательно запустит в Государственную Думу.

Ну, а пока команда прошла закрывать просто так — чтобы не связываться с Москвой. И даже если мы [региональное управление МВД] проиграем суд — так нам только легче. Против решения суда даже в МВД пока не прут».

«Из ФСБ звонят, из пожарной службы, из МЧС»

Настя и Коля, группа IC3PEAK:

Настя: «Нам кажется, что сейчас у нас в стране цензура и своеобразная охота за художниками и музыкантами, неугодными кому-то из чиновников. Просто все новое отрицают, есть какой-то страх».

Коля: «Да, это страх перед новым поколением, которое не смотрит телевизор, — они сидят в интернете, не видят всю эту адскую пропаганду и начинают думать по-иному. И власти начинают действовать такими методами, пытаются запрещать искусство».

Настя: «Ага, просто пытаются ограничить таким образом свободу как нашу — свободу самовыражения — так и свободу других людей, потому что им кажется, что это представляет какую-то угрозу для привычного им уклада.

Это нас только злит, это азартно по-своему. Не то чтобы мы хотим на что-то напроситься, но это ни в коем случае не заставит нас изменять себе и как-то менять вектор нашего высказывания».

Коля: «Если это и изменит что-то в нашей риторике, то это только радикализирует ее, потому что нам просто хочется делать то, во что мы верим, — а все эти события заставляют нас верить, что надо бороться, бороться за свободу».

Настя: «И это не только нас касается, а всех, кто в подобные ситуации будет попадать. Такими действиями власти только провоцируют нас на более открытые высказывания.

С нами напрямую никто [из органов] не контактировал ни разу, и я так понимаю, не будет контактировать. Это все происходит через владельцев клубов, запугивают их: "Если будете проводить концерт IC3PEAK, у вас будут проблемы"».

Коля: «Да, они звонят, из ФСБ звонят, из пожарной службы, из МЧС, дают настоятельные рекомендации не проводить концерты под угрозой, что у владельцев клубов будут проблемы. Естественно, владельцам проблемы не нужны, их можно понять, хотя, с другой стороны, могли бы выразить свою гражданскую позицию и проводить концерты».

Настя: «Это очень сильно зависит от владельцев клубов, потому что многие, — точнее не многие, а некоторые, — идут, наоборот, навстречу, делают все максимально возможное, чтобы наш концерт состоялся. А кто-то пугается и говорит "ребята, я вас не знаю, до свидания"».

Коля: «Наше единственное настоящее столкновение с органами произошло в Казани, когда после того, как мы сменили два клуба и приехали в третий, где-то на середине нашего выступления пришли полицейские, выключили свет, музыку прямо во время выступления. Люди скандировали песни, в это время их всех выводили. Потом еще приехали люди, представившиеся ФСБ, потом приехали пожарные, потом приехали еще какие-то непонятные органы, которых мы не знаем. Потом оказалось, что это все из-за того, что в клубе заложена бомба якобы».

Настя: «Но опять же, мы лично ни с кем не контактировали, к нам никто не подходил, ничего не говорил. Это все сделано таким вот способом, потому что запретить нас по закону просто невозможно — и им нужно придумывать какие-то обходные пути. Но это не единственный наш контакт — когда мы уезжали из Казани, нас показательно досматривала так называемая дорожная полиция. Заставили нас все вещи вывалить на землю, и на вопрос, собственно, почему это происходит, они нам просто сказали "ну, вы сами знаете — почему"».

Коля: «Но самое интересное, что они нас ждали возле вагона, и как только мы подошли — а мы сильно опаздывали — они прям побежали к нам. И да, заставили все вещи выложить на землю, чтобы их осматривала собака, сожрала нашу еду, натоптала по нашим вещам (смеется)».

Настя: «Самый безобидный по сравнению с тем, что бывает в России, досмотр, но все равно неприятно. Нам пытались продемонстрировать, что нам не рады».

Коля: «Показательный шмон».

Настя: «Да, это была последняя их возможность хоть что-то еще сделать — потому что концерт мы как-никак, а провели, пусть и 25 минут. А, и я вожу с собой Кодекс административных правонарушений и Закон о полиции, и мне кажется, сотрудников это немножко осадило».

Коля: «У нас есть информация, что сверху поступил сигнал именно из-за клипа, их именно клип не устраивает, видимо, который мы сняли».

Настя: «Видимо, политизированное высказывание наше им не нравится».

Коля: «Видимо, в России нельзя художнику говорить о политике вообще — даже так безобидно».

Настя: «А мы это сделали максимально не in your face и аккуратно, красиво — имеем право на это полное. Поэтому какие к нам могут быть вопросы? И ни к какому суициду, ни к каким экстремистским действиям мы нигде не призываем никого, никакие такие взгляды не пропагандируем, поэтому ссылаться на это — это вообще уже из пальца высасывать».

«Реальное отображение того, что происходит в головах нашей молодежи»

Баста, рэпер:

«Это абсурд, который за собой не несет ничего. Мы видим последствия: нет никаких постановлений суда, никаких запрещающих законов. Не было такого, чтобы реально запретили концерт. Есть просто срывы мероприятий.

Люди, граждане Российской Федерации, проводят концерт, вкладывают свои деньги, привозят артистов, оплачивают райдер, гонорары. Приходят другие граждане Российской Федерации, которые покупают билеты, начинается концерт. Во время концерта происходят какие-то отключения света и тому подобное — и это в XXI веке. Это реальное безумие.

Во-первых, для того чтобы определить, какому музыканту запрещать выступать, необходимо сделать серьезную лингвистическую экспертизу текстов, которая бы определила, какие материалы содержит его произведение. А подгонять всех под одну гребенку — это безумие. Мне кажется, что депутатам и всем инициаторам подобных действий следует, наоборот, слушать эту музыку, чтобы понять, о чем говорит сейчас молодежь, о чем она думает, чем она живет, — потому что это реальное отображение того, что происходит в головах нашей молодежи. Если эти люди популярны, значит, молодежь себя ассоциирует с данными исполнителями.

Если мы сейчас начнем так подгонять, давайте убирать всю серьезную литературу, давайте убирать Набокова, давайте убирать Достоевского, Толстого — давайте все вообще убирать и говорить, что если все уберем, то наши дети по-другому начнут говорить и мыслить. Но это же ошибка, очевидно же, что это вызывает просто раздражение и негодование у людей. Отношение такое именно властей в провинции, на местах.

Концерт в поддержку Хаски — это не петиция, это как бы акт доброй воли. Мы совершенно разные музыканты, у нас разные взгляды на музыку, но нас объединяет желание высказаться, потому что неприемлемо так поступать. Неприемлемо закрывать на 10-15 суток человека за то, что его концерт был сорван и ему пришлось импровизационно проводить концерт на улице, чтобы не обмануть людей, которые пришли к нему на мероприятие. Это безумие, и я счастлив, что его отпустили.

Печально то, что все вопросы приходится решать из Москвы — очевидно, что в Москве мы не можем себе представить, чтобы запретили концерт. Почему сами представители региональных властей не могут взять и посмотреть, о чем поет человек, провести какую-то работу, понять, что артист просто так самовыражается, не призывает ни к чему, ничего страшного не делает. Очень жаль, что так происходит. Меня многие спрашивали, "зачем это [концерт в поддержку Хаски] тебе, у тебя же все в порядке?" — я на это ответил, что мне не нужно ждать, когда у меня начнутся какие-то проблемы или трудности. Мне кажется, что важно не проходить мимо и всегда стараться участвовать в каждой подобной ситуации, пытаться разобраться, найти какое-то решение, потому что решение есть всегда».

«Люди начинают без шуток писать доносы»

Варя Вразброд, группа «Хадн дадн»:

«Ну вообще, ничего удивительного! Искусство всегда всем хочется жестко контролировать, слишком, мол, свободное оно, стоит только вспомнить, сколько пострадало от своего искусства авторов, сколько Пушкин провел в ссылках, не говоря уже о судьбе большинства поэтов Серебряного века, горячо мною любимых. Времена поменялись, и, казалось бы, художник больше не должен страдать от власти, ведь он и так по полной страдает от несовершенства мира, но, видимо, нет. В очередной раз люди, далекие от музыки и поэзии, вдруг начинают без шуток стучать на музыкантов, писать доносы, пытаются пресечь то, что несет нам правду, интеллектуальную свободу, делает нас прекраснее. И это вызывает только бешенство.

Хаски — это явление не только в рэпе, но и в современной поэзии, его музыка не только запечатлевает наше время, но и пройдет сквозь него.

Мне кажется, что в XXI веке самое время прекратить мешать художникам заниматься своим и без того непростым делом».

«Думаю, что для Хаски это очень интересное приключение»

Женя Алехин, рэп-группа «Макулатура»:

«Один раз нас задерживали, но это произошло случайно, потому что мы выступали в парке, и там были мусора, которые охраняли мероприятие, они просто не знали, что с нами делать, и задержали. У меня нет никаких размышлений по этому поводу, уж тем более об аресте Хаски. Думаю, что для него это очень интересное приключение. А что там за идиотский концерт организовал Оксимирон, я вообще не понял. Типа он решил поддержать Хаски финансово что ли этим концертом? Или они решили все вместе попиариться? Да еще и Баста подключился. Ладно Нойз МС, это такой же дурачок, как и Мирон, но Баста вроде нормальный мужик, я его чуть ли не президентом России считал, не знаю, ***** [нахер] ему это обосралось».

«И под шумок еще налоги повысим»

Влад Политин, музыкант, гитарист Клавы Коки, сотрудничает с Black Star:

«На самом деле, я от этого всего далек — я занимаюсь музыкой, и политические игры меня не очень интересуют. Но я считаю, что все имеет право на существование — на концерты ходят люди, которым интересно творчество исполнителя, и они имеют право послушать, поколбаситься на этих выступлениях. Плюс я понимаю, что на каждом таком концерте есть возрастное ограничение: дети вряд ли легко смогут попасть на концерт того же Хаски. Так что мне кажется, это нарушение свободы слова, насколько я понимаю, это противоречит нашей Конституции.

Дагестанские истории с Егором Кридом — мне кажется, это тоже весьма неправильно. Если ты не хочешь идти на концерт и слушать музыку, то ты не иди на концерт и не слушай музыку этого исполнителя — но есть люди, которым эта музыка нравится. И ладно, я бы понял, если бы там вообще какая-то порнография творилась на сцене — тогда еще можно подумать, что "блин, зачем вообще такое нужно, зачем люди моей страны будут это смотреть". Но я знаю, что концерты проходят весьма в рамках [приличий], ничего сверхъестественного не происходит — просто люди слушают музыку, смотрят шоу, и все.

Чем музыканты не угодили властям? Да мне кажется, им ничем особо и не нужно угождать. Просто, на мой взгляд, нашим властям делать нечего. Давайте запретим пару концертов, давайте будем на машины лепить букву Ш и под шумок еще налоги повысим в период Чемпионата мира».

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики