Лента добра
Бывший СССР

Большой раскол

Украину ждет битва православных церквей. Может пролиться кровь
Фото: Глеб Гаранич / Reuters

Сегодня, 9 октября, начинается Собор Константинопольского патриархата, который может стать историческим, предоставив Украине автокефалию. После получения церковной независимости власти могут потребовать от служителей Украинской православной церкви Московского патриархата освободить Киево-Печерскую лавру и сотни других храмов и монастырей. Церковный раскол на Украине начался, как только страна обрела независимость. Но если раньше авторитетом и претензиями мерились исключительно церковные иерархи (прихожан мало беспокоила принадлежность их церкви к Московскому или Киевскому патриархату), то начиная с 2014 года страсти накалялись с каждым годом. Теперь националисты захватывают храмы «неправильной» московской церкви. Власть подогревает церковный конфликт для усиления своих позиций перед выборами. И даже заокеанские партнеры используют эту возможность, чтобы лишний раз наступить Москве на любимую мозоль. О причинах и последствиях украинского раскола — в материале «Ленты.ру».

Тысячелетняя Церковь

В конце сентября покой провинциального городка Богородчаны на Западной Украине нарушили женские крики и шум потасовки. Несколько десятков коротко стриженных парней приступили к захвату православного храма. В ход идут палки и камни. Прихожане сопротивляются, но силы явно неравны. Двоим сломали руки, одному разбили голову, а батюшку пинками и затрещинами выпроводили из церкви. Прихожанам они объясняли, что те ходят в неправильную церковь. Храм принадлежит Украинской православной церкви Московского патриархата, а должен, дескать, принадлежать независимой украинской церкви. Этот инцидент один из многих в череде аналогичных захватов и нападений. Как правило, этим занимаются сторонники радикальных националистических организаций.

Однако не стоит упрощать ситуацию, сводя ее к банальному бандитизму и неприятию всего, что так или иначе ассоциируется с Москвой. У церковной политики на Украине свои законы, традиции и особенности, корни которых уходят вглубь веков.

История православной церкви на Украине насчитывает более тысячи лет. После того, как в 988 году князь Владимир принял из Византии православие и крестил Русь, была образована подчиненная Константинопольскому патриархату Киевская митрополия. Со временем Русь погрязала в междоусобной борьбе, власть киевского князя уже не была единоличной, поэтому в 1299 году митрополит Максим переносит кафедру из разоренного и обезлюдевшего Киева во Владимир-на-Клязьме, фактическую столицу тогдашней Руси.

Его преемник, митрополит Петр, переехал в Москву в 1325 году. Такие переезды митрополитов по Руси не вызывали вопросов в Константинополе, поскольку их титул звучал как «митрополит Киевский и всея Руси». Таким образом, подчеркивалось единство православия в стране, и было не важно, где именно на Руси восседал митрополит. Впрочем, в 1328 году Константинопольская патриархия закрепила за Москвой кафедру митрополита, направив именно туда, а не в Киев, преемника Петра митрополита Феогноста, при этом закрепив за ним титул Киевский.

Первый крупный конфликт на религиозной почве произошел между Русью и Византией в середине XV века. Византия испытывала постоянное давление османов и в попытке заручиться поддержкой Запада в 1439 году подписала унию с католической церковью. Византию, правда, это не спасло — турки захватили Константинополь в 1453 году. Москва же резко осудила братания с Римом и в знак протеста в 1448 году Собор русских епископов демонстративно избрал митрополита без согласования с Константинополем. С этого фактически и началась автокефалия, то есть церковная независимость Русской православной церкви (РПЦ).

После падения Византии Константинопольский патриарх утратил всякую поддержку государства и влачил, в целом, жалкое существование. Впрочем, Москва не оставила единоверцев и поддерживала «милостыней» духовенство земель Османской империи. Возможно, в знак благодарности за такое участие, дабы юридически закрепить фактическую независимость, в 1588 году в Москву прибыл константинопольский патриарх Иеремия II.

Изначально он хотел предоставить Руси лишь расширенную автономию, однако под воздействием весомых аргументов в виде помещения под домашний арест, Иеремия решил не ограничиваться полумерами. В 1589 году (принятие решения заняло некоторое время) он официально предоставил Москве автокефалию и утвердил первого русского патриарха Иова. Решение Иеремии впоследствии подтвердили два собора в Константинополе в 1590 и 1593 годах. С тех пор во взаимоотношениях православных церквей мало что изменилось. Положение Константинополя и тогда, и сейчас определяют как первенства чести, но не первенства власти. То есть православные церкви признают Константинопольского патриарха первым среди равных, однако практического выражения эта власть уже давно не имеет.

При этом на территории Украины церковная история развивалась принципиально иным путем. Вся Западная и Центральная Украина входила в состав объединенного польско-литовского государства Речь Посполитая. В 1596 году большая часть тамошних православных епископов перешла в Брестскую унию с католической церковью, но уже в 1620 году Константинополь восстанавливает киевскую православную митрополию на украинских землях и подчиняет ее себе. В ходе русско-польской войны в середине того же XVII века Москва вернула контроль над Киевом и всей Левобережной Украиной, а с ним и контроль над церковью. В итоге в 1686 году константинопольский патриарх Дионисий дал свое согласие на передачу Киевской митрополии под власть Москвы.

Император Петр I ликвидировал в Российской империи патриаршество, и следующие 200 лет церковь управлялась напрямую государством. Но на волне революции, несмотря на богоборческий характер новой власти, в 1917 году в России возрождается патриаршество, а на Украине в 1921 году появляется первая Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ). Это вовсе не удивительно, учитывая, что большевики всерьез взялись за украинизацию всех сфер жизни молодой украинской республики. Но за все эти годы Константинополь так и не признал УАПЦ, и в данный момент она является неканоничной и самой слабой из всех православных церквей Украины.

«Независимому государству — независимую церковь»

Современный церковный раскол на Украине непосредственно связан с именем видного деятеля Украинской православной церкви — Филарета (в миру — Михаил Денисенко). Родившись в небогатой шахтерской семье в Донбассе, в советские годы он сделал блестящую карьеру в РПЦ. О чем, кстати, никогда не забывал. Однажды он публично отругал киевских семинаристов за то, что те отказывались петь в Великую пятницу патриотические, естественно, советские, песни: «Я сын шахтера, стал архимандритом и ректором. При какой другой власти это могло бы случиться? Под чьим небом вы живете? Чей хлеб едите? По чьей земле ходите? Вы неблагодарные, вас советская власть учит...»

Его успешную карьеру во многом обеспечивали давние и тесные контакты с КГБ. В 1990 году, когда умер патриарх Пимен, именно Филарет стал местоблюстителем, по сути, исполняющим обязанности главы РПЦ. Он полагал, что у него достаточно влияния для того, чтобы победить на выборах нового главы церкви. Во время местоблюстительства он даже успел раскритиковать сторонников автокефалии, которые на фоне развала СССР заметно активизировались на Украине. Но тут члены Поместного собора тайным голосованием выбрали новым патриархом Алексия, а Филарет набрал меньше всего голосов.

Однако провал на выборах не смутил Филарета. Он возглавил Украинскую православную церковь, а Собор РПЦ предоставил ей самостоятельность в управлении. Но если при СССР Филарет был верным и лояльным иерархом РПЦ, пусть и имея особый самоуправляемый статус, то с 1991 года он поддержал лозунг первого президента Украины Леонида Кравчука: «В независимом государстве — независимую церковь». В ноябре 1991 года Собор УПЦ единогласно голосует за автокефалию.

Правда, на московском Соборе РПЦ в апреле 1992 года почти все украинские архиереи отозвали свои подписи. Они говорили о давлении, угрозах и запугиваниях со стороны Филарета. Одновременно из регионов Украины приходят сообщения о захватах храмов, пытках и даже убийствах священников сторонниками автокефалии. Под давлением неопровержимых доказательств его причастности к раскольничеству и аморального образа жизни, Филарет клянется на кресте и Евангелии подать в отставку. Однако как только он возвращается из Москвы в Киев, тут же все забывает.

Время перемен

В результате церковной борьбы в 1992 году на Украине оформились две церкви. Первая — Каноничная Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ МП), самоуправляемая в структуре РПЦ. Ныне ее возглавляет митрополит Онуфрий. УПЦ МП не связана какими-либо обязательствами с Москвой. РПЦ не получает с территории Украины деньги, не может влиять на назначение и смещение епископов и так далее. Единственная связь между УПЦ МП и РПЦ — духовная, подчеркивающая тысячелетнюю традицию единства православия на Руси.

Вторая — Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП), которая на сегодняшний день не признана ни одной православной церковью. Ее первым патриархом стал Мстислав (Скрипник). Он был близок к Организации украинских националистов (ОУН, запрещена в РФ), всю вторую половину ХХ века провел в США. В 1992 году его избрали главой непризнанной УПЦ КП, однако он вскоре умер. После него в 1993 году патриархом стал Владимир (Романюк). Он был осужден за участие в ОУН. У Владимира возник конфликт с Филаретом, которого он обвинил в присвоении церковных средств и связях с мафией. Впрочем, в 1995 году Владимир внезапно скончался от инфаркта, после чего патриархом УПЦ КП наконец стал Филарет.

Располагая серьезными связями среди украинских националистов, Филарет всю историю независимости лоббировал создание автокефальной церкви, но все его усилия были тщетны. Все изменил 2014 год. Филарет поддерживал Евромайдан, священники УПЦ КП духовно окормляли его защитников. После присоединения Крыма к России и начала войны в Донбассе, Филарет сравнивал Путина с Гитлером и утверждал, что корень зла находится в проживающих в Донбассе людях.

Параллельно этому в украинских провластных СМИ распространялась резкая критика каноничной УПЦ МП. Якобы «московские попы» действуют во вред стране, шпионят в интересах ФСБ и всячески пакостят защитникам Украины. Доказательств поповского саботажа не было, но в 2016 году президент Украины Порошенко заявил, что в условиях войны враги Украины используют против нее религиозный фактор. По мнению украинского президента, многие верующие не могут согласиться с «существующим разъединением украинского православия».

Церковный сепаратизм

После такого заявления президента попытка получить автокефалию была предопределена. Однако Порошенко выждал несколько лет, и только в апреле 2018 года он выступил с инициативой, а Верховная Рада, УПЦ КП и УАПЦ поддержали обращение к Константинопольскому патриарху Варфоломею о предоставлении Украине автокефалии. Первоначально в украинских СМИ обсуждался вопрос предоставления стране автокефалии в мае. Потом настал черед июня, июля, а затем сроки и вовсе перенесли на осень.

В начале сентября в Константинополе прошло собрание архиереев Константинопольского патриархата, на котором Варфоломей долго перечислял непотребства русских иерархов начиная с XIII века. Подводя итог он объявил, что Украинская митрополия на самом деле находится в лоне Константинополя, а не РПЦ, и что именно Константинополь вправе решать вопрос предоставления ей автокефалии.

Свою позицию он обосновывал тем, что томос (церковный указ) 1686 года не предполагал передачу Украины под юрисдикцию РПЦ, а всего лишь передавал право хиротонии (временного управления). После этого Константинопольский патриарх направил на Украину своих экзархов (посланников) для подготовки автокефалии, а 23 сентября заявил, что страна получит церковную независимость уже в ближайшее время.

Как объяснял Филарет, такой шаг возможен уже на ближайшем Синоде в Константинополе, который пройдет с 9 по 11 октября. По мнению Филарета, вслед за этим УПЦ КП, УАПЦ и поддержавшая их «раскольничья» часть УПЦ МП соберутся на Собор, на котором провозгласят создание Единой православной церкви. Они же изберут патриарха новой церкви, которому и вручат томос Константинопольского патриарха об автокефалии. Но у этого варианта есть несколько подводных камней, которые могут осложнить это, казалось бы, беспроигрышное дело.

Во-первых, УПЦ КП и УАПЦ являются непризнанными структурами, а Филарет, помимо всего прочего, отлучен от церкви РПЦ. И только РПЦ вправе снять с него анафему. Поэтому предоставление автокефалии раскольникам нанесет серьезный репутационный удар по Варфоломею, о чем уже заявили главы некоторых независимых православных церквей. Во-вторых, не лучшую роль тут играют личные амбиции Филарета. Ему 89 лет, однако он явно не собирается уходить на покой. Ранее попытка создать единую церковь на базе УПЦ КП и УАПЦ провалилась как раз из-за его нежелания делиться властью с другими иерархами. Оно и понятно. Не зря же он четверть века боролся за автокефалию, чтобы теперь кто-то другой вошел в историю как первый украинский патриарх.

В одном из недавних интервью Филарет заявил, что обращение к Константинопольскому патриарху о предоставлении автокефалии помимо представителей УПЦ КП и УАПЦ подписали также десять иерархов УПЦ МП. Всего же, по мнению Филарета, до двух третей епископов каноничной церкви готовы перейти в автокефалию. Он также заявил, что сомневающихся иерархов будут стимулировать сами приходы, которые якобы первыми начнут переходить в единую церковь.

Но в данном случае Филарет, по всей видимости, выдает желаемое за действительное. Как объясняет собеседник «Ленты.ру», близкий к руководству УПЦ МП, в церкви есть три неравные группы. Наименьшая из них представлена митрополитом Переяслав-Хмельницким и Вишневским и бывшим секретарем предстоятеля церкви Александром Драбинко. Его сторонники выступают за предоставление автокефалии. Примерно треть иерархов УПЦ МП — группа представленная главой церкви митрополитом Онуфрием, управляющим делами церкви Антонием и настоятелем Киево-Печерской лавры Павлом. Они выступают резко против автокефалии и за сохранение статус-кво. Оставшаяся же половина иерархов занимает нейтральную позицию и при всяких изменениях ситуации будет ориентироваться на мнение сильнейших.

По информации «Ленты.ру», из 200 иерархов УПЦ МП лишь двое подписали обращение о предоставлении автокефалии. Мало того. В одной из центрально-украинских епархий, в которой сильны сторонники автокефалии, был проведен закрытый соцопрос относительно поддержки священниками перехода в единую церковь. Из 127 человек лишь 27 высказались за поддержку автокефалии, а остальные сто — против.

Разногласия в рядах духовенства — привычное дело. Но опасность заключается в том, что раскольники могут не спрашивать согласия иерархов и верующих. Филарет уже заявил, что после получения автокефалии Киево-Печерская лавра, крупнейший монастырь УПЦ МП и великая христианская святыня, перейдет под его контроль. Та же участь постигнет и другие храмы канонической церкви. По словам управляющего делами УПЦ МП митрополита Антония, с 2014 года уже более пятидесяти храмов были захвачены националистами и переданы раскольникам из УПЦ КП. Антоний уверен, что верующие будут защищать свои храмы, и выражает надежду, что обойдется без применения оружия.

Выборы близко

Поддержанная украинскими властями тема церковного раскола вероятно приведет к обострению гражданского противостояния и, возможно, к кровопролитию при очередных попытках радикалов захватить храмы. Впрочем, украинских политиков такой сценарий, по всей видимости, не пугает. Напротив. Президент страны Петр Порошенко для своей предвыборной кампании (выборы состоятся в марте 2019 года — прим. «Ленты.ру») выбрал такой лозунг: «Армия! Язык! Вера!»

По данным последнего социологического опроса, проведенного группой «Рейтинг», Порошенко имеет менее семи процентов поддержки украинцев. В данный момент он не может рассчитывать не то что на победу, но даже его выход во второй тур, где можно победить за счет административного ресурса, под большим вопросом. Поэтому он и стремится использовать любую тему для повышения своей популярности.

Как объясняет украинский политолог Руслан Бортник, Порошенко сейчас рассчитывает собрать как можно больше голосов радикальной части украинского общества, для которых вопрос церкви, наравне с армией и языком, является крайне важным. Хотя для большинства украинцев в списке приоритетов стоят вопросы мира и решение социально-экономических проблем, порядка 30 процентов ратуют за создание единой поместной церкви. Предоставление автокефалии, считает Бортник, вряд ли поможет Порошенко переизбраться, однако действующий президент вынужден хвататься за любую возможность.

На проблеме церковного раскола может нарастить свой рейтинг не только президент. В случае, если Украина все же получит автокефалию, настанет звездный час радикалов. Именно бойцы запрещенных в РФ Правого сектора и Свободы участвовали в захватах храмов на Украине начиная с 2014 года. Теперь к ним могут добавиться боевики других радикальных группировок, которые захотят заработать электоральные баллы на фоне борьбы с «московскими попами».

Старший Брат

То, что у истории с расколом православия на Украине есть не только церковные, но и политические аспекты, давно не секрет. Однако помимо внутренней политики, вопрос предоставления автокефалии тесно связан и с борьбой великих держав за сферы влияния. Впервые США обозначили свое участие в церковном конфликте на Украине в апреле, вскоре после просьбы Петра Порошенко к патриарху Варфоломею о предоставлении стране автокефалии.

Тогда Константинополь посетил представитель США по свободе вероисповедания Сэм Браунбэк, а после этого собор епископов УПЦ в США (входит в Константинопольский патриархат) обратился к Варфоломею с просьбой предоставить Украине автокефалию. Второй раз Браунбэк публично подключился к церковному вопросу осенью. 11 сентября он посетил Киев, где встретился со спикером Рады Андреем Парубием. Он заявил, что Соединенные Штаты и впредь будут поддерживать Украину в ее борьбе за право иметь единую автокефальную православную церковь.

За поддержкой к США обращался и раскольник Филарет. 20 сентября он посетил Государственный департамент, где имел переговоры с помощником главы Госдепа по вопросам Европы и Евразии Уэссом Митчеллом. Американский дипломат подчеркнул большое значение автокефальной церкви для обеспечения национальной безопасности Украины.

Помимо Браунбэка и Митчелла, к участию США в церковном расколе, по данным издания «Украина.ру», причастны бывший и действующий послы США на Украине. Джеффри Пайетт с 2013 по 2016 годы возглавлял американское дипломатическое представительство на Украине, а в данный момент является послом США в Греции. По информации издания, в апреле этого года он встречался с представителями Афонских монастырей. По странному совпадению, именно с весны у священников РПЦ появились проблемы с посещением Греции.

Действующий же посол США на Украине, Мари Йованович, встречалась с главой украинских греко-католиков Святославом Шевчуком, чьи позиции довольно сильны на Западе страны. Ранее Шевчук весьма скептически относился к автокефалии, опасаясь уменьшения своего влияния за счет создания единой церкви. Однако после встречи с американским послом он изменил свою точку зрения и стал отзываться об автокефалии куда более комплиментарно.

Помимо публичной работы, США используют и неофициальные методы влияния. Эксперты аналитического издания «Катехон» указывают на связи Константинопольского патриархата с влиятельными американскими кланами. Одним из наиболее авторитетных людей в Константинопольском патриархате считается отец Алекс Карлуцос, отвечающий за связи с общественностью Греческой Православной Архиепископии Америки.

Кроме этой должности, он является духовным советником Ордена Святого Андрея Первозванного, который объединяет архонтов (мирян, имеющих особые заслуги перед церковью) Константинопольского патриархата. Также Карлуцос занимает пост исполнительного советника фонда Faith: An Endowment for Orthodoxy and Hellenism, который занимается финансированием Греческой архиепископии в США. Благодаря этому отец Алекс еще с 1990-х годов располагает широкими связями с американскими бизнесменами греческого происхождения, которые являются основными спонсорами Константинопольского патриархата и которые перечисляют деньги через подконтрольные отцу Алексу фонды.

Эксперты «Катехона» также обращают внимание на связи отца Алекса с семьей Клинтонов, бывшим вице-президентом Джозефом Байденом, отвечавшим за отношения с Украиной во время президентства Обамы, американским лоббистом Эндрю Манатосой и миллиардером Джоном Катсиматидисом. По всей видимости, именно отец Алекс Карлуцос является ключевым проводником американских интересов в Константинопольском патриархате.

Отец Алекс не является каким-то исключением из числа иерархов Константинопольской церкви. Автор Telegram-канала Дионис Терруарович Апостолаки обращает внимание на отдельные факты биографии патриарха Варфоломея. Он учился в Папском восточном институте в Риме и основанном на средства Рокфеллеров Экуменическом институте Боссэ в Швейцарии. Варфоломей преподавал в Папском Григорианском университете в Риме. Его рукоположение провел патриарх Афинагор, признанный лидер экуменизма, движения за объединение разных христианских конфессий.

В православии отношение к экуменизму неоднозначное. Считается, что экуменизм по итогу приведет к объединению церквей вокруг Рима и распространению влияния католичества на традиционно православные земли. Варфоломей сам, и через таких людей как отец Алекс, имеет давние и тесные связи с американскими элитами. Поэтому можно предположить, что конечной целью предоставления автокефалии Украине является ее дальнейшее отделение от России.

***

Подготавливаемый Константинопольским патриархом, украинскими властями и США церковный раскол может случиться уже сегодня или в ближайшие дни. Если раскольники все же получат автокефалию, националисты наверняка приступят к захватам храмов. Как далеко зайдут политики и радикалы в желании навязать украинскому обществу свое видение будущего, мы узнаем уже очень скоро.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики