Лента добра
Силовые структуры

Дело без тела

В России сажают за убийства без трупов. Даже если жертвы на самом деле живы
Кадр: фильм «Мой убийца»

Жителя Читы приговорили к пожизненному сроку за убийство пяти человек. Среди жертв была и гражданская жена подсудимого, хотя ее тела полицейские так и не нашли. Это обстоятельство, однако, не помешало следствию повесить на подозреваемого и эту смерть. Основанием для такого решения стали показания свидетелей. Судья не стал вникать во все тонкости — трупом больше, трупом меньше... Но несколько лет спустя «погибшая» нашлась. Как выяснилось, она просто уехала в другой город. Только после этого маховик правосудия нехотя, со скрипом завертелся в обратную сторону. Как получить срок за убийство, которого не было, и почему такие истории в России — не редкость, выясняла «Лента.ру».

Кровавая жатва

В 2015 году Забайкальский краевой суд вынес приговор двум братьям Данченко, обвиняемым в серии убийств и разбоев. Младшего, 18-летнего Виктора, приговорили к девяти годам колонии — на момент совершения преступления он был несовершеннолетним. А старшего, 25-летнего Евгения, осудили пожизненно. Братья обвинялись в пяти убийствах в селе Хадакта Улетовского района Забайкалья. Четыре из них были совершены в декабре 2013 года, точную дату пятого установить не удалось.

По данным следствия, все убийства братья Данченко совершили буквально за две ночи; их жертвами стали две женщины и семейная пара из Хадакты. С первой женщиной Евгений Данченко расправился в одиночку: будучи пьяным, выбил оконную раму в доме, проник внутрь и напал на хозяйку. Куском рамы он сдавил ей шею, не давая дышать. Похитив из дома несколько тысяч рублей и три бутылки водки, Данченко-старший набросил на жертву матрас и подушку, облил их маслом и поджег. Дом вспыхнул, женщина скончалась на месте от отравления продуктами горения.

На следующую ночь Евгений действовал уже вместе с младшим братом. Преступники проникли в дом другой односельчанки, били ее руками и ногами, затем старший резким движением свернул ей голову. После этого разбойники вынесли из дома несколько тысяч рублей, топор-колун и отправились дальше.

Пройдя несколько домов по той же улице, они остановились возле жилища семейной пары, сняли оконную раму и проникли внутрь. Шум на веранде разбудил хозяина, он открыл входную дверь и стал третьей жертвой Данченко. Братья убили его и его жену тем самым колуном. В этом доме добычей братьев стали две тысячи рублей, пара мужских кроссовок и меховая шапка.

По версии следствия, на совести Евгения Данченко была кровь еще одного человека — его гражданской жены Татьяны, тело которой, в отличие от других жертв, так и не нашли. Татьяну никто не видел с 2011 года, а до этого, по словам свидетелей, в том числе родственников обвиняемого, Евгений ее жестоко избивал.

Исчезнувшая

На то, что с Татьяной расправился именно Евгений Данченко, указали сразу несколько свидетелей. Среди них была мать Татьяны, утверждавшая, что не видела дочь с 2011 года (с того времени молодая женщина считалась без вести пропавшей), сестра Евгения Данченко Ольга и его брат-подельник Виктор. Из показаний Ольги следовало, что осенью 2011 года Евгений ударил Татьяну бутылкой по голове, она упала и не подавала признаков жизни. Тогда Данченко завернул ее в покрывало, унес на огород, и больше потерпевшую никто не видел.

Другой свидетель, обозначенный в открытых судебных документах как С., рассказал следователю, что осенью 2012 года Евгений Данченко рассказал ему об убийстве подруги, которую якобы убил ударом бутылки по голове. Виктор Данченко тоже признался, что они вместе с братом Евгением закопали труп Татьяны в лесу.

В обозначенном месте тело обнаружить не удалось, поэтому в результатах экспертизы, проведенной по материалам дела с учетом показаний свидетелей, говорится, что смерть пострадавшей могла наступить от тупой травмы головы, которая могла сопровождаться различными повреждениями. На основании всех этих данных суд пришел к выводу о виновности Данченко в убийстве Татьяны.

Тщетная защита

Данченко-старший вину в убийстве жены отрицал, от дачи показаний отказался и уже после вынесения приговора пытался обжаловать решение суда. В апелляционных жалобах его адвокаты указывали, что в основу приговора легли лишь косвенные доказательства, а показания свидетелей основаны на слухах. По словам защиты, показания сестры противоречивы, она сама состоит на учете у психиатра и оговорила подзащитного. Умственно отсталый младший брат Виктор тоже склонен к фантазиям и обману, а на момент следствия на его лице имелись следы побоев.

Осужденный утверждал, что был на месте предполагаемого убийства, но преступления не совершал; по словам Данченко, его пропавшая подруга была склонна к бродяжничеству и, возможно, жива. Впрочем, гособвинитель возражениям Данченко не внял и попросил суд оставить приговор без изменения.

«Оснований ставить под сомнение достоверность показаний свидетелей не имеется. По заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть [потерпевшей] могла наступить в результате описанных действий. При таких обстоятельствах, в совокупности с доказательствами, свидетельствующими о том, что родственники потерпевшей не видели ее после описываемых событий, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о совершении Данченко ее убийства. (…) В целом показания [сестры осужденного] являются последовательными и не содержат существенных противоречий, которые могли бы поставить под сомнение их достоверность», — указывал гособвинитель в 2014 году.

Адвокаты осужденных братьев обжаловали их приговор, но кассационные инстанции не нашли оснований для смягчения наказания Евгению и Виктору Данченко. В августе 2015 года Верховный суд России оставил приговор старшему из братьев без изменений.

Дальневосточный сюрприз

А год спустя «убитую» Татьяну нашли живой. Оказалось, что после ссоры с Данченко она, не заходя домой, уехала во Владивосток, где встретила другого мужчину и родила сына. Объявленную в розыск женщину нашли при регистрации новорожденного ребенка 30 декабря 2016 года. Татьяну допросили, и она сообщила, что действительно прожила с Евгением несколько лет, но в 2011 году, после очередной ссоры с побоями, решила уехать в другой регион. Отношений с родственниками поддерживать она не хотела, поэтому просто прервала общение и начала новую жизнь.

В августе 2018 года заместитель генерального прокурора России Леонид Коржинек обратился в Верховный суд с заключением о пересмотре уголовного дела «ввиду новых обстоятельств». Дело Евгения Данченко рассмотрели вновь, и приговор в части убийства Татьяны отменили полностью, признав за осужденным право на реабилитацию. Впрочем, Данченко все равно остался осужденным на пожизненный срок в колонии особого режима — за убийства односельчан, «совершенные с исключительным цинизмом и особой жестокостью».

Виновной в судебной ошибке по сути признали его сестру Ольгу. Женщину в июле 2017 года приговорили к полутора годам лишения свободы условно за дачу ложных показаний. На суде Ольга объяснила свои действия тем, что была уверена в смерти Татьяны и хотела помочь следствию. Другие свидетели уголовной ответственности избежали.

В поисках справедливости

Приговоры по уголовным делам об убийствах без тел — не редкость: по некоторым данным, в России их вынесено более тысячи. Преступники научились тщательно заметать следы и бесследно уничтожать трупы, а наиболее осторожные могут по несколько раз перепрятывать тела убитых. Но старое правило «нет тела — нет дела» уже давно неактуально.

Хрестоматийные примеры — убийства на борту речного или морского судна (например, на теплоходе «Сахалин» в 2008 году), когда тело ночью сбрасывается за борт. При этом на палубе или надстройках находят следы крови, и генетическая экспертиза однозначно заключает: она принадлежит пропавшему. И даже есть свидетели, указывающие на преступника. В таких случаях родственники требуют наказания, и их можно понять.

— Принцип «нет тела — нет дела», еще недавно один из краеугольных в отечественной судебной практике, противоречит принципам справедливости и неотвратимости наказания, — говорит подполковник юстиции, следователь по особо важным делам Следственного комитета России (СКР) Александра Фомина. — В последнее десятилетие это негласное правило в российской следственно-судебной практике удалось переломить — главным образом благодаря современным криминалистическим методикам расследования преступлений и появлению на вооружении СКР новой криминалистической техники.

Тем не менее дела «без тел» считаются одними из самых сложных, и суды, как правило, относятся к ним особенно пристрастно. Да и уголовно-процессуальный кодекс требует полного комплекса доказательств, в том числе — судебно-медицинской экспертизы, дающей заключение об обстоятельствах и причинах смерти. Тем более что многие экспертизы (в частности, геномная), считавшиеся сложными еще в начале нулевых, уже стали рутинными.

К примеру, зимой 2014 года в Хабаровском крае, в труднодоступной местности Тугуро-Чумиканского района убили мужчину. Трое охотников, находясь на зимовье в сотне километров от обжитых мест, распивали спиртное. Вспыхнула ссора, один из них схватил карабин и несколькими выстрелами в спину и голову застрелил товарища. Затем тело спустил под лед горной реки Уда.

Только через месяц родственники заявили о пропавшем без вести. Установить, куда и с кем он направлялся, удалось быстро, но следственно-оперативная группа смогла прилететь на зимовье только несколько недель спустя — долго не было погоды. В избушке нашли следы крови, установили, что она принадлежит пропавшему без вести, по следам замытой крови вычислили характер ранений, по особенностям рельефа предположили, что тело было утоплено. Оперативники несколько недель обследовали берега реки, опрашивали всех, кто на ней работает, но никаких следов погибшего обнаружить так и не удалось.

В итоге провели следственный эксперимент и все же доказали вину убийцы. Судебные медики дали заключение о вероятных причинах смерти, после чего подозреваемый признался. Он рассказал все обстоятельства преступления и по приговору суда отправился в колонию на восемь лет.

Неизбежная ошибка

Читинское дело, к сожалению, тоже может стать хрестоматийным — как один из примеров судебной ошибки, совершенной, правда, без злого умысла.

— Причастность братьев Данченко к убийствам не только не вызывала сомнений, но и подтверждалась свидетельскими показаниями и заключениями экспертов, — рассказал «Ленте.ру» на условиях анонимности один из сотрудников СКР, участвовавших в расследовании дела убийц. — Да и их поведение нельзя назвать безупречным: оба отрицали совершенно очевидные факты. В разгар следствия вдруг пришла информация о том, что сожительница одного из братьев пропала без вести. Допросили ее мать, выяснили, что Татьяна ушла из дома 11 июля 2011 года, и с тех пор о ней ничего не известно. И что перед исчезновением она жила с Евгением Данченко.

По словам сотрудника СКР, получив эту информацию, следователи начали разбираться — и тут родная сестра Евгения без всякого принуждения рассказала, что одним осенним вечером в 2011 году сама видела, как Евгений и Татьяна поругались, и он несколько раз ударил девушку по голове бутылкой. Та упала и не подавала признаки жизни. Убийца якобы завернул тело в ковер и вынес из дома. Следователи начали работать по этой версии, но обвиняемый заявил, что преступления не совершал, и от дачи дальнейших показаний отказался. Однако заговорил его младший брат, который рассказал на допросе, как вместе с Евгением они вынесли тело в лес и закопали в землянке.

При осмотре в доме братьев были обнаружены следы крови, но застарелые, провести генетическую экспертизу по ним не удалось. Тем не менее показания сестры Евгения Данченко получили подтверждение: кровь была найдена именно там, где, по ее словам, брат избил Татьяну. Судебно-медицинская экспертиза показала, что установить причину ее смерти не представляется возможным, поскольку тела нет, но комплекс полученных данных заставил предположить, что смерть женщины наступила от закрытой черепно-мозговой травмы.

С этим набором доказательств следствие и вышло в суд. Там свидетели повторили свои показания, и их сочли убедительными, хотя сам Евгений Данченко отрицал убийство Татьяны (впрочем, как и другие преступления).

— В этом деле сошлось сразу несколько обстоятельств, — объясняет сотрудник СКР. — И действительно имевшие место конфликты, и характер обвиняемого, и свидетельские показания. Комплекс этих обстоятельств и привел к судебной ошибке. Но все данные, которые имелись в деле и у оперативников, не оставляли других вариантов: мы были убеждены, что Евгений Данченко действительно убил свою подругу и спрятал тело так, что найти его не удалось.

В среде юристов нет однозначного мнения о решении Верховного суда. Одни говорят, что из-за судебной ошибки надо было высшую меру наказания смягчить и заменить пожизненный срок на максимальный. Другие считают, что предполагаемое убийство Татьяны не было решающим фактором при вынесении приговора, и по сути наказание определено правильно. Человека, способного заживо сжечь соседку, которую знал всю жизнь, и забить до смерти еще троих односельчан, нужно навсегда изолировать от общества.

Тех, кто считает, что в этом случае отказ в смягчении наказания можно считать расправой над невинным человеком, среди юристов нет.

***

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru
Больше мрачных и странных новостей в Telegram-канале «Лента дна». Подписывайтесь!
< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики