Лента добра
Силовые структуры

«Я опасалась за свою жизнь — ведь мы несем службу с оружием»

Бывшая тюремщица обвинила начальников в избиении. Она хочет назад — на зону
Кадр: фильм «Жги!»

Начальник караула женской колонии №5 (ИК-5) главного управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) по Челябинской области Екатерина Шакурова обвинила своих бывших руководителей в травле и избиении. По словам тюремщицы, начальник ударил ее по голове — и она попала в больницу с сотрясением мозга. По факту побоев возбудили уголовное дело, однако через некоторое время оно было закрыто с формулировкой «за отсутствием состава преступления». В то же время саму Екатерину уволили из ФСИН, оставив мать двоих детей без работы. В подробностях очередного громкого скандала в российской пенитенциарной системе разбиралась «Лента.ру».

«Я была избита на рабочем месте»

В ноябре капитан внутренней службы Екатерина Шакурова записала видеообращение, в котором попросила председателя Следственного комитета России (СКР) Александра Бастрыкина разобраться в ее ситуации. Ролик опубликован на сайте ассоциации адвокатов России «За права человека», которая взяла дело Шакуровой под общественный контроль.

— Я трижды подверглась незаконным увольнениям, была избита на рабочем месте своим начальником в присутствии его вышестоящего руководителя, с чем была не согласна и обратилась в правоохранительные органы для защиты своих прав, — рассказала Шакурова.

По ее словам, было возбуждено уголовное дело, однако никто из руководителей ответственности не понес — дело закрыли за отсутствием состава преступления. Один из начальников ушел на пенсию, а второй продолжает работу в колонии и ожидает повышения по службе. В то же время сама Шакурова была уволена из ФСИН и более двух лет пытается добиться своего восстановления.

— Я обращаюсь к Александру Бастрыкину с просьбой разобраться в уголовном деле, привлечь к ответственности виновных лиц, а также к директору ФСИН России Геннадию Корниенко с просьбой разобраться в сложившейся ситуации, чтобы меня допустили до несения службы, — сказала Екатерина Шакурова.

Youtube / Права Человека

«Пыталась объяснить, что мне нужна эта работа»

Автор обращения работала во ФСИН с 2006 года, со старших курсов университета.

— Я еще в школе определила, что хочу служить в правоохранительных органах, — говорит Шакурова в беседе с «Лентой.ру». — В 11 классе пошла на подготовительные курсы, чтобы поступить в юридический институт МВД России в Челябинске. Потом успешно сдала вступительные экзамены и на старших курсах устроилась в колонию. Начинала с младшего инспектора, меня взяли на декретную должность [на место сотрудницы, находящейся в декрете], а потом перевели на постоянную. Я старалась хорошо исполнять свои обязанности, и мой начальник это ценил.

Через некоторое время Шакурову повысили: предложили выбирать между должностями инспектора отдела охраны и начальника караула отдела охраны; она выбрала второй вариант. Но проработала не слишком долго, поскольку в 2009 году ушла в декрет и родила ребенка. В 2011 году у нее родился второй ребенок, а год спустя Шакурова вернулась на службу. К тому моменту в ИК-5, где работала женщина, сменилось руководство.

— Как только я вышла из декрета, меня попросили уволиться, — вспоминает она. — Так совпало, что в 2012 году у нас было сокращение штата и должны были уйти несколько человек, в том числе гражданская жена замначальника отдела охраны ИК-5 Новоселова. Он сразу подошел ко мне и сказал: освобождай место, уходи. Я пыталась объяснить ему, что мне нужна эта работа, что мне нужно кормить детей (вышло так, что во время декрета мы с мужем развелись, потому я и спешила вернуться на службу), но понимания не нашла.

По словам Шакуровой, с тех пор ее служба превратилась в сплошную нервотрепку. Начальство постоянно придиралось к ней, ее дважды привлекали к дисциплинарной ответственности за невыполнение служебных обязанностей. В 2013 году неугодную сотрудницу все же сократили. Однако Шакурова обратилась в прокуратуру — сказала, что имеет на иждивении двух детей, которым еще не исполнилось трех лет. После этого обращения женщину восстановили на работе.

«Никто не заступался за меня — все боялись»

— Новоселов говорил: была б моя воля, у меня бы вообще женщины не работали, — рассказывает собеседница «Ленты.ру». — Он считает, что такую службу должны нести мужчины, а мы должны борщи варить. Заявлял, чтобы я возвращалась к бывшему мужу или искала нового, чтобы уходила со службы... После возвращения в колонию работать стало тяжелее. Меня перестали допускать до службы. Просто не открывали калитку — и все.

Я стояла под камерами, я сидела на скамейке по несколько часов, другие сотрудники ходили мимо, но никто не заступался за меня, потому что все боялись попасть в немилость. Писала рапорта в управление ФСИН, чтобы мне предоставили рабочее место, и получала ответ, что этим местом является помещение караула, но в это помещение меня просто не пускали. Открывать мне должен был начальник караула предыдущей смены, но им всем был дан запрет на это.

Я даже снимала происходящее на камеру телефона и выкладывала в YouTube, но никакой реакции не было. А потом в постовых ведомостях Новоселов и замначальника колонии — начальник отдела охраны Никитин — указывали, что я сама отказывалась от несения службы. Причем этот фиктивный отказ они фиксировали еще за полчаса до моего прибытия на службу и проводили замену.

В результате в 2015 году Шакурову уволили из колонии — за несоблюдение условий контракта. Причем, за некоторое время до этого ее избил начальник.

«Стал выкидывать в коридор, ударил по затылку...»

По словам бывшей сотрудницы ФСИН, инцидент произошел 31 декабря 2014 года, когда ей все еще «запрещалось» работать на своем месте. В тот день заместитель начальника колонии майор Никитин приказал ей по телефону брать лопату и убирать вместе с осужденными снег на территории колонии.

— Я замерзла и поднялась в кабинет отдела охраны, куда у меня был доступ, — вспоминает Шакурова. — Я зашла погреться, налила себе чай, и в этот момент сотрудники, которые находились там, вышли кто куда по своим рабочим делам. Зашли Никитин и Новоселов, стали кричать, чтобы я покинула кабинет, что я совершила прогул и на основании этого они могли бы меня уволить. Новоселов схватил меня за воротник, стал выкидывать в коридор, ударил по голове, по затылку...

По словам пострадавшей, Никитин в этот момент находился рядом и открыл дверь, чтобы вывести ее из кабинета. Сразу после случившегося Шакурова обратилась в управление ФСИН, но там ее отправили назад, на рабочее место.

— После этого я села в машину, мне стало плохо, — рассказывает собеседница «Ленты.ру». — Я поехала в травмпункт. Меня осмотрели, провели обследование и направили в больницу. Там диагностировали ушиб левой височной области, гематому и сотрясение головного мозга. Я провела в стационаре около двух недель. За несколько секунд до избиения я успела включить диктофон на телефоне: незадолго до случившегося начальники обещали «настучать мне по голове». Потому у меня сохранились аудиозаписи — доказательства избиения.

«Мне говорили, что они будут его прикрывать»

— По факту побоев возбудили уголовное дело, — вспоминает Шакурова. — Проводили судебно-медицинскую экспертизу, очень долго тянули, следователи в лицо мне говорили, что начальник отдела не виноват, что они будут его прикрывать. Я писала жалобы и обращения в прокуратуру и СКР, проходила исследование на полиграфе. Исследование показало, что мои показания об избиении правдивы. После того, как было готово заключение, следователь вызвал обоих [начальников], опросил — и они признались.

Новоселов признался, что причинил мне травму по неосторожности. Никитин признал, что Новоселов при нем ударил меня. Но следователь все же закрыл дело за отсутствием состава преступления. Якобы начальник отдела ударил меня неумышленно, один раз, и я не почувствовала физической боли... В 2015 году я через суд добилась восстановления на службе. Пыталась не пересекаться с бывшим начальством, просила руководство управления ФСИН о переводе в другой регион — но получила отказ.

Я опасалась за свою жизнь и здоровье, ведь мы несем службу с оружием. Была готова уехать в другой город, забрать детей, но перевод не одобрили. Более того, в 2016 году меня уволили по поддельному контракту. Я обращалась в различные ведомства, но пока не добилась восстановления.

Думала уйти из ФСИН, но для того чтобы пойти служить в другое ведомство, нужна положительная характеристика, а мне ее никто не даст. Кроме того, у меня по сроку службы уже выработана пенсия, мне положена субсидия на приобретение жилья, мы с детьми живем на съемной квартире. Хотелось бы, чтобы все решилось, потому что сейчас наша жизнь остановилась на решении этих проблем.

Последние два года Екатерина Шакурова вынуждена подрабатывать в сферах, не связанных с правоохранительной системой. Женщина судилась с бывшим начальником в гражданском порядке. Суд принял решение в ее пользу и взыскал с майора Новоселова компенсацию морального вреда размером в 20 тысяч рублей.

Ушли в оборону

Между тем в пресс-службе ГУФСИН по Челябинской области уже заявили, что информация, изложенная в обращении Екатерины Шакуровой, не соответствует действительности.

«Сообщаем, что Екатерина Шакурова проходила службу в отделе охраны ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Челябинской области с ноября 2006 по август 2016 года. В мае 2015 года в отношении Екатерины Шакуровой была инициирована служебная проверка по факту неисполнения должностных обязанностей по занимаемой должности начальника караула. По итогам этой проверки она была уволена из органов УИС», — рассказали в ГУФСИН.

По данным ведомства, Шакурова посчитала увольнение незаконным и обратилась в Центральный районный суд, который рассмотрел ее заявление и не нашел оснований для признания незаконным увольнения истца. Тогда Шакурова подала апелляцию в Челябинский областной суд — и в сентябре 2015 года была восстановлена на службу. Однако уже в августе 2016 года Шакурову уволили из органов уголовно-исправительной системы (УИС) в связи с окончанием контракта.

«В том же месяце Шакурова обратилась в суд с исковым заявлением о повторном восстановлении на службе. В ноябре 2016 года Центральный районный суд вынес решение отказать в удовлетворении требований Шакуровой в полном объеме. Шакурова подала апелляционную жалобу в Челябинский областной суд, который оставил решение Центрального районного суда без изменения», — отмечается в сообщении ГУФСИН.

В ведомстве считают, что жалобы Шакуровой на избиения коллегой также не соответствуют действительности; уголовное дело по этим фактам было закрыто в связи с отсутствием состава преступлений.

Судебная одиссея

В управлении СКР по Челябинской области «Ленте.ру» также прокомментировали информацию о незаконном, по словам Шакуровой, прекращении уголовного дела о ее избиении.

— Следствие по делу велось тщательнейшим образом, было проведено множество следственных действий и экспертиз, — рассказал «Ленте.ру» Владимир Шишков, официальный представитель регионального управления СКР. — И выяснилось, что состава преступления в действиях подозреваемого не было. Поэтому его уголовное преследование было прекращено.

По словам представителя СКР, Екатерина Шакурова была не согласна с прекращением уголовного дела и обратилась в суд — сначала районный, а затем — Челябинский областной. И обе инстанции отказали ей в удовлетворении иска, фактически согласившись с позицией следствия. Летом 2018 года Шакурова вновь обратилась в управление СКР — на этот раз с заявлением о правонарушениях, допущенных сотрудниками уголовно-исполнительной системы. Среди прочего, заявитель жаловалась на превышение должностных полномочий и злоупотребление должностными полномочиями рядом руководителей учреждений Челябинской области.

— Все эти заявления тщательнейшим образом проверялись — и ни один из заявленных фактов подтверждения не нашел, — заключает Шишков. — В связи с чем было принято решение в возбуждении уголовного дела отказать. С этим согласились и районная прокуратура, и прокуратура области.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайтесь!
< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики